Аналитическая справка по законопроекту № 1114509-7

«О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации»»
#
Общественный уполномоченный по Защите Семьи
08:19 / 04.05.2021

18 февраля 2021 года в Государственную Думу РФ внесен проект федерального закона № 1114509-7 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О занятости населения в Российской Федерации"» (https://sozd.duma.gov.ru/bill/1114509-7). Авторы законопроекта не скрывают причин, побудивших их его разработать: «Актуальность изменений обусловлена развитием информационно-коммуникационных технологий в сфере содействия занятости населения и системы межведомственного электронного взаимодействия (далее - СМЭВ), необходимостью снятия межрегиональных барьеров при трудоустройстве, подборе персонала и оказании государственных услуг, а также задачами комплексной модернизации государственной службы занятости, к которым относятся:

а) формирование единых требований к порядку предоставления государственных услуг в области содействия занятости населения на основе единой цифровой платформы,

б) формирование единой федеральной системы мониторинга, управления качеством деятельности органов службы занятости на основе единых стандартов. (…)

Во-первых, предлагаются изменения, необходимые для развития механизма оказания государственных услуг в области содействия занятости в электронной форме на основе единой цифровой платформы:

- переименование ИАС «Общероссийская база вакансий «Работа в России» в Единую цифровую платформу в сфере занятости и трудовых отношений «Работа в России» (далее - единая цифровая платформа) и закрепление функционала единой цифровой платформы, связанного с обеспечением предоставления государственных услуг и выполнения функций в области содействия занятости населения в электронной форме;

- использование наравне с очным приемом дистанционной (в том числе проактивной) формы оказания государственных услуг с использованием государственных информационных систем (единая цифровая платформа, ФГИС «Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)», СМЭВ);

- регулирование особенностей взаимодействия работодателей, граждан и органов службы занятости в электронной форме;

- закрепление обязанности центров занятости осуществлять регистрацию граждан в ЕСИА в целях возможности подачи заявления с использованием единой цифровой платформы (при отсутствии у гражданина подтвержденной учетной записи);

- создание предпосылок для разделения потоков граждан, обратившихся за содействием в поиске подходящей работы, в зависимости от их мотивации к трудоустройству - позволит перейти от формального (в ряде случаев) предоставления услуг к адресному индивидуальному подходу, который заключается в выборе траектории предоставления услуги и формировании индивидуального плана мероприятий для соискателя, с учетом его реальных потребностей и мотивации;

- в целях расширения банка общедоступных вакансий – установление требования к размещению на цифровой платформе информации о вакансиях для ряда категорий работодателей (органы государственной власти РФ и субъектов РФ, органы местного самоуправления, работодатели с численностью работников выше 25 человек)» (Пояснительная записка к проекту федерального закона № 1114509-7 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О занятости населения в Российской Федерации"», л. 1-2).

Изменения начинаются со ст. 3 закона. Если раньше Правительство Российской Федерации устанавливало порядок регистрации безработных граждан, порядок регистрации граждан в целях поиска подходящей работы и и требования к подбору подходящей работы, то теперь эти требования хотят заменить на «перечень необходимых для регистрации документов и сведений». Теперь Правительство будет определять, какие именно документы и сведения должны будут предоставлять граждане, чтобы их зарегистрировали. Если раньше при регистрации гражданин предъявлял органам службы занятости паспорт, трудовую книжку, документы, удостоверяющие его квалификацию, справку о среднем заработке за последние три месяца по последнему месту работы, то теперь он должен представить соответствующее заявление, а также документы (сведения), необходимые для постановки на регистрационный учёт безработных граждан, в случаях, когда обязанность представления таких документов (сведений) возложена на гражданина в соответствии с порядком регистрации безработных граждан, установленным Правительством Российской Федерации. Судя по всему, в качестве основного рассматривается порядок, когда органы службы занятости запрашивают документы (сведения), необходимые для постановки на регистрационный учет безработных граждан, находящиеся в распоряжении органов, предоставляющих государственные услуги, органов, предоставляющих муниципальные услуги, государственных внебюджетных фондов, иных государственных органов, органов местного самоуправления либо подведомственных государственным органам или органам местного самоуправления организаций, за исключением документов, включенных в определенный Федеральным законом от 27 июля 2010 года N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" перечень документов. Весьма важным представляется такое положение ПФЗ: «Заявление и документы (сведения), указанные в абзаце первом настоящего пункта, могут быть представлены в орган службы занятости гражданином лично или в электронной форме в порядке, предусмотренном статьей 15 настоящего Закона». Это означает, что граждан, если они нуждаются в том, чтобы их зарегистрировали в качестве безработных, скорее всего, будут принуждать к подаче документов в электронной форме, что предусматривает их «добровольную» регистрацию в государственных информационных системах. Подтверждает это предположение то нововведение, которое хотят включить в пункт 3 ст. 3 закона. Согласно ему не могут быть признаны безработными лица, «не направившие в органы службы занятости в электронной форме с использованием личного кабинета на единой цифровой платформе информацию о выборе двух вариантов подходящей работы (профессионального обучения) в установленный срок, либо не направившие в органы службы занятости в электронной форме с использованием личного кабинета на единой цифровой платформе информацию о дне проведения переговоров с работодателем по двум вариантам подходящей работы или не предоставившие направление с отметкой работодателя в органы службы занятости, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации». Итак, даже если заявление с документами у гражданина и примут лично, то взаимодействовать с органами службы занятости в процессе поиска работы ему придется в электронной форме. Если гражданин по тем или иным причинам не сможет или по принципиальным соображениям не захочет делать этого, его лишат статуса безработного.

Пункт 6 статьи 15 закона после изложения в новой редакции говорит об этом совершенно однозначно:

«6. В органах службы занятости гражданам и работодателям обеспечивается бесплатный доступ к единому порталу государственных и муниципальных услуг, региональным порталам государственных и муниципальных услуг, единой цифровой платформе. При отсутствии у гражданина подтвержденной учетной записи в федеральной государственной информационной системе «Единая система идентификации и аутентификации в инфраструктуре, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и

муниципальных услуг в электронной форме» органы службы занятости осуществляют его регистрацию в указанной системе». Итак, регистрация в ЕСИА делается обязательным условием поиска работы в органах службы занятости. Подобная безальтернативность является ничем не прикрытым принуждением, что прямо противоречит ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, которая устанавливает прямой запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия. Часть 1 ст. 23 Конституции РФ закрепляет право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Согласно ст. 9 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ (ред. от 31.12.2017) «О персональных данных» «субъект персональных данных принимает решение о предоставлении его персональных данных и дает согласие на их обработку свободно, своей волей и в своем интересе. Согласие на обработку персональных данных должно быть конкретным, информированным и сознательным». В случае принятия данного ПФЗ ни о каком свободном согласии речи быть уже не может. Все эти защищающие права и свободы личности правовые нормы полностью попираются данным законопроектом.

Статью 15 закона хотят дополнить пунктом 3.1 следующего содержания: «3.1. Граждане и работодатели в целях получения государственных услуг в области содействия занятости населения вправе обращаться в органы службы занятости лично или в электронной форме с использованием личного кабинета на единой цифровой платформе или личного кабинета единого портала государственных и муниципальных услуг.

При личном обращении в органы службы занятости в целях получения государственных услуг гражданину (представителю работодателя) оказывается содействие в оформлении заявления в электронной форме.

Взаимодействие между гражданином (работодателем) и органами службы занятости, связанное с оказанием соответствующей государственной услуги, а также по иным вопросам производится в электронной форме, за исключением случаев, предусмотренных

законодательством, когда необходимо личное присутствие (явка) гражданина (представителя работодателя).

В случае катастрофы природного или техногенного характера, пожара, наводнения, землетрясения, эпидемии и в любых исключительных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе принимать решение об особенностях работы органов службы занятости, в том числе, о возможности взаимодействия с гражданами (работодателями) исключительно в электронной форме». С учетом опыта последнего времени становится понятно, что под предлогом фактически любой эпидемии все взаимодействие в сфере обеспечения занятости населения может быть с легкостью переведено исключительно в электронную форму. Как тогда быть тем безработным, которые или не имеют дома компьютера, или не имеют денег на оплату интернета, или вообще не обладают достаточными навыками цифровой грамотности, адептов тотальной цифровизации нисколько не заботит. Поскольку в таком случае они не смогут по данному ПФЗ получать ни содействие в трудоустройстве, ни пособие по безработице, это будет означать дискриминацию этой части населения.

В ст. 16.2 закона Информационно-аналитическая система Общероссийская база вакансий "Работа в России" переименовывается в Единую цифровую платформу в сфере занятости и трудовых отношений "Работа в России". В п. 1 данной статьи также появилось добавление, согласно которому эта цифровая платформа «предназначена для обеспечения предоставления государственных услуг и выполнения функций в области содействия занятости населения в электронной форме». Ст. 25 закона планируется дополнить пунктом 3.2, согласно которому органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, а также работодатели, у которых среднесписочная численность работников за предшествующий календарный год превышает 25 человек, обязаны размещать на единой цифровой платформе информацию о потребностях в работниках и об условиях их привлечения, о наличии свободных рабочих мест и вакантных должностей. Таким образом, в «цифру» загоняют и работодателей при условии достижения ими указанной численности. Интересно, что средства на реализацию данного законопроекта и, следовательно, цифровизации в этой сфере, предусмотрены в рамках национального проекта «Демография». (Пояснительная записка к проекту федерального закона № 1114509-7 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О занятости населения в Российской Федерации"», л. 3). Данный случай показывает, что цифровизация различных областей жизни идет не только за счет официально предназначенных на это средств, но и за счет средств, направляемых на совершенно иные цели.    

Ряд других предлагаемых изменений также носят негативный характер. Если раньше критерии подходящей работы были оговорены в законе, то теперь, не отменяя их, его текст дополняется пунктом 2.1 в ст. 4 следующего содержания: «Требования к подбору подходящей работы устанавливаются Правительством Российской Федерации». Следовательно, теперь именно оно будет определять, какая работа является подходящей, а какая нет. Пункт 1 ст. 7 закона, определяющий полномочия федеральных органов государственной власти в сфере занятости населения, дополняется подпунктом 9 следующего содержания:

«9) создание, развитие и поддержка Единой цифровой платформы в сфере занятости и трудовых отношений «Работа в России» (далее – единая цифровая платформа)».

Показательно, что из пункта 3 ст. 7 хотят исключить пп. 5, согласно которому к полномочиям уполномоченного Правительством Российской Федерации федерального органа исполнительной власти относится утверждение перечня территорий с напряженной ситуацией на рынке труда. Благодаря этой нехитрой операции напряженная ситуация на рынке труда больше не возникнет ни в одном регионе РФ. Показательно, что в пояснительной записке к законопроекту эта мера никак не обоснована. За счет точно такого же признания утратившим силу абзаца четвертого подпункта 6 п. 1 статьи 7.1-1 закона, органы государственной власти субъектов Российской Федерации освобождаются от осуществления надзора и контроля за обеспечением государственных гарантий в области содействия занятости населения, за исключением государственных гарантий, предусмотренных подпунктом 11 пункта 3 статьи 7 данного Закона. Кроме того, планируется наделить органы государственной власти субъектов Российской Федерации правом организовывать взаимодействие с иными организациями (включая частные агентства занятости) при реализации полномочий в области содействия занятости населения. Обращает на себя внимание и то, что если раньше в ст. 16.1 закона содержался исчерпывающий перечень информации о физических лицах, которая вносилась в Регистры получателей государственных услуг в сфере занятости населения, то теперь определение перечней видов этой информации хотят отдать на откуп уполномоченному Правительством Российской Федерации федеральному органу исполнительной власти. Не означает ли это нововведение, что теперь этот орган вправе будет требовать от граждан предоставление абсолютно любой информации, вплоть до отпечатков пальцев и биометрии? Позаботились авторы законопроекта и о внесении в закон новой главы VIII, предусматривающей ответственность за неправомерное получение пособия по безработице. Сумма пособия, полученная обманным путем, подлежит возврату в добровольном или судебном порядке.

В связи с вышеизложенным считаем необходимым отклонить проект федерального закона № 1114509-7 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации»», представляющий угрозу правам и свободам граждан Российской Федерации.

Подписывайтесь на наши ресурсы:
#Работа # Цифровизация # Тотальный контроль # ЕСИА
Дорогие друзья!

Наша деятельность ведется на общественных началах и энтузиазме. Мы обращаемся к Вам с просьбой оказать посильную помощь нашей экспертной и правозащитной деятельности по защите традиционной семьи и детей России от западных технологий и адаптированных с помощью лоббистов законов. С Вашей помощью мы сможем сделать еще больше полезных дел в защите традиционной Российской семьи!

Для оказания помощи можно перечислить деньги на карту СБЕРБАНКА 4276 5500 3421 4679,
получатель Баранец Ольга Николаевна
или воспользуйтесь формой для приема взносов: