Аналитическая справка по законопроекту № 1162885-7

«О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации (в части регулирования электронного документооборота в сфере трудовых отношений)»
#
Общественный уполномоченный по Защите Семьи
09:06 / 31.05.2021

24 апреля 2021 года депутаты ГД С.И. Неверов, А.К. Исаев, М.В. Тарасенко и сенаторы РФ Н.А. Журавлев, И.Ю. Святенко, И.В. Рукавишникова внесли в Государственную Думу РФ проект федерального закона № 1162885-7 «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации (в части регулирования электронного документооборота в сфере трудовых отношений)» (https://sozd.duma.gov.ru/bill/1162885-7). Хотя и в уже действующем Трудовом кодексе РФ фигурируют упоминания различных электронных документов, авторы ПФЗ хотят узаконить само понятие электронного документооборота, для чего планируют дополнить ТК статьей 22.1, где дается определение этому понятию: «Под электронным документооборотом в сфере трудовых отношений (далее — электронный документооборот) понимается создание, использование и хранение работодателем, работником или лицом, поступающим на работу, документов, оформленных в электронном виде без дублирования на бумажном носителе (далее – электронные документы).

Нормы, устанавливаемые настоящей статьей, применяются только к документам, в отношении которых трудовым законодательством Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, предусмотрено их оформление на бумажном носителе и (или) ознакомление с ними работника или лица, поступающего на работу, в письменной форме, в том числе под роспись.

Работодатель вправе принять решение о переходе на электронный документооборот».

Напомним, что статья 22 ТК, после которой хотят вставить новую статью, озаглавлена «Основные права и обязанности работодателя». Как видим, разработчики законопроекта решили наделить его новым правом. Уже из приведенного выше начала предлагаемой статьи 22.1 следует, что бумажных копий у электронных документов, касающихся важнейших аспектов трудовых отношений не будет. Одно это ставит работника в непосредственную зависимость от нормального функционирования электронного документооборота и добросовестность оператора информационной системы.

Из дальнейшего содержания этой статьи следует, что работодатель принимает решение о переходе на электронный документооборот путем издания соответствующего локального нормативного акта, содержащего указание на информационную систему (информационные системы), с использованием которых работодатель осуществляет электронный документооборот. О переходе на электронный документооборот работодатель уведомляет каждого работника в срок, установленный этим локальным нормативным актом, а лицо, поступающее на работу, - при заключении трудового договора. Показательно, что уведомление работника и лица, поступающего на работу, может осуществляться в электронном виде. Теоретически работник или лицо, поступающее на работу, вправе подать работодателю в срок, установленный локальным нормативным актом, но не превышающий одного месяца, заявление об отказе от перехода на электронный документооборот. Как подобный отказ скажется на судьбе работника, особенно в условиях возрастающей безработицы, можно только догадываться. Важным является следующее положение: «Неполучение в установленный срок работодателем от работника или лица, поступающего на работу, отказа от перехода на электронный документооборот… признается согласием на переход на электронный документооборот. (…) В случае, если менее пятидесяти процентов работников подали работодателю заявление об отказе на переход на электронный документооборот, локальным нормативным актом может быть предусмотрено распространение работодателем электронного документооборота на всех работников». Итак, если работодателю всеми правдами и неправдами удастся заставить пятьдесят один процент работников дать согласие на электронный документооборот или хотя бы промолчать, призрачная возможность остальных сорока девяти процентов работников отказаться от этого документооборота исчезает и он становится для них обязательным.

Электронный документооборот может осуществляться работодателем посредством единой цифровой платформы «Работа в России» или иной информационной системы, позволяющей обеспечить подписание электронного документа, в соответствии с требованиями ТК, хранение электронного документа, а также фиксацию факта его получения сторонами трудовых отношений (далее – информационная система работодателя).

Электронный документооборот может осуществляться работником или лицом, поступающим на работу, посредством единой цифровой платформы «Работа в России», включая взаимодействие через Единый портал государственных и муниципальных услуг с использованием федеральной государственной информационной системы «Единая система идентификации и аутентификации в инфраструктуре, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме» (далее - ЕСИА) и единой цифровой платформы «Работа в России», либо информационной системы работодателя. Соответственно работник будет вынужден зарегистрироваться в ЕСИА и цифровой платформе «Работа в России», разместив там свои персональные данные.

Как говорится в ПФЗ, «для реализации права работника и лица, поступающего на работу, на ведение электронного документооборота посредством Единого портала, взаимодействующего с ЕСИА и единой цифровой платформой «Работа в России» обеспечивается интеграция единой цифровой платформы «Работа в России» и Единого портала». Как всегда усиление тотальной цифровизации объясняется заботами о людях, в данном случае работниках. Словно издеваясь над людьми и здравым смыслом, авторы в Пояснительной записке утверждают, что проект федерального закона «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации (в части регулирования электронного документооборота в сфере трудовых отношений)» реализует задачи по восстановлению занятости и доходов населения, росту экономики. Чуть дальше они, правда, проговариваются: «Законопроект подготовлен в целях оптимизации взаимодействия между работодателями и работниками (в том числе их представительными органами), закрепляет возможность и механизмы ведения и использования документов, связанных с работой, в электронном виде без дублирования на

бумажном носителе с целью создания больших возможностей для удаленного трудоустройства: соискатель сможет подобрать себе работодателя из другого региона, дистанционно пройти собеседование и заключить трудовой договор» (Пояснительная записка к проекту федерального закона № 1162885-7 «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации (в части регулирования электронного документооборота в сфере трудовых отношений)», л. 1). Чем закончилась предыдущая оптимизация здравоохранения напоминать нет необходимости.

Из дальнейшего текста становится ясно, какие именно документы могут быть переведены в цифровой формат в первую очередь: трудовые договоры, договоры о материальной ответственности, ученические договоры, договоры на получение образования без отрыва или с отрывом от работы, внесении в них изменений, подписания заявления на увольнение, приказа (распоряжения) о применении дисциплинарного взыскания, допуска к работе по охране труда, акта о несчастном случае на производстве по форме Н-1, согласия на перевод, при ознакомлении с приказом (распоряжением) об увольнении с работы, уведомлении об изменении условий трудового договора, отзыве заявления об увольнении. Также при поступлении на работу ознакомление с документами, предусмотренными частью третьей статьи 68 ТК (правилами внутреннего трудового распорядка, иными локальными нормативными актами, непосредственно связанными с трудовой деятельностью работника, коллективным договором), может осуществляться в электронной форме. Интересно, что «работодатель вправе использовать при подписании электронных документов усиленную квалифицированную электронную подпись в сертификате проверки ключа которой указано наименование юридического лица без указания физического лица, действующего от имени юридического лица». Хотя работодатель вроде как сам принимает решение о переходе на электронный документооборот, при создании электронных документов применяются единые требования к составу и форматам электронных документов, которые устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере информационных технологий. В Пояснительной записке это положение конкретизируется: «В рамках развития платформы «Работа в России» Рострудом будет обеспечена разработка и утверждение форм и форматов для всех электронных документов, используемых в рамках эталонных моделей (бизнес-схем) документирования процессов в сфере трудовых отношений, обеспечивающих предотвращение нарушений трудового законодательства. Модели будут предусматривать применение форматно-логического и параметрического контроля не только к отдельно взятым кадровым документам и содержащимся в них данным, но и цепочкам связанных документов, в том числе последовательности и срокам их формирования. Указанные модели вместе с формами и форматами предоставят работодателю доступный инструмент предупреждения нарушений трудового законодательства на этапе формирования документов, которые могут возникать в силу недостаточной правовой подготовки сотрудника, осуществляющего кадровое делопроизводство, или случайной ошибки. Реализованные на платформе «Работа в России» эталонные модели (бизнес-схемы) процессов трудовых отношений будут носить рекомендательный характер и для информационных систем работодателей. Работодатели, использующие для электронного кадрового документооборота платформу «Работа в России» или доработавшие свои информационные системы для соответствия единым требованиям к формам и форматам документов, а также эталонным моделям документирования процессов в сфере трудовых отношений, получат преференции в виде снижения категории риска и периодичности проведения проверок (вплоть до полной отмены плановых проверок в отношении работодателей низкой категории риска)» (Пояснительная записка к проекту федерального закона № 1162885-7 «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации (в части регулирования электронного документооборота в сфере трудовых отношений)», л. 4). Итак, работодателям обещают и «морковку» в виде снижения периодичности проведения проверок вплоть до полной отмены плановых проверок. Понятно, что подобное снижение контроля со стороны государства, которое и так невелико в этой сфере, приведет к еще большему ухудшению прав работников. Законопроектом предусматривается отложенное вступление в силу нормы, предусматривающей разработку единых требований к формам и форматам электронных документов, что говорит о стремлении цифровизаторов юридически закрепить электронный документооборот в сфере трудовых отношений даже до окончания разработки соответствующих форм на федеральном уровне. Работодатель обеспечивает хранение электронных документов в течение сроков, установленных законодательством Российской Федерации об архивном деле, в случае, если электронные документы созданы с использованием информационной системы работодателя. Хранение электронных документов, созданных с использованием единой цифровой платформы «Работа в России», осуществляется оператором такой системы, в течение сроков, установленных законодательством Российской Федерации об архивном деле. Одним из немногих положительных моментов данного законопроекта является установленная обязанность работодателя выдать работнику на бумажном носителе надлежащим образом заверенные копии документов, связанных с работой, при подаче такого заявления работником.

В случае катастрофы природного или техногенного характера, производственной аварии, несчастного случая на производстве, пожара, наводнения, землетрясения, эпидемии или эпизоотии и в любых исключительных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части, работодатель и работник вправе обмениваться документами, в том числе связанными с работой, в форме электронного документа или электронного образа документа (документа, на бумажном носителе, преобразованного в электронную форму путем сканирования или фотографирования с сохранением его реквизитов) с последующим представлением работодателю оригинала документа в течение одного месяца после ликвидации (прекращении) указанных случаев.

Еще одним новшеством является изменение статьи 68 ТК, из которой исключается упоминание приказа (распоряжения) работодателя о приеме на работу и устанавливается, что прием на работу оформляется только трудовым договором. Из предшествующего текста ПФЗ следует, что этот трудовой договор может оформляться только в электронном виде. Согласно статье 2 законопроекта, электронные документы, созданные в соответствии с Федеральным законом от 24 апреля 2020 г. № 122-ФЗ «О проведении эксперимента по использованию электронных документов, связанных с работой», признаются равнозначными соответствующим документам на бумажном носителе, подписанным собственноручной подписью. Необходимо отметить, что согласно ст. 1 данного ФЗ этот эксперимент проводится по 15 ноября 2021 года включительно. Мы видим, что не истек даже срок проведения этого эксперимента и тем более не подведены его итоги, не проанализированы возможные негативные последствия, а цифровизаторы пытаются распространить заложенные в нем идеи уже на всю страну, нисколько не заботясь о последствиях такого шага. Авторы ПФЗ в своей Пояснительной записке невольно показывают, в чьих интересах они его разрабатывали в первую очередь: «Необходимо отметить, что реализация данных требований позволит обеспечить межведомственное электронное информационное взаимодействие, при их формировании исключить часть нарушений трудового законодательства, даст возможность проведения автоматизированным способом контроля трудовых отношений и формирования аналитической информации за счет автоматизированной обработки электронных кадровых документов» (Пояснительная записка к проекту федерального закона № 1162885-7 «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации (в части регулирования электронного документооборота в сфере трудовых отношений)», л. 4). Как следует из финансово-экономического обоснования, удовольствие это для федерального бюджета будет не из дешевых. В 2022 году для выполнения мероприятий, направленных на модернизацию электронного сервиса «Электронный кадровый документооборот» федеральной государственной информационной системы «Единая цифровая платформа в сфере занятости и трудовых отношений «Работа в России» (далее - платформа «Работа в России») в части использования электронных документов, связанных с работой, потребуется 350 425 706 руб., а в 2023 году - 251 986 543 руб. Предельная стоимость сопровождения в 2022 году составит 198 768 159 руб., а в 2023 году составит 305 762 823 руб. Понятно, что с учетом падения как экономики страны в целом, так и доходов населения, эти средства могли бы быть использованы более эффективно, однако цифровизаторы уже предусмотрели их на реализацию федерального проекта «Цифровое государственное управление» национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации» и твердо намерены потратить эти суммы, невзирая на сложившиеся неблагоприятные обстоятельства.

Рассмотренный законопроект вреден по целому ряду причин. Во-первых, при переходе на электронный документооборот в результате природной или техногенной катастрофы, действий хакеров и т.п. все сведения, подтверждающие трудовой стаж работника и факт его устройства на работу могут быть моментально уничтожены. Во-вторых, если электронный документооборот будет осуществляться работодателем с использованием собственной информационной системы, работник объективно попадает от него в еще большую зависимость, поскольку при конфликтной ситуации работодатель теоретически будет иметь возможность создать новый документ или изменить уже существующий без ведома работника. В-третьих, при внедрении электронного документооборота работники, даже если они на него не согласны, но их будет меньше 50 %, все равно будут обязаны разместить в соответствующих информационных системах свои персональные данные, которые могут быть похищены различными мошенниками. Подобное принуждение прямо противоречит ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, которая устанавливает прямой запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия. Часть 1 ст. 23 Конституции РФ закрепляет право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Согласно ст. 9 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ (ред. от 31.12.2017) «О персональных данных» «субъект персональных данных принимает решение о предоставлении его персональных данных и дает согласие на их обработку свободно, своей волей и в своем интересе. Согласие на обработку персональных данных должно быть конкретным, информированным и сознательным». Ни о каком свободном согласии в таком случае говорить уже не приходится. В-четвертых, поскольку все эти персональные данные и иная информация будут использоваться для межведомственного электронного информационного взаимодействия, автоматизированного контроля трудовых отношений и формирования аналитической информации за счет автоматизированной обработки электронных кадровых документов, существенно возрастает опасность хищения этих данных зарубежными спецслужбами, которые благодаря этому без труда смогут вычислить работников оборонных предприятий и сотрудников правоохранительных органов.

Опасность данного ПФЗ возрастает еще больше, если мы примем во внимание, что в Государственную Думу также внесен проект федерального закона № 1114509-7 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О занятости населения в Российской Федерации"» (https://sozd.duma.gov.ru/bill/1114509-7), согласно которому безработные принуждаются к регистрация в ЕСИА и использованию цифровой платформы «Работа в России». Одним законопроектом в «цифру» загоняют безработных, другим работающих. Кроме того, Минэкономразвития России опубликовал проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования вопросов конвертации электронных документов, их хранения, создания электронных и (или) материальных дубликатов документов» (https://regulation.gov.ru/projects#search=конвертации%20электронных%20документов&searchType=1&npa=105353), согласно которому в случае создания конвертированного электронного документа или в случае создания и последующего хранения электронного дубликата документа срок хранения исходного документа, может быть сокращен до одного года, по прошествии которого исходный документ может быть уничтожен. В совокупности все эти законопроекты показывают, что реформаторы всеми силами пытаются загнать в «цифру» как можно большее количество людей и уничтожить традиционные бумажные документы как в можно больших отраслях человеческой жизни, не обращая внимания на возможные крайне негативные и разрушительные последствия.   

В связи с вышеизложенным необходимо предпринять все возможные меры для отклонения проекта федерального закона № 1162885-7 «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации (в части регулирования электронного документооборота в сфере трудовых отношений)», представляющего угрозу правам и свободам граждан Российской Федерации и безопасности всего государства.

Подписывайтесь на наши ресурсы:
#Цифровизация # Трудовое право
Дорогие друзья!

Наша деятельность ведется на общественных началах и энтузиазме. Мы обращаемся к Вам с просьбой оказать посильную помощь нашей экспертной и правозащитной деятельности по защите традиционной семьи и детей России от западных технологий и адаптированных с помощью лоббистов законов. С Вашей помощью мы сможем сделать еще больше полезных дел в защите традиционной Российской семьи!

Для оказания помощи можно перечислить деньги на карту СБЕРБАНКА 4276 5500 3421 4679,
получатель Баранец Ольга Николаевна
или воспользуйтесь формой для приема взносов: