Анализ регламента по слежке через геолокацию за гражданами России

Аналитическая справка о проекте Приказа Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации «О регламенте информационного и организационно-технического взаимодействия системы отслеживания с информационными системами заинтересованных органов исполнительной власти и оперативными штабами субъектов Российской Федерации»
#
Общественный уполномоченный по Защите Семьи
20:52 / 15.07.2020

Аналитическая справка о проекте Приказа Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации «О регламенте информационного и организационно-технического взаимодействия системы отслеживания с информационными системами заинтересованных органов исполнительной власти и оперативными штабами субъектов Российской Федерации»

На сайте Федерального портала проектов нормативных правовых актов был опубликован проект Приказа Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации «О регламенте информационного и организационно-технического взаимодействия системы отслеживания с информационными системами заинтересованных органов исполнительной власти и оперативными штабами субъектов Российской Федерации» (https://regulation.gov.ru/projects#npa=105648). Этим проектом Приказа в целях предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории Российской Федерации предполагается утвердить прилагаемый к Приказу регламент информационного и организационно-технического взаимодействия системы отслеживания с информационными системами заинтересованных органов исполнительной власти и оперативными штабами субъектов Российской Федерации. Согласно данному регламенту в качестве исходных данных функционирования системы отслеживания используются данные Минздрава России о номере абонента подвижной радиотелефонной связи (далее – ПРТС), зараженного COVID-19. С использованием специализированных алгоритмов выявляется перечень абонентов ПРТС, находившихся в одной геопозиции и имеющих постоянный контакт с использованием средств мобильной связи с абонентом, включенным в регистр, на протяжении предыдущих 14 дней. Данный перечень конкретизируется с учетом данных о времени совместного нахождения абонентов и особенностей перемещения в течение наблюдаемого периода. В результате формируются списки номеров абонентов, которые были подвержены риску заражения COVID-19 в ходе непосредственного общения с заболевшим. Полученные данные централизуются на информационных ресурсах Минкомсвязи России и направляются в оперативные штабы субъектов Российской Федерации, Росгвардию, МВД России и Минздрав России (п. 2). В качестве функциональной возможности системы отслеживания заявлен геолокационный контроль соблюдения режима карантина лицами, в отношении которых вынесено решение об обязательной изоляции. За этими лицами осуществляется круглосуточный анализ местонахождения их абонентских устройств. В случае нарушения установленных границ, фиксируются время и координаты местонахождения абонента при каждом нарушении, продолжительность нарушения, максимальное удаление от места проведения карантина, показатель соблюдения карантина. Указанная информация передается в оперативные штабы субъектов Российской Федерации, Росгвардию и МВД России (п. 3).

Информационное и организационно-техническое взаимодействие системы отслеживания строится следующим образом. Медицинские организации, территориальные органы Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) России в течение 2 часов после госпитализации заболевшего новой коронавирусной инфекцией вносят информацию в региональный сегмент Информационного ресурса COVID-19, а Ситуационный центр Минкомсвязи России ежесуточно по состоянию на 16.00 выгружает сведения о заболевших (телефонные номера) в систему отслеживания. Затем, в автоматическом режиме осуществляется сравнение списка телефонных номеров заболевших с базой данных перенесенных номеров (MNP, предусматривающей возможность сохранить свой телефонный номер после смены поставщика услуг связи), определяется оператор ПРТС, предоставляющий услугу связи по каждому номеру, формируются списки телефонных номеров заболевших абонентов по каждому оператору ПРТС. Списки, в части касающейся, операторами ПРТС (ПАО «МегаФон», ПАО «МТС», ПАО «ВымпелКом», ООО «Т2 Мобайл», ООО «Екатеринбург-2000») выгружаются на портал Ситуационного центра Минкомсвязи России. Ситуационный центр Минкомсвязи России ежесуточно, в 07:30 получает информацию от операторов ПРТС об абонентах сотовой связи, в части предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции, обобщает, осуществляет ее анализ и представляет в Минкомсвязи России в виде справок, таблиц и в визуализированном виде на ресурсе https://roam.scmks.ru/ в части сведений о количестве абонентов сотовой связи Российской Федерации на территории иностранных государств, в ходе которой обобщается информация о каждом абоненте сотовой связи находящемся в роуминге за рубежом (более 250 стран), а также сведения об абонентах сотовой связи, пересекающих государственную границу Российской Федерации; сведения о соблюдении абонентами сотовой связи режима самоизоляции (карантина); сведения об абонентах сотовой связи, возможно контактировавших с заболевшими абонентами. При этом перечни телефонных номеров абонентов, прибывших из-за рубежа, перечни телефонных номеров абонентов, имевших возможные контакты с заболевшими и подлежащих самоизоляции, а также перечни телефонных номеров абонентов, нарушающих режим самоизоляции, выгружаются в облачный ресурс Ситуационного центра Минкомсвязи России и становятся доступными должностным лицам Минздрава России, МВД России, Росгвардии и оперативных штабов по борьбе с новой коронавирусной инфекцией субъектов Российской Федерации для принятия необходимых мер (п. 6).

Проект данного Приказа Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ представляет угрозу правам и свободам граждан нашей страны, безопасности Российской Федерации, а также принимается под надуманным предлогом.

 

1.      Угроза правам и свободам граждан Российской Федерации

 

Принятие данного Приказа неизбежно приведёт к нарушению права на неприкосновенность частной жизни граждан, закрепленного в Конституции РФ. Часть 1 ст. 23 Конституции определяет право каждого человека на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Часть 1 ст. 24 Конституции РФ устанавливает прямой запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия. Соответственно, Конституции РФ запрещает кому бы то ни было разглашать подробности частной жизни человека, в том числе его передвижения по территории России и за ее пределами, а также его контакты, как это хотят сделать авторы Приказа. Разработчики данного подзаконного акта хотят принудить операторов подвижной радиотелефонной связи к нарушению не только указанных статей Конституции РФ, но и федеральных законов «О персональных данных» и «О связи». Статья 7 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ (ред. от 24.04.2020) «О персональных данных» прямо обязывает операторов и иных лиц, получивших доступ к персональным данным, не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом. Поскольку проект Приказа не предусматривает получения согласия субъекта персональных данных на их распространение, а федеральный закон не обязывает операторов связи передавать эти данные Минкомсвязи России, Минздраву России, МВД России, Росгвардии и оперативным штабам по борьбе с новой коронавирусной инфекцией субъектов Российской Федерации, то содержащееся в проекта Приказа требование подобной передачи является незаконным. Согласно рассмотренной статье ФЗ «О персональных данных» ввести подобное требование может только федеральный закон, а ведомственный приказ подобным законом не является. Данный подзаконный акт принуждает операторов связи к нарушению и ст. 19 Федерального закона «О персональных данных», согласно которому оператор при обработке персональных данных обязан принимать необходимые правовые, организационные и технические меры или обеспечивать их принятие для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения персональных данных, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных. Помимо этого проект данного Приказа противоречит и ст. 53 Федерального закона от 07.07.2003 N 126-ФЗ (ред. от 07.04.2020) «О связи», которая устанавливает следующее:

 «Сведения об абонентах и оказываемых им услугах связи, ставшие известными операторам связи в силу исполнения договора об оказании услуг связи, являются информацией ограниченного доступа и подлежат защите в соответствии с законодательством Российской Федерации.

К сведениям об абонентах относятся фамилия, имя, отчество или псевдоним абонента-гражданина, наименование (фирменное наименование) абонента - юридического лица, фамилия, имя, отчество руководителя и работников этого юридического лица, а также адрес абонента или адрес установки оконечного оборудования, абонентские номера и другие данные, позволяющие идентифицировать абонента или его оконечное оборудование, сведения баз данных систем расчета за оказанные услуги связи, в том числе о соединениях, трафике и платежах абонента.

Предоставление третьим лицам сведений об абонентах-гражданах может осуществляться только с их согласия, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами.

Обязанность предоставить доказательство получения согласия абонента-гражданина на предоставление сведений о нем третьим лицам возлагается на оператора связи». Поскольку никакого согласия абонента-гражданина на включение данных о нем в систему отслеживания проект рассматриваемого Приказа не предусматривает, авторы данного документа не только грубо нарушают права и свободы наших граждан, но и принуждают операторов сотовой связи к совершению явно противозаконных действий.

Разработчики проекта данного Приказа попробовали обойти требования законодательства, заявив, что номера телефонов не является персональными данными граждан: «10 апреля в Минкомсвязь заявили, что отслеживание перемещения больных коронавирусом с помощью операторов связи не нарушает закон, так как все данные россиян в созданной для этого системе обезличены.

Ранее глава Минкомсвязи Максут Шадаев сообщил, что система по отслеживанию того, как заболевшие коронавирусом COVID-19 исполняют условия карантина при лечении на дому, а также условий самоизоляции, строится на данных мобильных операторов, которые будут передавать их правоохранительным органам в случае нарушений. "Если граждане условия не выполняют, им отправляют соответствующую смс. Если нарушения систематически происходят, то дальше операторы будут представлять данные правоохранительным органам", - сказал он.

В министерстве отметили, что в системе отслеживания не происходит сбора персональных данных. "Таким образом, персональные данные россиян не собираются, так как сам по себе номер телефона ими не является", - пояснили в Минкомсвязи» (Общавшихся с заболевшими COVID-19 будут вычислять по геолокации телефонов). Подобные увертки лишь вызывают недоумения. О каком обезличивании может идти речь, если в п. 3 регламента прямо говорится о геолокационном контроле за конкретными лицами посредством круглосуточного анализа местонахождения их абонентских устройств? Как соответствующие органы будут принимать необходимые меры по отношении к нарушителям режима самоизоляции, если все данные россиян в этой системе, как уверяют чиновники, будут обезличены? П. 6 данного регламента подробно описывает процедуру установления всех контактов, как случайных, так и регулярных, каждого заболевшего COVID-19 человека: «По каждому заболевшему абоненту сотовой связи в течение 14 дней с момента внесения в Информационный ресурс COVID-19 Минздрава России:

Формируется перечень телефонных номеров абонентов по субъектам Российской Федерации, возможно лично контактировавших с заболевшими абонентами». Еще менее удачным является утверждение чиновников Минкомсвязи, что номер телефона не относится к персональным данным. Подобное заявление прямо противоречит ст. 3 ФЗ «О персональных данных», которая определяет персональные данные как «любую информацию, относящуюся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных)». Согласно приведенной выше ст. 53 Федерального закона от 07.07.2003 N 126-ФЗ (ред. от 07.04.2020) «О связи» абонентский номер наравне с фамилией, именем и отчеством относится к числу сведений об абонентах, поскольку позволяет идентифицировать этого абонента. Стоит вспомнить, что и в ст. 2 данного закона абонент определяется как «пользователь услугами связи, с которым заключен договор об оказании таких услуг при выделении для этих целей абонентского номера или уникального кода идентификации». Все эти факты наглядно демонстрируют полную несостоятельность заявлений чиновников Минкомсвязи о том, что проектом данного Приказа они не нарушают действующее законодательство РФ.  

Необходимо отметить, что издание этого Приказа станет очередным шагом в установлении тотального контроля за гражданами нашей страны, который практически неизбежно повлечет за собой следующий действия, еще более ужесточающие данный контроль и по сути лишающие человека остатков прав на неприкосновенность его частной жизни. П. 6 регламента, который должен быть утвержден проектом данного Приказа, гласит: «При этом, в качестве нарушителей режима изоляции, выявляются абоненты, впервые зарегистрировавшиеся в сети на территории Российской Федерации после роуминга. Осуществляется отслеживание абонента по его геолокации в течение первой ночи (место проведения самоизоляции), перемещение за пределы зоны на удаление более 500 м (у отдельных операторов 2000 м)». Итак, регламент требует отслеживать, где именно человек проводит первую ночь, и очерчивает ему пределы зоны, переступать которые он не имеет права. Дальнейшие порядок действия определяется п. 3 регламента: «В отношении указанных лиц осуществляется круглосуточный анализ местонахождения их абонентских устройств. В случае нарушения установленных границ, фиксируются время и координаты местонахождения абонента при каждом нарушении, продолжительность нарушения, максимальное удаление от места проведения карантина, показатель соблюдения карантина. Указанная информация передается в оперативные штабы субъектов Российской Федерации, Росгвардию и МВД России». Так подзаконный акт с легкостью перечеркивает ст. 27 Конституции РФ, гарантирующей каждому, кто законно находится на территории Российской Федерации, право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. Нарушает он и ст. 1 Закона РФ от 25.06.1993 N 5242-1 (ред. от 01.04.2019) «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», которая гласит: «Ограничение права граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации допускается только на основании закона». Как уже отмечалось выше, Приказ законом не является.

Как уже отмечалось выше, тот же п. 6 регламента определяет процедуру установления с помощью телефона всех контактов заболевшего COVID-19 человека. Если регулярные контакты определяются с помощью отслеживания звонков или смс по данному номеру, то случайные контакты определяются исходя из критерия совместного нахождению абонентов в одной геолокации на протяжении всего 5 минут или более. Однако точность геолокационных сервисов сотовых операторов, как сообщили опрошенные Forbes эксперты, относительно невысока – в регионах она приблизительно 500 метров, в Москве – несколько десятков метров. При этом оператор «видит» только своих абонентов и о других номерах, которые находились рядом со своим, информации не имеет. «На улице стоят два абонента МТС, два абонента «Билайн», два «Мегафона», два Tele2. Своему абоненту «Билайн», например, может отправить сообщение. Но как узнать, что нужно остальных оповестить, никто же их не узнает?», — недоумевает собеседник Forbes. «Точность геопозиции, доступная операторам, не позволит сама по себе достоверно определить контакт потенциального переносчика инфекции с другими жителями, но сможет однозначно установить факт перемещения терминала и его регистрации, например, в зоне базовой станции, обслуживающей торговый комплекс, если он, нарушив карантин, отправился туда», — возражает бывший топ-менеджер другого оператора. Далее, по его словам, в действие вступают механизмы больших данных, которые могут с определенной степенью вероятности выявить круг общения этого человека. Например, факт телефонных соединений, регистрация с другими номерами на одинаковых базовых станциях, часто совпадающая по времени. «Это можно считать надежным средством индикации нарушения карантина, но грубым средством определения потенциального контакта. В зону риска по таким данным попадет значительно больше людей, чем действительно контактировавших с нарушителем», — полагает собеседник Forbes. Однако уже имеющиеся технические средства позволяют сузить круг поиска случайных контактов заболевшего. Президент НП ГЛОНАСС Александр Гурко полагает, что информацию о геолокации сотовых телефонов лучше уточнять при помощи данных с камер видеонаблюдения: «Например, зараженный человек находится в супермаркете, и сотовый оператор дает облако телефонов, которые находятся в этом же помещении в радиусе 300 метров, кто-то ближе, кто-то дальше от зараженного. Камеры видеонаблюдения, которые имеют функцию распознавания и видеоаналитики, могут уточнять окружение человека». (Новый В. Найти коронавирус: как власти могут развернуть систему слежки за контактами больных COVID-19). Таким образом, отслеживание абонента с помощью операторов связи по его геолокации с очень большой долей вероятности повлечет за собой тотальное видеонаблюдение за гражданами РФ, требования к распознаванию их лиц и видеоаналитике в режиме реального времени. Поскольку далеко не все нарушители т.н. «режима самоизоляции» при пересечении границы очерченной им зоны будут брать с собой мобильные телефоны, то требования введение режима тотального видеонаблюдения либо нанесения на тело человека неотделимой от него метки, по которой его можно будет легко отслеживать с помощью тех или иных технических средств, под предлогом борьбы с COVID-19 могут стать почти неизбежными. Таким образом, проект этого нормативного акта, который в нарушении Конституции и действующего законодательства РФ устанавливает систему отслеживания перемещений человека, создает основу для возникновения общества тотального контроля, которое, при введении под благовидными предлогами ряда дополнительных мер, может быть легко трансформировано в тоталитарное общество.

Еще одной существенной опасностью принятия данного Приказа является угроза утечки персональных данных абонентов. Уже из проанализированных материалов ясно, что с помощью предполагаемой системы будут определяться место пребывания гражданина и его регулярные контакты на основании звонков или смс по конкретному номеру. За счет неизбежных контактов заболевших с другими людьми, контактов контактеров и т.д., число находящихся под наблюдением людей будет неуклонно расширяться и, в конечном итоге, охватит если не большинство, то, по крайней мере, значительную часть населения РФ. Все эти данные будут находиться не только у операторов связи, но и у представителей многочисленных ведомств. Достаточно будет случайной или злонамеренной утечки информации, как данные о ближайшем окружении большого числа лиц окажутся в распоряжении различного рода преступников, которые смогут использовать ее в своих интересах. В данный момент информация подобного рода целенаправленно не собирается, во всяком случае официально, и рассредоточена по базам отдельных операторов связи. Если же проект данного Приказа будет принят, то вся эта информация в стране будет централизована, станет регулярно обрабатываться и храниться в электронном виде. Благодаря этому доступ к этой информации со стороны злоумышленников существенно упростится. Эту электронную базу данных можно будет взломать в результате хакерской атаки или просто подкупив какого-нибудь сотрудника, имеющего к ней доступ. В этой связи весьма показательно, что пп. 7-10 регламента определяют ответственных за обеспечение бесперебойного функционирования системы отслеживания, за организацию информационного и организационно – технического взаимодействия системы отслеживания с информационными системами заинтересованных федеральных органов исполнительной власти и оперативными штабами субъектов Российской Федерации, за качество предоставляемых данных, за качество внесения данных в региональный сегмент информационного ресурса учета информации, но ни слова не говорят об ответственности за обеспечение сохранности и конфиденциальности данных, которые, как следует из п. 6 регламента, будут храниться на облачном ресурсе Ситуационного центра Минкомсвязи России. Надо ли говорить, что облачные технологии подвержены разнообразным угрозам (ТОП-12 угроз облачной безопасности по версии Cloud Security Alliance) и это решение является далеко не бесспорным с точки зрения безопасности.

 

2.      Угроза безопасности Российской Федерации

 

Поскольку в число заболевшего COVID-19, просто побывавших за границей и контактировавших с ними людей легко могут попасть чиновники различного уровня РФ, военнослужащие, сотрудники спецслужб и члены их семей, создаваемая в случае принятия данного Приказа Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации система отслеживания позволит определить круг общения всех этих людей. Это обстоятельство может сделать их уязвимыми для шантажа и иных форм манипуляций со стороны зарубежных спецслужб. В п. 14 Доктрины информационной безопасности, утв. Указом Президента РФ еще 05.12.2016 г. № 646, говорилось: «Возрастают масштабы компьютерной преступности,… увеличивается число преступлений, связанных с нарушением конституционных прав и свобод человека и гражданина, в том числе в части, касающейся неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны, при обработке персональных данных с использованием информационных технологий. При этом методы, способы и средства совершения таких преступлений становятся все изощреннее». Планируемая Министерством цифрового развития система отслеживания, предполагающая объединение в единое целое существующих в настоящий момент в разрозненном виде данных по геолокации граждан РФ, существенно облегчает иностранным спецслужбам сбор самой разнообразной информации об интересующих их лицах и, в этом отношении, представляет из себя непосредственную угрозу безопасности всего нашего государства. В свете этого остается удивляться лишь наивности либо сознательному обману разработчиков проекта данного нормативного акта, которые в пояснительной записке заявили, что принятие этого приказа не повлечет социально-экономических, финансовых и других последствий (Общавшихся с заболевшими COVID-19 будут вычислять по геолокации телефонов).

 

3.      Надуманность проекта Приказа Министерства цифрового развития

 

Как было сказано выше, целью принятия рассматриваемого Приказа в самом его тексте было названо предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории Российской Федерации. Именно для этого данный нормативный акт предполагает обобщение информации о каждом абоненте сотовой связи находящемся в роуминге за рубежом и сведений об абонентах сотовой связи, пересекающих государственную границу Российской Федерации на предмет соблюдения ими режима самоизоляции. Однако сейчас, во время обсуждения проекта этого Приказа нет никакой надобности в этих действиях, для которых его разработчиками и предполагается создание системы отслеживания. Для борьбы с распространением коронавирусной инфекции Правительство РФ своим распоряжением № 763-р от 27 марта 2020 г с 00 часов 00 минут по московскому времени 30 марта 2020 г. уже временно ограничило движение через государственную границу Российской Федерации. Большинство граждан РФ, находившихся за границей, также уже давно вернулось назад. Если среди них были заразившиеся, то за прошедшее с тех пор время, большинство из них явно выявлено. Согласно плану действий по предупреждению завоза и распространения инфекции, вызванной коронавирусом в Москве от 27 февраля 2020 г. в рамках «подготовки системы здравоохранения к ЧС» до 12 марта департамент информационных технологий столицы должен был разработать и вести базу данных людей, контактировавших с больными, для организации медицинской работы с ними. Мэрия также планировала рассылать СМС и пуши о факте контакта с зараженными всем, кто имел этот контакт. Находить тех, кто контактировал с заболевшим и членами его семьи мэрия планировала в течение 12 часов с момента постановки диагноза с помощью данных геолокации телефона и видеонаблюдения (Новый В. Найти коронавирус: как власти могут развернуть систему слежки за контактами больных COVID-19). Аналогичные меры предполагалось принять и на федеральном уровне. По итогам состоявшегося 20 марта 2020 года заседания президиума Координационного совета при Правительстве Российской Федерации по борьбе с распространением новой коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации Михаил Мишустин дал поручение «Минкомсвязи России организовать создание системы отслеживания граждан, находящихся в контакте с больными новой коронавирусной инфекцией, на основании сведений сотовых операторов о геолокации сотового телефона конкретного лица, предусмотрев возможность оповещения граждан о факте контакта с лицом, больным новой коронавирусной инфекцией, путём рассылки соответствующих сообщений в целях информирования их о необходимости самоизоляции, а также направление данной информации в оперативные штабы субъектов Российской Федерации. Срок – до 27 марта 2020 года». (О решениях по итогам заседания президиума Координационного совета при Правительстве Российской Федерации по борьбе с распространением новой коронавирусной инфекции). Данное поручение в указанный срок не было выполнено и достаточно странно, что подобная система собирается вводиться, с учетом времени на обсуждение данного Приказа Министерства цифрового развития, в лучшем случае с августа 2020 г., когда коронавирусная инфекция пошла на спад. Снижение числа заболевших фиксируется даже в наиболее пострадавшей от нее столице РФ и с 1 июля 2020 г. в Москве началось смягчение режима самоизоляции (В Москве началось смягчение режима самоизоляции). Постепенная отмена введенных в связи с новой инфекцией ограничений происходит и в других регионах страны. То, что предполагаемая этим Приказом Министерства цифрового развития система отслеживания передвижений граждан не была введена ни 27 марта 2020 года, как этом было предусмотрено решением президиума Координационного совета при Правительстве Российской Федерации по борьбе с распространением новой коронавирусной инфекции, ни в разгар этой инфекции, а собирается вводиться месяцы спустя, когда число заболевших коронавирусом в стране снижается, показывает, что настоящей целью принятия данного Приказа является не борьба с новой инфекцией, а нечто иное.

 

Приведенные выше факты показывают, что проект Приказа Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации «О регламенте информационного и организационно-технического взаимодействия системы отслеживания с информационными системами заинтересованных органов исполнительной власти и оперативными штабами субъектов Российской Федерации» представляет угрозу правам и свободам граждан нашей страны, безопасности Российской Федерации, ведет к построению общества тотального контроля и слежки за каждым человеком. Разработчики данного проекта Приказа ссылаются на необходимость борьбе с распространением новой коронавирусной инфекции, однако сейчас, когда большинство граждан РФ уже вернулось из-за границы, число заболевших уменьшается, а ограничительные меры ослабляются, подобная аргументация представляется надуманной. Это говорит о том, что авторы этого нормативного акта на самом деле преследуют иные цели, не связанные с распространением инфекции. Поскольку никакой, даже гипотетической, пользы от принятия данного проекта Приказа Министерства цифрового развития нет, а вред очевиден, он должен быть отклонен.


Подписывайтесь на наши ресурсы:
#Тотальный контроль # Коронавирус # Электронный концлагерь
Дорогие друзья!

Наша деятельность ведется на общественных началах и энтузиазме. Мы обращаемся к Вам с просьбой оказать посильную помощь нашей экспертной и правозащитной деятельности по защите традиционной семьи и детей России от западных технологий и адаптированных с помощью лоббистов законов. С Вашей помощью мы сможем сделать еще больше полезных дел в защите традиционной Российской семьи!

Для оказания помощи можно перечислить деньги на карту СБЕРБАНКА 4276 5500 3421 4679,
получатель Баранец Ольга Николаевна
или воспользуйтесь формой для приема взносов: