Аналитическая справка по законопроекту № 211535-8 о ЕБС

«О государственной информационной системе "Единая информационная система персональных данных, обеспечивающая обработку, включая сбор и хранение биометрических персональных данных, их проверку и передачу информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным физического лица»

#
Общественный уполномоченный по Защите Семьи
19:04 / 03.11.2022
Изменен: 27.01.2023

12 октября 2022 года депутат Государственной Думы А.В. Горелкин внес в Государственную Думу РФ проект федерального закона № 211535-8 «О государственной информационной системе "Единая информационная система персональных данных, обеспечивающая обработку, включая сбор и хранение биометрических персональных данных, их проверку и передачу информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным физического лица» (https://sozd.duma.gov.ru/bill/211535-8). 

В тот же день он был направлен в Комитет Государственной Думы по информационной политике, информационным технологиям и связи. Как говорится в пояснительной записке, законопроект подготовлен в связи «с реализацией государственной политики в части повышения безопасности обработки биометрических персональных данных». 

Итак, несмотря на все заверения государственных чиновников о полной безопасности для граждан сдачи биометрических персональных данных, состояние дел в этой сфере таково, что требует мер по повышению безопасности их обработки. Ритуальные мантры про безопасность стали обыденным делом для апологетов цифровизации, которым почему-то никак не приходит в голову, что наилучшее и наиболее дешевое средство обеспечения безопасности в этой сфере заключается в том, чтобы перестать принуждать граждан сдавать свои биометрические персональные данные. Понятна и причина появления нового законопроекта: по состоянию на конец марта 2020 г. в ЕБС было зарегистрировано лишь около 130 000 человек (Людмила Петухова, Яна Милюкова. Почему забуксовал проект по оцифровке россиян и при чем тут ФСБ и Греф // https://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/395605-pochemu-zabuksoval-proekt-po-ocifrovke-rossiyan-i-pri-chem-tut-fsb-i), что красноречиво говорит о том, что основная масса наших граждан отнюдь не рвется воспользоваться навязываемой им в основном через банки технологией биометрической идентификации. Биометрические персональные данные Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ (ред. от 14.07.2022) "О персональных данных" определяет как «сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность (биометрические персональные данные) и которые используются оператором для установления личности субъекта персональных данных…» (статья 11). Дальнейшие утверждения А.В. Горелкина еще более интересны: «Законопроект устанавливает правовые основы обработки биометрических персональных данных в целях осуществления идентификации и (или) аутентификации с применением единой биометрической системы, иных, в том числе, государственных, информационных систем. Законопроектом предусмотрено, что идентификация, в том числе проводимая для реализации установленных нормативными правовыми актами полномочий государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, осуществляющих отдельные публичные полномочия, с применением биометрических персональных данных, осуществляется с применением единой биометрической системы. При этом аутентификация может быть осуществлена с применением иных информационных систем» (Пояснительная записка к проекту федерального закона № 211535-8 «О государственной информационной системе "Единая информационная система персональных данных, обеспечивающая обработку, включая сбор и хранение биометрических персональных данных, их проверку и передачу информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным физического лица», л. 1). Итак, мы видим, что помимо государственных существуют еще и иные информационные системы, с помощью которых осуществляется идентификация и (или) аутентификация граждан. Как это соотносится с декларируемой заботой о повышении безопасности обработки биометрических персональных данных, никак не объясняется. Не объясняется по достаточно простой причине – каждому понятно, что чем больше систем содержат биометрические данные, тем выше риск утечек из них. Также из процитированного фрагмента становится ясно, что государственные органы, органы местного самоуправления, организации, осуществляющие отдельные публичные полномочия, будут их реализовывать с применением идентификации с использованием единой биометрической системы. Очевидно, что увеличение числа субъектов, использующих в своей деятельности биометрические персональные данные, еще более повышает риск их утечки, что вновь оказывается в явном противоречии с заявленной заботой о безопасности.

ПФЗ цифровизаторы изготовили весьма объемный – 116 страниц. Одним из ключевых его моментов является статья 11 «Равнозначность использования единой биометрической системы и единой системы идентификации и аутентификации и действий по проверке документов, удостоверяющих личность физического лица»:

«Действия по идентификации и (или) аутентификации физического лица с использованием единой биометрической системы, за исключением региональных сегментов единой биометрической системы, и единой системы идентификации и аутентификации с соблюдением требований, предусмотренных настоящим Федеральным законом, приравниваются к действиям по проверке документов, удостоверяющих личность такого физического лица, в том числе в случаях, если указанная проверка требуется в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, муниципальными правовыми актами. При этом, если нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, муниципальными правовыми актами предусматривается получение, использование и (или) сохранение сведений о документе, удостоверяющем личность физического лица, такие сведения могут быть получены из единой системы идентификации и аутентификации после идентификации и аутентификации указанного физического лица с использованием единой биометрической системы. Предъявление документа, удостоверяющего личность физического лица, в этом случае не требуется».

Напомним, что сейчас основным документом, удостоверяющим личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации, является паспорт гражданина Российской Федерации, как это установлено в Указе Президента РФ от 13.03.1997 N 232 "Об основном документе, удостоверяющем личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации" и Постановлением Правительства РФ от 08.07.1997 N 828 (ред. от 15.07.2021) "Об утверждении Положения о паспорте гражданина Российской Федерации, образца бланка и описания паспорта гражданина Российской Федерации" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.07.2022). Согласно п. 1 Положения о паспорте гражданина Российской Федерации, паспорт обязаны иметь все граждане Российской Федерации, достигшие 14-летнего возраста и проживающие на территории Российской Федерации. Поскольку в случае принятия этого законопроекта действия по идентификации и (или) аутентификации физического лица с использованием единой биометрической системы будут приравниваться к действиям по проверке документов, удостоверяющих личность такого физического лица, следующим логическим действием цифровизаторов может стать требование сдавать биометрию всем гражданам Российской Федерации, достигшим 14-летнего возраста и проживающих на территории Российской Федерации. Чтобы преждевременно не пугать людей, автор ПФЗ включил в ст. 14 ч. 10, согласно которому отказ физического лица от прохождения идентификации и (или) аутентификации с использованием его биометрических персональных данных не может служить основанием для отказа ему в оказании государственной или муниципальной услуги, услуги организации, осуществляющей отдельные публичные полномочия, Центрального банка Российской Федерации, однако в дальнейшем данное положение всегда может быть исключено и прохождение идентификации и (или) аутентификации с использованием его биометрических персональных данных может стать для граждан безальтернативным.

Ч. 1 ст. 3 ПФЗ четко и недвусмысленно определяет сферы в отношении которых цифровизаторы планируют использовать ЕБС: «Единая биометрическая система используется для осуществления идентификации и (или) аутентификации физических лиц государственными органами, органами местного самоуправления, Центральным банком Российской Федерации, кредитными организациями, некредитными финансовыми организациями, которые осуществляют указанные в части первой статьи 76.1 Федерального закона от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» виды деятельности, субъектами национальной платежной системы лицами, оказывающими профессиональные услуги на финансовом рынке (далее - организации финансового рынка), иными организациями, индивидуальными предпринимателями, нотариусами». Хотя данная формулировка охватывает большую часть публичных отношений граждан, начиная с государственных органов, органов местного самоуправления и заканчивая ИП и «иных организаций», под понятие которых можно подвести почти все, что угодно, автор ПФЗ постарался сделать «закладку» на будущее и в ч. 2 данной статьи особо оговорил, что ЕБС и ее региональные сегменты могут использоваться в иных правоотношениях в случаях, установленных федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами.

В первую очередь она предназначается для взаимодействия человека и власти и в п. 7 ч. 2 ст. 6 ПФЗ говорится, что федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий регулирование в сфере идентификации и аутентификации физических лиц на основе биометрических персональных данных обеспечивает возможность идентификации и (или) аутентификации физических лиц на основе биометрических персональных данных с использованием единой биометрической системы и единой системы идентификации и аутентификации для предоставления государственных услуг, исполнения государственных функций посредством заключения с многофункциональными центрами предоставления государственных и муниципальных услуг соглашений о взаимодействии с многофункциональными центрами предоставления государственных и муниципальных услуг. Положение о единой биометрической системе, включая порядок ее функционирования и функционирования ее региональных сегментов, утверждается Правительством Российской Федерации по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области обеспечения безопасности (ч. 3 ст. 3 ПФЗ). С учетом стремления Правительства цифровизировать все и вся, не приходится сомневаться, что оно постарается обеспечить максимально широкое функционирование ЕБС. Со значительной степенью вероятности также можно прогнозировать, что по прошествии некоторого времени цифровизаторы заявят, что содержание обоих систем по удостоверению личности, традиционной, с помощью паспорта, и новой, с помощью ЕБС, обходится слишком дорого и что одну из них для экономии следует сократить.

На первом этапе цифровизаторы пока стремятся законодательно приравнять данную идентификацию и (или) аутентификацию к основному документу, удостоверяющего личность гражданина Российской Федерации, т.е. паспорту гражданина Российской Федерации. Если этот принципиальный шаг, изменяющий один из основных устоев функционирования государства и общества, им удастся, никто им не помешает на втором этапе для экономии государственных средств или под любым иным предлогом в принципе отменить паспорта, оставив прохождение идентификации и (или) аутентификации с использованием его биометрических персональных единственным способом удостоверения личности гражданина Российской Федерации.

В том, что вся логика цифровизаторов направлена именно в этом направлении, несмотря на их успокаивающие заявления, уверяет ряд других ключевых моментов данного ПФЗ. Название его статьи 14 «Взаимодействие с единой биометрической системой в целях осуществления идентификации и (или) аутентификации для реализации полномочий государственных органов, органов местного самоуправления, Центрального банка Российской Федерации, организаций, осуществляющих отдельные публичные полномочия» говорит само за себя. Ч. 1 данной статьи гласит: «Обработка биометрических персональных данных для идентификации в случаях, если проведение такой идентификации необходимо для реализации установленных нормативными правовыми актами полномочий государственных органов, и (или) органов местного самоуправления, и (или) Центрального банка Российской Федерации, и (или) организаций, осуществляющих отдельные публичные полномочия, осуществляется с применением единой биометрической системы». Итак, достаточно только провозгласить (непонятно на каком уровне), что идентификация физического лица с использованием единой биометрической системы необходима для реализации полномочий государственных органов и (или) органов местного самоуправления как в соответствующих органах будет введена система сбора и обработки биометрических персональных данных.

Сам разработчик ПФЗ пишет, что принятие Федерального закона «О государственной информационной системе «Единая информационная система персональных данных, обеспечивающая обработку, включая сбор и хранение биометрических персональных данных, их проверку и передачу информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным физического лица» (далее - Федеральный закон о ГИС ЕБС) потребует принятия нового Федерального закона «О внесении изменений отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О государственной информационной системе «Единая информационная система персональных данных, обеспечивающая обработку, включая сбор и хранение биометрических персональных данных, их проверку и передачу информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным физического лица», который необходим для приведения в соответствие с Федеральным законом о ГИС ЕБС в частности положений Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг». Всего соответствующие изменения планируются внести в пять федеральных законов и Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-1 (Перечень федеральных законов, подлежащих признанию утратившими силу, приостановлению, изменению или принятию в связи с принятием Федерального закона «О государственной информационной системе «Единая информационная система персональных данных, обеспечивающая обработку, включая сбор и хранение биометрических персональных данных, их проверку и передачу информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным физического лица»). Мы видим, что во взаимоотношения гражданина и государства цифровизаторы намерены внести крайне серьезные изменения.    

Ч. 2 статьи 14 ПФЗ посвящена способам аутентификации для реализации полномочий государственных органов, органов местного самоуправления:

«Обработка биометрических персональных данных для аутентификации в случаях, если проведение такой аутентификации необходимо для реализации указанных в части 1 настоящей статьи полномочий, может осуществляться одним из следующих способов:

1) с применением единой биометрической системы в соответствии со статьей 10 настоящего Федерального закона или регионального сегмента единой биометрической системы в соответствии со статьей 5 настоящего Федерального закона в случаях, определенных в соответствии с частью 9 статьи 5 настоящего Федерального закона;

2) путем проверки принадлежности физическому лицу идентификатора (идентификаторов) посредством сопоставления его (их) со сведениями о физическом лице, размещенными в единой системе идентификации и аутентификации, а также на основании информации о степени соответствия предоставленных биометрических персональных данных физического лица вектору единой биометрической системы, содержащемуся в государственной информационной системе аккредитованного государственного органа, информационной системе Центрального банка Российской Федерации, в случае прохождения им аккредитации, по указанному идентификатору (идентификаторам);

3) путем проверки принадлежности физическому лицу идентификатора (идентификаторов) посредством сопоставления его (их) со сведениями о физическом лице, размещенными в информационной системе персональных данных аккредитованного государственного органа, Центрального банка Российской Федерации, в случае прохождения им аккредитации, а также на основании информации о степени соответствия предоставленных биометрических персональных данных физического лица вектору единой биометрической системы, содержащемуся в государственной информационной системе аккредитованного государственного органа, информационной системе Центрального банка Российской Федерации, в случае прохождения им аккредитации, по указанному идентификатору (идентификаторам)».

Поскольку в двух последних пунктах говорится об идентификаторах, следует обратиться к ст. 2 ПФЗ, где даются следующие определения:

«1) идентификация - совокупность мероприятий по установлению сведений о лице и их проверке, осуществляемых в соответствии с федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами, и сопоставлению данных сведений с уникальным обозначением (уникальными обозначениями) сведений о лице, необходимым для определения такого лица (далее - идентификатор);

2) аутентификация - совокупность мероприятий по проверке лица на принадлежность ему идентификатора (идентификаторов) посредством сопоставления его (их) со сведениями о лице, которыми располагает лицо, проводящее аутентификацию, и установлению правомерности владения лицом идентификатором (идентификаторами) посредством использования аутентифицирующего (аутентифицирующих) признака (признаков) в рамках процедуры аутентификации, в результате чего лицо считается установленным».

Итак, идентификатор – это уникальное обозначение (уникальные обозначения) сведений о лице, необходимые для определения такого лица. Какими конкретно будут идентификатор или идентификаторы, А.В. Горелкин не раскрывает. Вполне возможно, что они будут устанавливаться на уровне подзаконных актов. Поскольку в пп. 2 и 3 ч. 2 статьи 14 ПФЗ говорится о проверке принадлежности физическому лицу идентификатора (идентификаторов) и о том соответствуют ли биометрические персональные данные физического лица вектору единой биометрической системы, можно предположить, что идентификатор (идентификаторы), о которых идет речь в ПФЗ, не относятся к числу биометрических персональных данных. Следовательно, это может быть все, что угодно, от чипа до штрих- или куар-кода. Отметим, что в действующем Федеральном законе от 27.07.2006 N 152-ФЗ (ред. от 14.07.2022) "О персональных данных" ни о каких идентификаторах речи не идет. Как видим, одной биометрии цифровизаторам показалось мало и они для верности решили промаркировать население дополнительно еще каким-то способом. Более того, при аутентификации люди должны будут проходить «совокупность мероприятий по проверке лица на принадлежность ему идентификатора (идентификаторов)… и установлению правомерности владения лицом идентификатором (идентификаторами)». Похожим образом дело будет обстоять и с биометрией, поскольку аутентификация физического лица будет проходить «на основании информации о степени соответствия предоставленных биометрических персональных данных физического лица вектору единой биометрической системы, содержащемуся в государственной информационной системе». Таким образом, человек каждый раз для получения госуслуги и т.п. должен будет доказывать свое соответствие данным о нем, содержащимся в государственной информационной системе. Фактически он оказывается придатком к данным о нем в ЕБС и если по какой-то причине (болезнь, возрастные изменения и т.д.) его биометрические персональные данные не будут соответствовать информации о нем в государственной информационной системе, то он разом окажется лишен если не всех, то значительной части своих прав.

При этом одним только взаимодействием с государственными органами, органами местного самоуправления, Центральным банкой Российской Федерации и организациями, осуществляющими отдельные публичные полномочия дело не ограничится. Статья 13 ПФЗ посвящена осуществлению идентификации и (или) аутентификации при проходе на территорию организаций:

«1. Идентификация и (или) аутентификация при проходе посредством системы контроля и управления доступом на территорию организаций, в том числе организаций оборонно-промышленного, атомного энергопромышленного, ядерного оружейного, химического, топливно-энергетического комплексов, организаций, относящихся к объектам транспортной инфраструктуры, субъектам критической информационной инфраструктуры, объектов, совершение террористического акта на территории которых может привести к возникновению чрезвычайных ситуаций с опасными социально-экономическими последствиями согласно категорированию, проводимому в соответствии с правилами, утвержденными Правительством Российской Федерации, режимных объектов в соответствии с перечнем сведений, отнесенных к государственной тайне, определенных Президентом Российской Федерации, осуществляется с использованием единой биометрической системы.

2. Аутентификация при проходе посредством системы контроля и управления доступом на территорию организаций, за исключением организаций оборонно-промышленного, атомного энергопромышленного, ядерного оружейного, химического, топливно-энергетического комплексов, организаций, относящихся к объектам транспортной инфраструктуры, за исключением инфраструктуры городского общественного транспорта, в том числе внеуличного, субъектам критической информационной инфраструктуры, объектов, совершение террористического акта на территории которых может привести к возникновению чрезвычайных ситуаций с опасными социально-экономическими последствиями согласно категорированию, проводимому в соответствии с правилами, утвержденными Правительством Российской Федерации, режимных объектов в соответствии с перечнем сведений, отнесенных к государственной тайне, определенных Президентом Российской Федерации, может осуществляться с использованием региональных сегментов единой биометрической системы в случаях, установленных Правительством Российской Федерации в соответствии с частью 9 статьи 5 настоящего Федерального закона, государственных информационных систем аккредитованных государственных органов, или информационных систем организаций, осуществляющих аутентификацию на основе биометрических персональных данных физических лиц, с применением векторов единой биометрической системы.

3. Аутентификация при проходе посредством системы контроля и управления доступом на территорию организаций, относящихся к объектам транспортной инфраструктуры городского общественного транспорта, в том числе внеуличного, может осуществляться с использованием региональных сегментов единой биометрической системы, если такое использование предусмотрено в установленных Правительством Российской Федерации в соответствии с частью 9 статьи 5 настоящего Федерального закона случаях, а также решением Правительства Российской Федерации, принятом в соответствии с частью 1 статьи 5 настоящего Федерального закона».

Итак, по решению Правительства Российской Федерации ЕБС может быть внедрена на территории наиболее значимых в военно-экономическом плане организаций. Помимо этого аутентификация при проходе на территорию иных организаций, а также объектов транспортной инфраструктуры даже городского общественного транспорта может осуществляться с использованием региональных сегментов единой биометрической системы в случаях, установленных опять-таки Правительством Российской Федерации. С учетом наличия в Правительстве РФ существенного числа цифровизаторов возникают серьезные опасения, что перечень организаций, на территорию которых работники смогут входить только путем предусмотренной в настоящем ПФЗ процедуры аутентификации, может оказаться весьма широк. Обращает на себя внимание, что если в случае с получением государственных или муниципальных услуг отказ физического лица от прохождения идентификации и (или) аутентификации с использованием его биометрических персональных данных не может служить основанием для отказа ему в оказании данных государственных или муниципальных услуг (ч. 10 ст. 14 ПФЗ), то в отношении перечисленных в ст. 13 ПФЗ организаций отсутствует оговорка о том, отказ работника от прохождения идентификации и (или) аутентификации с использованием его биометрических персональных данных не может служить основанием для не допуска его на территорию организаций. Данное обстоятельство может указывать на то, что работники соответствующих организаций, перечень которых может быть весьма широк, будут вынуждены сдавать свои биометрические персональные данные даже не в добровольно-принудительном, а просто в принудительном порядке.

А.В. Горелкин не ограничился даже этим и предусмотрел возможность использования регионального сегмента единой биометрической системы на территории иного субъекта Российской Федерации при организации транспортного обслуживания населения по межрегиональным маршрутам регулярных перевозок в случае наличия сквозного маршрута между субъектом Российской Федерации, осуществляющим функции владельца регионального сегмента единой биометрической системы, и иными субъектами Российской Федерации в пределах двухсот километров от границы субъекта Российской Федерации, осуществляющего функции владельца регионального сегмента единой биометрической системы (ч. 11 статьи 5, ч. 10 ст. 23 ПФЗ).

Достаточно слабым утешением для не желающих сдавать биометрию может быть ч. 13 статьи 16 ПФЗ, согласно которой отказ физического лица от прохождения аутентификации на основе его биометрических персональных данных не может служить основанием для отказа ему в обслуживании. В данной статье речь идет об организациях, осуществляющих аутентификацию на основе биометрических персональных данных физических лиц. Однако здесь следует иметь в виду два момента. Во-первых, сам термин «обслуживание» в контексте различных отношений. Так, например, ст. 41 ГК говорит о социальном обслуживании совершеннолетнего дееспособного гражданина, нуждающегося в установлении над ним патронажа, ст. 106.1 ГК – о бытовом обслуживании, ст. 316 ГК - обслуживании кредитора, ст. 426 ГК - гостиничном обслуживании, а ГОСТ Р 51303-2013. Национальный стандарт Российской Федерации. Торговля. Термины и определения" (утв. Приказом Росстандарта от 28.08.2013 N 582-ст) (ред. от 22.04.2020) под торговым обслуживанием понимает «деятельность продавца при непосредственном взаимодействии с покупателем, направленная на удовлетворение потребностей покупателя в процессе приобретения товара и/или услуги..." Во-вторых, следует иметь в виду, что в случае принятия данного ПФЗ через какое-то время ч. 13 статьи 16 из него может быть исключена.

Автор законопроекта также дал гражданам РФ возможность оценить некоторые прелести «цифрового рая», куда все население нашей страны норовят затянуть адепты цифровизации. Если по действующему законодательству обработка персональных данных осуществляется с согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных (ст. 6 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ (ред. от 14.07.2022) "О персональных данных"), то, согласно ч. 7 ст. 4 ПФЗ, «в случае, если в государственных информационных системах государственных органов, в информационных системах организаций финансового рынка, иных организаций в соответствии с федеральными законами собраны биометрические персональные данные, соответствующие всем видам или только одному из видов, размещаемым в единой биометрической системе, за исключением случаев, указанных в части 2 статьи 1 и части 6 статьи 3 настоящего Федерального закона, указанные государственные органы и организации обязаны разместить в соответствии с порядком размещения и обновления биометрических персональных данных, установленным в соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 6 настоящего Федерального закона, такие биометрические персональные данные в единой биометрической системе без получения ими согласия соответствующего субъекта персональных данных на такое размещение, а также на их обработку оператором единой биометрической системы». Итак, достаточно человеку хотя бы один раз по той или иной конкретной причине сдать свои биометрические персональные данные в любую информационную систему, как они по этому законопроекту обязательно должны будут быть размещены в ЕБС, причем согласие человека на это уже не требуется. Далее, правда, делается оговорка, что государственные органы и организации не позднее чем за 30 дней до планируемого размещения биометрических персональных данных в единой биометрической системе обязаны уведомить субъекта персональных данных в любой позволяющей подтвердить факт получения уведомления форме о таком размещении. В случае получения до истечения указанного в настоящей части срока возражения от субъекта персональных данных против размещения его персональных данных в единой биометрической системе указанное размещение не осуществляется. Однако не все люди обратят внимание на это уведомление, если, например, оно придет ему среди десятков других сообщений на электронную почту. Кроме того, не исключено, что эта оговорка сделана на переходный период для успокоения народа, а после того, как ПФЗ будет принят, данную оговорку через какое-то время уберут и данная возможность принудительно не попасть в ЕБС будет ликвидирована. Ч. 2 ст. 23 устанавливает, что государственные органы, организации финансового рынка и иные организации, в которых в соответствии с федеральными законами собраны биометрические персональные данные, обязаны обеспечить размещение биометрических персональных данных в единой биометрической системе в срок до 30 сентября 2023 года.

В статье 5 законопроекта, посвященной региональным сегментам единой биометрической системы, также устанавливается, что в случае запросов владельцев региональных сегментов единой биометрической системы оператор ЕБС предоставляет им векторы единой биометрической системы в целях осуществления аутентификации, причем согласие физического лица на передачу этих векторов также не требуется (ч. 4). Вектор единой биометрической системы ст. 1 ПФЗ определяет как «персональные данные, являющиеся результатом обработки биометрических персональных данных физического лица, содержащихся в единой биометрической системе, произведенной с использованием информационных технологий и технических средств, соответствующих требованиям, определенным в соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 6 настоящего Федерального закона, не подпадающие под действие статьи 11 Федерального закона от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных»». Напомним, что ст. 11 данного ФЗ устанавливает, что сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность (биометрические персональные данные) и которые используются оператором для установления личности субъекта персональных данных, могут обрабатываться только при наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных. Хотя Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных» и не является идеальным, но даже он устанавливает обязательное требование о наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных, которое автором данного законопроекта «обнуляется». Мы видим, что раз попав в любую информационную систему, биометрические персональные данные начнут свободно циркулировать как из отдельных информационных систем в ЕБС, а из нее к владельцам региональных сегментов ЕБС. П. 5 ч. 5 ст. 23 ПФЗ подводит итог в этой сфере: «согласие физического лица на передачу его биометрических персональных данных в единую биометрическую систему из региональных сегментов единой биометрической системы, на обработку в единой биометрической системе, а также согласие на передачу векторов единой биометрической системы из единой биометрической системы в региональный сегмент единой биометрической системы в соответствии с пунктом 4 настоящей части не требуется».   

Другим «приятным» сюрпризом является воспроизведение ч. 7 ст. 3 ПФЗ недавно введенной ч. 18.1 ст. 14.1 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ (ред. от 14.07.2022) "Об информации, информационных технологиях и о защите информации": «Федеральные органы исполнительной власти, уполномоченные в области безопасности, государственной защиты, государственной охраны и внешней разведки, вправе направлять мотивированный запрос оператору единой биометрической системы и владельцам региональных сегментов единой биометрической системы, о блокировании, об удалении, уничтожении биометрических персональных данных отдельных физических лиц в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственной защите отдельных физических лиц, о внесении иных изменений в сведения, содержащиеся в единой биометрической системе или региональных сегментах единой биометрической системы, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, а также обрабатывать указанные сведения в случаях и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации». С незначительными изменениями это положение повторяется и в п. 5 ч. 7 ст. 5 ПФЗ, посвященной региональным сегментам ЕБС: «по мотивированному запросу федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных в области безопасности, государственной защиты, государственной охраны, внешней разведки, блокирует, удаляет, уничтожает биометрические персональные данные физических лиц, вносит иные изменения в сведения, содержащиеся в региональном сегменте единой биометрической системы, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, а также предоставляет доступ к указанным сведениям в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации для реализации указанными федеральными органами исполнительной власти своих полномочий». Этой же возможностью планируется наделить и оператора ЕБС: по его мотивированному запросу, направленному в соответствии с законодательством Российской Федерации, владелец регионального сегмента единой биометрической системы блокирует, удаляет, уничтожает биометрические персональные данные и векторы единой биометрической системы, а также вносит иные изменения в сведения, содержащиеся в региональном сегменте единой биометрической системы (п. 9 ч. 7 ст. 5 ПФЗ, похожие положения содержатся также в пп. 6 и 8 ч. 2 ст. 8 ПФЗ). Ч. 12 ст. 16 ПФЗ наделяет его правом обращаться с соответствующим запросам и к любым организациям, осуществляющим аутентификацию граждан на основе биометрии: «Организации, осуществляющие аутентификацию на основе биометрических персональных данных физических лиц, по мотивированному запросу оператора единой биометрической системы, направленному в соответствии с законодательством Российской Федерации, блокируют, удаляют, уничтожают векторы единой биометрической системы, а также вносят иные изменения в сведения, содержащиеся в их информационных системах». Поскольку автор законопроекта стремится приравнять действия по идентификации и (или) аутентификации физического лица с использованием единой биометрической системы к паспорту, то весьма показательно его стремление сразу законодательно закрепить возможность блокирования, удаления, уничтожения биометрических персональных данных физических лиц либо внесения в них изменений. В случае возможной отмене паспортов в будущем, человек окажется абсолютно бесправным и беззащитным перед лицом единой биометрической системы и ее оператора. Как уже неоднократно предупреждали противники цифровизации, любые данные о гражданине могут быть моментально уничтожены, блокированы или изменены простым нажатием клавиши. Утратив возможность удостоверить свою личность, человек автоматически лишается всех принадлежавших ему прав и оказывается вычеркнут из жизни. Для успокоения граждан автор ПФЗ заявляет, что все эти действия будут производиться в соответствии с законодательством Российской Федерации, в частности о государственной защите отдельных физических лиц, однако подобные неограниченные правомочия по распоряжению судьбами людей опасно давать даже государству, особенно принимая во внимание некоторые периоды советской истории. Точно также нельзя исключить полностью и злоупотребления отдельных должностных лиц федеральных органов исполнительной власти или работников оператора ЕБС, которые могут совершить перечисленные выше действия по собственной инициативе. В силу этого принятие данного ПФЗ может превратить все население нашей страны в бесправных рабов электронно-цифрового концлагеря, чего, судя по всему, и добивается депутат А.В. Горелкин.  

Следует также обратить внимание на то, как ПФЗ предполагает получать согласие от граждан на размещение и обработку персональных данных в ЕСБ. Форма согласия на размещение и обработку персональных данных в единой системе идентификации и аутентификации и биометрических персональных данных в единой биометрической системе утверждается Правительством Российской Федерации. Физическое лицо вправе подписать указанное согласие усиленной неквалифицированной электронной подписью, сертификат ключа проверки которой создан и используется в инфраструктуре, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме, в установленном Правительством Российской Федерации порядке, предусматривающем в том числе порядок проверки такой электронной подписи, и при условии организации взаимодействия физического лица с такой инфраструктурой с применением прошедших в установленном порядке процедуру оценки соответствия средств защиты информации. Согласие физического лица на размещение и обработку персональных данных и биометрических персональных данных может быть подписано простой электронной подписью, созданной оператором единой биометрической системы в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации в области использования электронных подписей. Биометрические персональные данные, согласие физического лица на обработку которых подписано простой электронной подписью, могут быть использованы только в случаях, установленных в соответствии с частью 6 настоящей статьи. Указанное согласие, подписанное усиленной неквалифицированной электронной подписью или простой электронной подписью, признается электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью данного физического лица (ч. 3 ст. 4). Ч. 6 данной статьи, о которой идет речь, вновь говорит о том, что согласие физического лица на обработку биометрических персональных данных в целях проведения его аутентификации может быть подписано простой электронной подписью, а также предусматривает право физических лиц размещать свои биометрические персональные данные в единой биометрической системе с использованием мобильного (!!!) приложения единой биометрической системы с применением пользовательского оборудования (оконечного оборудования), имеющего в своем составе идентификационный модуль. Порядок такого размещения физическими лицами своих биометрических персональных данных в единой биометрической системе устанавливает опять-таки Правительство Российской Федерации по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области обеспечения безопасности. Такая государственная информационная система в установленном Правительством Российской Федерации порядке обеспечивает взаимодействие с единой системой идентификации и аутентификации, при условии совпадения сведений о физическом лице в указанных информационных системах, или при наличии идентификатора (идентификаторов), размещенного в иной информационной системе, если такая информационная система в установленном Правительством Российской Федерации порядке обеспечивает взаимодействие с единой системой идентификации и аутентификации, при условии совпадения сведений о физическом лице в указанных информационных системах «либо в случае отсутствия сведений о физическом лице в единой системе идентификации и аутентификации. Такое размещение осуществляется в случае, когда личность физического лица при размещении подтверждена с использованием документа, удостоверяющего личность гражданина Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации, содержащего электронный носитель информации с записанными на нем персональными данными владельца паспорта, включая биометрические персональные данные, государственной системы миграционного и регистрационного учета, а также изготовления, оформления и контроля обращения документов, удостоверяющих личность, если иное не установлено Правительством Российской Федерации по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области обеспечения безопасности». Итак, законопроектом предполагается потенциальная возможность размещения людьми своих биометрических персональных данных в единой биометрической системе с использованием мобильного приложения единой биометрической системы даже в случае отсутствия сведений о физическом лице в единой системе идентификации и аутентификации. Из ст. 19 ПФЗ узнаем, что биометрия будет передаваться и через «Интернет», хотя для этого случая в качестве условия называется применение шифровальных (криптографических) средств: «При предоставлении биометрических персональных данных физического лица по каналам связи в целях проведения его идентификации и (или) аутентификации, в том числе посредством сети «Интернет», должны применяться шифровальные (криптографические) средства, позволяющие обеспечить безопасность передаваемых данных от угроз безопасности, актуальных при обработке биометрических персональных данных, определенных для государственных органов, органов местного самоуправления, Центрального банка Российской Федерации, организаций, индивидуальных предпринимателей и нотариусов…». Ч. 1 ст. 9 ПФЗ, как и действующий Федеральный закон от 27.07.2006 N 149-ФЗ (ред. от 14.07.2022) "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", допускает идентификацию граждан и без их личного присутствия: «Идентификация физического лица осуществляется, в том числе без его личного присутствия, государственными органами, органами местного самоуправления, Центральным банком Российской Федерации, организациями финансового рынка, иными организациями, индивидуальными предпринимателями, нотариусами в случаях, установленных федеральными законами, актами Правительства Российской Федерации и иными принятыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами, путем установления и проверки достоверности сведений о нем…»

С учетом того, что биометрию данный ПФЗ хочет приравнять к паспорту и она, следовательно, будет использоваться при совершении различных гражданско-правовых сделок, данная лазейка открывает поистине самые заманчивые перспективы для разного вида мошенников. Следует вспомнить, что еще сравнительно недавно против этого высказывался даже такие активные проводники цифровизации как ЦБ и Сбербанк. В августе 2018 года ЦБ представил перечень угроз конфиденциальности информации ЕБС. К потенциальным угрозам ЦБ отнес нарушения: доступности (блокирование передачи), целостности (подмена, удаление) и конфиденциальности биометрических данных клиентов (Александр Табернакулов. Добровольное принуждение: зачем банкам биометрия // https://www.forbes.ru/tehnologii/368157-dobrovolnoe-prinuzhdenie-zachem-bankam-nuzhna-biometriya). «Все эти технологии — они пока сыроваты, поэтому мы говорим: пока не нужно распространять в обязательном порядке на всю ЕБС вот эти самые юридически значимые действия», — рассказывал Герман Греф на встрече с клиентами премиального сегмента «Сбербанк Первый» в ноябре 2019 года. Кроме того, Сбербанк за подписью Германа Грефа направил письмо в декабре 2019 года на имя председателя Госдумы Вячеслава Володина. В письме к Володину Греф указывал на дыры в системе безопасности. Например, ЕБС уязвима в случае мошеннических атак, когда применяются такие методы, как Liveness — подмена человека с видео, и Deepfake — созданные на базе нейронных сетей копий лиц и голосов. Подмена может происходить в момент регистрации биометрии или распознавания (Людмила Петухова, Яна Милюкова. Почему забуксовал проект по оцифровке россиян и при чем тут ФСБ и Греф // https://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/395605-pochemu-zabuksoval-proekt-po-ocifrovke-rossiyan-i-pri-chem-tut-fsb-i). Понятно, что за прошедшее время уровень защиты от тогдашних угроз мог быть улучшен, однако могли возрасти и технические возможности мошенников, поэтому ситуация с безопасностью в этой сфере едва ли принципиально изменилась. Вспомним, что для предотвращения подделок в паспорте предусмотрено наличие печатей, штампов и иных защитных средств, образцы которых устанавливаются Министерством внутренних дел Российской Федерации (п. 3 Положения о паспорте гражданина Российской Федерации).

Наконец, ст. 12 ПФЗ закрепляет право взимания оператором единой биометрической системы и владельцем регионального сегмента единой биометрической системы платы за использование единой биометрической системы и региональных сегментов единой биометрической системы с организаций финансового рынка, иных организаций, индивидуальных предпринимателей и нотариусов. Как предполагает РИА «Катюша», оператором будет назначено недавно созданное АО «Центр Биометрических Технологий» (БИОМЕТРИЧЕСКИЙ КОНЦЛАГЕРЬ ВО ВСЕ СФЕРЫ ЖИЗНИ: ПРАВИТЕЛЬСТВО ВНЕСЛО В ГОСДУМУ ОГРОМНЫЙ ШВАБОВСКИЙ ЗАКОНОПРОЕКТ // https://katyusha.org/oczifrovka/biometricheskij-konczlager-vo-vse-sferyi-zhizni-pravitelstvo-vneslo-v-gosdumu-ogromnyij-shvabovskij-zakonoproekt.html). О коммерческом интересе в связи с данной системой писалось и ранее. Расширение базы ЕБС позволит заработать ее держателю, то есть «Ростелекому», отмечает аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин. Использующие ЕБС банки за запрос для подтверждения личности платят 200 руб., из которых «Ростелеком» 100 руб. отдает банку, поставившему «слепок» данных, а 100 руб. оставляет себе. (Анастасия Гаврилюк, Максим Буйлов. Биомеры будут приняты. Сбор данных граждан станет проще и принудительнее //https://www.kommersant.ru/doc/4721686).

При этом, как прописано в ч. 8 ст. 3 законопроекта, принадлежащие Российской Федерации исключительные и иные интеллектуальные права на созданные или приобретенные за счет средств федерального бюджета программы для электронных вычислительных машин и иные результаты интеллектуальной деятельности, а также приравненные к ним средства индивидуализации, связанные с модернизацией и развитием единой биометрической системы, могут быть отчуждены (переданы) только оператору единой биометрической системы. Но если эти права будут отчуждены частному юридическому лицу, то что может помешать ему затем перепродать их кому-нибудь другому? Вновь мы видим неуемную алчность «новых русских» и их безудержное стремление делать деньги на чем угодно. В свое время вице-премьер Сергей Иванов провидчески заметил: "Люди — вот наша вторая нефть,— заявил он и предрек вновь открытому природному ресурсу большое будущее.— В условиях становления экономики знаний по своему значению ("вторая нефть) вскоре займет заслуженное первое место" (Сергею Иванову, медаль «За разжижение народа» // https://www.kommersant.ru/doc/1138729). Как видим, в условии сокращения дохода от «первой» нефти определенные круги стали всерьез задумываться о замещении выпадающих доходов за счет «второй нефти», не обращая внимания на возможные издержки этой «второй нефти» в случае тех или иных мошеннических операций с биометрией.

Следует отметить, что свою пояснительную записку депутат А.В. Горелкин завершает наглой ложью: «Принятие и реализация предлагаемых решений… не повлечет негативных финансовых и иных последствий, в том числе социально-экономических, а также не окажет влияния на доходы или расходы бюджетов бюджетной системы Российской Федерации» (Пояснительная записка к проекту федерального закона № 211535-8 «О государственной информационной системе "Единая информационная система персональных данных, обеспечивающая обработку, включая сбор и хранение биометрических персональных данных, их проверку и передачу информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным физического лица», л. 3). В финансово-экономическом обосновании к проекту федерального закона «О государственной информационной системе «Единая информационная система персональных данных, обеспечивающая обработку, включая сбор и хранение биометрических персональных данных, их проверку и передачу информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным физического лица» он также настаивает: «Реализация Федерального закона «О государственной информационной системе «Единая информационная система персональных данных, обеспечивающая обработку, включая сбор и хранение биометрических персональных данных, их проверку и передачу информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным физического лица» не потребует дополнительных расходов из средств федерального бюджета». Однако предполагаемое данным ПФЗ широкомасштабное внедрение ЕБС в повседневную жизнь всего населения нашей страны едва ли может обойтись без дополнительных расходов федерального бюджета. Еще более опасными представляются различные негативные социальные последствия, которых, по заверению депутата А.В. Горелкина якобы не будет. Начнем с частных негативных последствий, переходя затем к более глобальным. Согласно статье 13 ПФЗ при проходе на территорию наиболее важных организаций будет осуществляться идентификации и (или) аутентификации граждан, причем ничего не говорится о том, что отказ работника от прохождения идентификации и (или) аутентификации с использованием его биометрических персональных данных не может служить основанием для не допуска его на территорию организаций. В совокупности это прямо противоречит статье 37 Конституции РФ, которая провозглашает, что труд свободен и каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Ч. 3 данной статьи устанавливает, что каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы. Если трудящиеся будут искусственно разделены на тех, кто согласился сдать свои биометрические персональные данные и сможет пройти на территорию предприятия или организации и на тех, кто откажется сдавать свою биометрию и, соответственно, пройти на территорию не сможет, это будет означать самую настоящую дискриминацию и попрание права на защиту от безработицы. В этих условиях ч. 5 ст. 75 Конституции РФ, утверждающая, что «Российская Федерация уважает труд граждан и обеспечивает защиту их прав», будет выглядеть как насмешка. Проект данного законопроекта противоречит и Трудовому кодексу Российской Федерации, статья 2 которого запрещает дискриминацию в сфере труда. Как было показано выше, ЕБС планируют активно распространять и на транспорт. В том случае, если не будет законодательно закреплено право пользоваться транспортными услугами без сдачи биометрии, данные планы противоречат ст. 27 Конституции РФ, которая устанавливает, что каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться.

Однако помимо нарушения прав на труд и свободу передвижения рассматриваемый законопроект таит гораздо больше угроз в сфере безопасности. Поскольку утечки персональных данных из информационных систем, в том числе и государственных, отнюдь не редкость, это, во-первых, угрожает безопасности отдельных лиц, которые могут стать жертвами разнообразных мошенников. Ведущий специалист нашей страны в обсласти кибер-безопасности президент InfoWatch Наталья Касперская утверждает, что те, кто продвигает цифровизацию документов, лишь заверяют о ведущейся разработке систем безопасности. «Это все энтузиасты электронного документооборота нам обещают, конечно; но факторы риска – человеческий фактор, коррупция, постоянные утечки, ненадежность носителей и недолговечность форматов – остаются», – подытожила Касперская. (…) «Моя личная рекомендация: ни в коем случае не сдавать биометрические данные, не вестись на удобство. Их практически с гарантией украдут, продадут, сольют. Давайте нам сначала объяснят: как эти данные планируется защищать, в том числе, от своих сотрудников», – заявила президент InfoWatch. Она добавила, что лично ей непонятно, зачем в принципе нужно повсеместное использование биометрии. «Граждане сдают отпечатки пальцев и фото лиц, их лица снимают без их ведома и согласия на улицах, на транспорте, в офисах и торговых центрах, а потом такую информацию может кто-то слить, украсть, перехватить и использовать, например, в крупных сделках с недвижимостью, при управлении счетом в банке, при проходе на закрытые объекты и тому подобном», – предостерегла она об опасности россиян. В качестве примера Касперская привела высокую вероятность подделки электронных документов вследствие целенаправленного взлома. Она подчеркнула, что подделать электронные документы проще, чем бумажные, как проще хакерам и скрыть следы своего преступления. «Если документы подделывает айтишник с высокими правами доступа, то он и журналы своего доступа тоже подделает», – сказала президент InfoWatch. При отключении электричества электронные документы тоже могут оказаться недоступны. Они могут оказаться недоступными и в том случае, если в системе произойдет сбой. В интервью агентству РИА «Новости» Наталья Касперская заявила, что россиянам ни в коем случае нельзя полностью отказываться от бумажных версий документов. По ее мнению, электронные документы таят в себе много опасностей. «Мое глубокое убеждение: обязательно надо сохранять параллельную бумажную систему. Сколько бы лет ни прошло, нужно хранить бумагу, как раз на случай сбоев в электронной системе», – заявила Наталья Касперская. (Касперская призвала россиян не сдавать биометрические данные и сохранить бумажные документы // https://www.cnews.ru/news/top/2021-10-06_kasperskaya_obrushilas_s). В том случае, если предложение депутата А.В. Горелкина приравнять биометрию к паспорту будет принято, равно как и его другие инициативы по сдаче биометрии через мобильное приложение и т.п., это создаст почти идеальную среду для различного рода мошенников. Поскольку биометрические данные неразрывно связаны с личностью человека и их невозможно заменить в случае утечки, планируемые нововведения несут огромные риски для гражданин благодаря тому, что злоумышленники смогут получить доступ к счетам, аккаунтам граждан, у них появится возможностью удаленно распоряжаться их собственностью и т.п. Даже если биометрия не попадет в руки собственно преступников, возможны ситуации, когда ее распространение способно доставить гражданам серьезные неудобства. Так, еще в июле 2018 года ЦБ опроверг сообщения о том, что биометрические данные россиян из новой системы будут доступны коллекторам (Александр Табернакулов. Добровольное принуждение: зачем банкам биометрия // https://www.forbes.ru/tehnologii/368157-dobrovolnoe-prinuzhdenie-zachem-bankam-nuzhna-biometriya). Показательно, что запрета на этот вид доступа законопроект не содержит.

Во-вторых, рассматриваемый ПФЗ угрожает конституционным правам граждан, равно как и демократическому устройству общества в целом. ЕБС очень легко совместить с системой видеонаблюдения, уже созданной в крупнейших городах нашей страны. Так, например, начальник отдела городского видеонаблюдения столичного департамента информационных технологий Дмитрий Головин еще в 2020 г. сообщил: «Мы в этом году внедрили систему видеоаналитики сразу в двух направлениях. Первое - это система распознавания лиц на 105 тыс. камер, что делает систему одной из крупнейших в мире. Вторая система - это распознавания нарушений по фотоснимкам в сфере ЖКХ». Он добавил, что на данный момент система распознавания лиц в режиме реального времени оцифровывает лица и сравнивает их с розыскными базами правоохранительных органов. (Система распознавания лиц на 105 тыс. видеокамер заработала в Москве // https://www.mskagency.ru/materials/2972389).

Как отмечают наблюдатели, это если и не сделает полностью невозможным право наших граждан собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование, гарантированное им ст. 31 Конституции РФ, то сделает его реализацию небезопасным:

— Они попробовали [бороться с демонстрациями] силовыми сценариями, но оказалось, что работает это плохо, а выглядит еще хуже, — говорит источник «Новой» в окружении администрации президента. — С помощью системы распознавания лиц, если подключить ее к профилям людей в соцсетях и на госуслугах, можно рассылать людям штрафы, как сегодня их рассылают автомобилистам.

При таком раскладе на бульварах не будет никакой Росгвардии, и перед гражданами встанет вопрос не «стоит ли идти на митинг», а «сколько этот митинг будет мне стоить» (Дарья Козлова, Арнольд Хачатуров. Глаз — народу! // https://novayagazeta.ru/articles/2019/11/05/82618-glaz-narodu).

Следует отметить, что государство уже несколько лет назад планировало создать подобную систему. Так, в прессе сообщалось, что МВД до 2023 года создаст базу биометрических данных россиян и иностранцев. Она позволит идентифицировать людей по изображению лица, отпечаткам пальцев и геномной информации. МВД России решило за три года создать централизованную базу биометрических данных россиян и иностранцев, сообщил ТАСС со ссылкой на пресс-службу министерства. Она называет банк данных Федеральной информационной системой биометрических учетов. Работы должны начаться в 2021 году и завершиться в 2023-м. Собранные данные позволят идентифицировать личность и неопознанные тела по отпечаткам пальцев, изображению лица и геномной информации. Для этого потребуется взаимодействие с объединенной поисковой федеральной системой генетической информации, рассказал собеседник ТАСС. В середине ноября 2020 года РБК рассказал, что МВД представило проект внедрения искусственного интеллекта для выявления серийных преступлений и определения внешности преступника. (Ринат Таиров. МВД запустит систему биометрических данных россиян и иностранцев // https://www.forbes.ru/newsroom/obshchestvo/414365-mvd-zapustit-sistemu-biometricheskih-dannyh-rossiyan-i-inostrancev). Другие СМИ также сообщали, что МВД России разрабатывает Федеральную информационную систему биометрических учетов (ФИСБУ) для поиска преступников и подозреваемых с помощью городских камер видеонаблюдения. По планам ведомства, искусственный интеллект будет узнавать человека по лицу, голосу, радужной оболочке глаза и татуировкам на открытых частях тела. Система будет разработана в рамках государственной программы «Безопасный город» в Москве, и технология получит финансирование из бюджета этого проекта, сообщил Овчинский, добавив, что ее тестирование станет одним из проектов «регуляторной песочницы» для развития искусственного интеллекта. Ведущий научный сотрудник научно-производственного объединения «Специальная техника и связь» МВД России Геннадий Пучков объявил о разработке ФИСБУ в октябре 2019 года в рамках выставки «Интерполитех-2019». Он говорил, что началась разработка и внедрение софта, позволяющего анализировать большой объем неструктурированных данных с помощью искусственного интеллекта. В перспективе, по его словам, «можно рассмотреть создание ПО, которое могло бы оперативно определять степень эмоционально-психического состояния проверяемых граждан» (Владислав Скобелев. МВД при помощи камер начнет искать преступников по татуировкам и походке // https://www.rbc.ru/technology_and_media/24/02/2020/5e4fb5af9a7947cfdfd5e1e3).

Особенно опасным представляется возможность отдачи принятия решений по конкретному человеку искусственному интеллекту, которому могут поручить не только поиск преступников по фотографии, но и определять степень эмоционально-психического состояния обычных граждан. Для примера приведем признание главы Сбербанка Германа Грефа, сообщившего, что из-за ошибки искусственного интеллекта банк потерял миллиарды рублей (Наталья Демченко, Екатерина Литова. Греф признал потерю миллиардов рублей из-за искусственного интеллекта // https://www.rbc.ru/finances/26/02/2019/5c74f4839a7947501397823f). Все это настолько напоминает описанную Оруэллом антиутопию, что президент компании Microsoft, великолепно понимающий перспективы развития современной компьютерной техники, счел нужным предупредить, что жизнь, изображенная в книге Джорджа Оруэлла «1984», «может стать реальностью в 2024 году», если законодатели не защитят нас от искусственного интеллекта (Глава Microsoft: 1984 год Оруэлла может наступить уже в 2024 году // https://news.mail.ru/society/46493962/).

Однако даже если человек не делает ничего противозаконного, его повседневная жизнь благодаря системе видеонаблюдения и ЕБС окажется под прочным электронным «колпаком». Таким образом, данный законопроект противоречит целому ряду важнейших статей Конституции РФ. Его принятие фактически будет означать отмену статей 23 и 24 Конституции РФ, гарантирующих каждому право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и не допускающие сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия. Поскольку право на неприкосновенность частной жизни относится к числу основных прав и свобод человека, оно является неотчуждаемым в силу ст. 17 Конституции РФ. Согласно статье 9 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ (ред. от 30.12.2020) "О персональных данных" «субъект персональных данных принимает решение о предоставлении его персональных данных и дает согласие на их обработку свободно, своей волей и в своем интересе». Статья 3 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ (ред. от 30.12.2020) "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" относит неприкосновенность частной жизни, недопустимость сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия к принципам правового регулирования отношений в сфере информации, информационных технологий и защиты информации. Все эти важные нормы права точно также будут фактически отменены, и угроза тотального повседневного контроля станет реальностью.

Также принятие данного ПФЗ превратит в насмешку ч. 1 статьи 7 Конституции РФ, которая определяет: «Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». О какой достойной жизни и свободном развитии человека может идти речь в тоталитарном обществе, принуждающем своих граждан под угрозой наступления разнообразных неблагоприятных последствий сдавать свои биометрические персональные данные и организующего на их основе тотальную служку и контроль за ними?     «Увеличение числа слепков в ЕБС может быть нужно властям для слежки за гражданами»,— считает сооснователь Центра цифровых прав Артем Козлюк. Сейчас биометрические данные собираются и обрабатываются системами распознавания лиц с помощью камер видеонаблюдения, отмечает он, и если они будут сопоставлены с данными в ЕБС и другой личной информацией, можно составить полный портрет человека и его передвижений. Интерес к таким данным, по его мнению, будут проявлять и криминальные структуры, тем более что и государственные, и корпоративные базы «регулярно утекают в сеть» (Анастасия Гаврилюк, Максим Буйлов. Биомеры будут приняты. Сбор данных граждан станет проще и принудительнее //https://www.kommersant.ru/doc/4721686).

Ряд экспертов опасается, что система видеонаблюдения и ЕБС могут стать основой социальной сегрегации общества: «Для этого и затеяны все эти урбанистические проекты, после реализации которых «идеальный москвич» должен будет приезжать со своей окраины в центр только на общественном транспорте, исключительно по производственной необходимости, а система распознавания лиц в случае надобности просто закроет ему доступ в метро или в автобус» (Дмитрий Прокофьев. «Суперколхоз»-2030 // https://novayagazeta.ru/articles/2019/11/18/82778-superkolhoz-2020). Как отмечает РИА «Катюша», сдача массовая биометрии является обязательной основой социального рейтинга гражданина, о внедрении которого, по китайскому образцу, в АП уже давно задумываются (БИОМЕТРИЧЕСКИЙ КОНЦЛАГЕРЬ ВО ВСЕ СФЕРЫ ЖИЗНИ: ПРАВИТЕЛЬСТВО ВНЕСЛО В ГОСДУМУ ОГРОМНЫЙ ШВАБОВСКИЙ ЗАКОНОПРОЕКТ // https://katyusha.org/oczifrovka/biometricheskij-konczlager-vo-vse-sferyi-zhizni-pravitelstvo-vneslo-v-gosdumu-ogromnyij-shvabovskij-zakonoproekt.html). Пример Китая является особенно показательным. Впервые идея создания системы тотального контроля населения страны была озвучена там в 2007 году предыдущим председателем КНР Ху Цзиньтао (руководил государством с 2002 по 2012 год). Тогда появился и термин «система социального кредита» (ССК), который сегодня вошел в обиход и стал привычным и понятным для любого взрослого китайца. Продолжил работу над проектом ССК новый председатель КНР Си Цзиньпин. В 2014 году Госсовет КНР обнародовал документ под названием «Программа создания системы социального кредита (2014–2020)». В Поднебесной действует железное правило: «Знай того, с кем ты общаешься». Информация, на основе которой составляются рейтинги граждан стекается в единые центры обработки и хранения из самых разных учреждений и организаций: правоохранительных органов, органов муниципальной власти, банков, торговых и иных коммерческих организаций, операторов сотовой связи, интернет-компаний и т.д. Никого в Китае особо не смущает, что программа ССК полностью нарушает права человека в части, касающейся личной и семейной тайны. Пока имплантации микрочипов в тело хронически «неправильных» граждан программа ССК не предусматривает. Но зато дополнительным  источником информации может стать быстро и широко раскидываемая по всей стране сеть камер видеонаблюдения. Кажется, Китай опередил Запад по части технологий, которые позволяют идентифицировать человека даже в толпе. Перемещение и поведение «неправильных» граждан будет дополнительно (помимо полиции) контролироваться видеокамерами. По замыслу КПК и Госсовета, рейтинги доверия должны помочь партии и государству воспитывать «правильного» гражданина. «Правильные» китайцы будут иметь высокие оценки, дающие им преференции во всех сферах жизни. А «неправильные» граждане с низкими рейтингами будут наказываться путем ограничений и запретов на пользование теми или иными благами. Вот некоторые ограничения и санкции для «неправильных» граждан: запрет на работу в госучреждениях; отказ в соцобеспечении; особо тщательный досмотр на таможне; запрет на занятие руководящих должностей в пищевой и фармацевтической промышленности; отказ в авиабилетах и спальном месте в ночных поездах; отказ в местах в люксовых гостиницах и ресторанах; запрет на обучение детей в дорогих частных школах. Поступающая в единый центр информация будет накапливаться и обрабатывается с помощью технологии big data. На выходе получается персональный рейтинг китайца. Рейтинги каждого китайца будут меняться в режиме online. Программа ССК уже проходит обкатку в нескольких десятках городов Китая. Одним из часто упоминаемых в китайских СМИ является город Жунчэн в провинции Шаньдун. В указанном городе единый информационный центр собирает данные по всем его жителям (670 тысяч человек) из 142 учреждений, всего анализируется 160 тысяч различных параметров. С 1 мая нынешнего года программа ССК вступила в новую фазу. Введена в действие первая серия штрафов и преференций для граждан, получивших «рейтинги доверия». Так, китайцы, получившие клеймо в виде буквы D, лишились доступа к самолетам и комфортабельным скорым поездам (ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ. В КИТАЕ ВОПЛОЩАЕТСЯ В ЖИЗНЬ АНТИУТОПИЯ ДЖОРДЖА ОРУЭЛЛА // https://reosh.ru/valentin-katasonov-v-kitae-voploshhaetsya-v-zhizn-antiutopiya-dzhordzha-oruella.html).

На достигнутом в Поднебесной решили не останавливаться. Недавно в ней принято решение о создании государственной системы искусственного интеллекта (GAI), которая будет основываться на всех компонентах BigData по каждому человеку и на этом основании определять его судьбу. Она начнет собирать ДНК человека и все медицинские данные практически в момент его зачатия и не оставит до самой смерти, причем метод захоронения и его место тоже укажет она. Государственный искусственный интеллект некоторые источники называют «Центральным автоматизированным судебным исполнителем» / Central Automated Records Litigator (CARL). В него непрерывно будут стекаться сведения, подслушанные и записанные на смартфоны, видеотреки с камер наружного наблюдения, данные о покупках, заказах такси или проката автомобилей, поездках на общественном и любом другом транспорте, медицинские исследования и банковские дела... Et Cetera. CARL запомнит каждое сказанное слово, которое вы произнесете в «умном доме»  или в простом, но рядом с любой «умной» вещью. Система сможет оценивать вши поведенческие характеристики, а также аккумулирует отзывы о личности человека от каждого встречного-поперечного. Мало того, кроме системы биометрического распознавания личности, в CARL планируется включить распознавание реакций за счет анализа зрачков. Добавив к этому обязательный для постоянного ношения гаджет типа «шагомер» с геопозиционированием и дополнительными функциями по оценке давления, пульса и сахара в крови, человек становится ходячим детектором лжи и от государства у него вообще не остается никаких секретов. «В результате работы GAI ожидается создание нового кастового общества, который соответствует замыслам глобалистам о Новом дивном мире инклюзивного капитализма без собственности и социальных лифтов (их просто не будет, ведь все предопределено) под руководством транснациональных корпораций. Весь мир, в том числе и Россию, ведут к этому будущему, только путь Ротшильдов через Китай оказался короче». (Дмитрий Светин. ОТ GAI ДО «ГЕЕВ»: ПЛАНЫ ЭЛЕКТРОННОГО КОНЦЛАГЕРЯ В КИТАЕ, ИЛИ ЧТО БУДЕТ ПОСЛЕ СОЦИАЛЬНЫХ РЕЙТИНГОВ // https://katyusha.org/oczifrovka/ot-gai-do-geev-planyi-elektronnogo-konczlagerya-v-kitae-ili-chto-budet-posle-soczialnyix-rejtingov.html). Нетрудно заметить целый ряд параллелей между китайской и планируемыми отечественными системами, что, впрочем, не удивительно, учитывая регулярный обмен опытом между российскими и китайскими чиновниками в области цифровизации. Как видим, вполне реальная угроза того, что в результате принятия данного ПФЗ может быть построен электронно-цифровой концлагерь с тотальной слежкой за каждым гражданином, в представлении депутата А.В. Горелкина явно не относится к негативным социальным последствиям.

Наконец, третья глобальная угроза безопасности в случае принятия этого законопроекта исходит от внешних сил. Хотя в ч. 2 ст. 1 ПФЗ и утверждается, что положения настоящего Федерального закона не распространяются на отношения, возникающие при осуществлении федеральными органами исполнительной власти идентификации и (или) аутентификации с использованием биометрических персональных данных физических лиц в целях оперативно-розыскной, контрразведывательной или разведывательной деятельности, обороны страны, обеспечения безопасности государства и охраны правопорядка, функционирования государственной системы миграционного и регистрационного учета, это не совсем так. Даже если биометрические персональные данные не будут собираться у военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов (что уже чревато созданием сословного кастового общества, когда одни слои населения заносятся в ЕБС и находятся под «колпаком», а другие нет), все равно принятие данного законопроекта нанесет огромный ущерб национальной безопасности. В любом случае в ЕБС окажутся данные семей военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов, что может создать условия для осуществления разнообразного шантажа со стороны разведок иностранных государств. Во-вторых, в ЕБС могут оказаться данные тех лиц, которые впоследствии могут быть призваны или мобилизованы на военную службу, а с помощью биометрии отследить их перемещение будет чрезвычайно легко. Наконец, ни одна армия не может успешно воевать без соответствующего материально-технического снабжения и нормального функционирования транспортных сетей. Однако статья 13 ПФЗ прямо предусматривает идентификацию и (или) аутентификацию при проходе на территорию организаций оборонно-промышленного, атомного энергопромышленного, ядерного оружейного, химического, топливно-энергетического комплексов, организаций, относящихся к объектам транспортной инфраструктуры, субъектам критической информационной инфраструктуры, объектов, совершение террористического акта на территории которых может привести к возникновению чрезвычайных ситуаций с опасными социально-экономическими последствиями. Следовательно, вся информация о всех работниках этих важнейших для обороноспособности страны отраслей будет находиться в ЕБС, что, в случае необходимости, позволит отследить их перемещение в режиме реального времени. О том, к какому ущербу для обороноспособности страны это может привести, когда эти данные попадут в руки враждебных спецслужб, красноречиво говорит недавняя гибель Мохсена Фахризаде. Этого иранского физика-ядерщика, руководящего программой по созданию атомного оружия убили агенты «Моссада» в 2020 году с помощью роботизированного пулемета, которым управляли дистанционно с использованием нейросетей. Пулемет вместе с несколькими камерами для обзора за местностью и целью установили на грузовичке. Еще один автомобиль припарковали в 1,2 км от робота. Размещенные на этой машине камеры должны были идентифицировать ученого в машине и исключить вероятность огня по ложной цели (Михаил Котляр. Робот-убийца «Моссада» против «отца иранской ядерной программы» // https://www.gazeta.ru/army/2021/09/19/14000252.shtml). Как сообщили иранские официальные лица, пулемет навелся на лицо Фахризаде с помощью высокотехнологичной камеры, в нем были применены технологии искусственного интеллекта (Иранского ядерщика Фахризаде убил пулемет с искусственным интеллектом, заявили военные // https://ittiloot.com/all/bezopasnost/33677-iranskogo-jaderschika-fahrizade-ubil-pulemet-s-iskusstvennym-intellektom-zajavili-voennye.html). Хорошо известно, что утечки систематически происходят из разных, в том числе и государственных информационных систем, равно как и то, что создать их 100 % защиту невозможно. В случае хищения биометрических персональных данных из ЕБС иностранные спецслужбы с легкостью смогут организовать за наиболее важными специалистами слежку и, в случае необходимости, ликвидировать их. С еще большей легкостью они смогут собрать на них компрамат и постараться осуществить их вербовку.

Также необходимо учитывать то обстоятельство, что подавляющее большинство компьютерного оборудования и программного обеспечения в нашей стране иностранного производства. Даже в системе ЦБ РФ используется 40% прикладного ПО зарубежного производства, зарубежных баз данных, ОС, аппаратно-программного обеспечения - 95% (Мониторинг СМИ. 10 ДЕКАБРЯ 2020. с. 22-37). В сложившихся условиях ожесточенного противостояния с Западом эта зависимость от иностранного оборудования и программ делает нашу страну особенно уязвимой. Необходимо напомнить, что число DDОS-атак на российские компании в марте 2022 года выросло в 8 раз по сравнению с февралем. Об этом сообщает газета "Известия" со ссылкой на исследование "Лаборатории Касперского". В исследовании отмечено, что продолжительность атак увеличилось с 12 минут в феврале-марте 2021 года до 29,5 часа в аналогичный период этого года. Самая длительная DDOS-атака продолжалась 145 часов (более шести суток).

Также в материалах исследования говорится, что наибольшая доля хакерских атак приходится на финансовые организации - 35%, на государственные органы пришлось 33% атак, на образовательные учреждения - 9%, на СМИ - 3%, на другие сферы - 20%.

"В конце IV квартала 2021 года уже фиксировались рекордные для того времени показатели активности злоумышленников, но нынешние цифры значительно превосходят их. По косвенным признакам видно, что в начале всплеска DDoS-атак в них принимало участие большое количество так называемых хактивистов, непрофессиональных хакеров. Со временем их доля в общем числе атакующих снизилась. При этом сами атаки стали более мощными, подготовленными и длительными", - сказал эксперт по кибербезопасности "Лаборатории Касперского" Александр Гутников.

В Минцифры подтвердили изданию, что число атак на государственные органы увеличилось десятикратно по сравнению с показателями 2021 года. ("Известия": количество хакерских атак на компании РФ в марте увеличилось в восемь раз // https://tass.ru/ekonomika/14248979). В условиях начавшегося ожесточенного противостояния с Западом в самых различных сферах, в том числе и в информационной, любая попытка собрать биометрические персональные данные у значительной части населения нашей страны представляет смертельную угрозу национальной безопасности и обороноспособности наших вооруженных сил.

В связи с этим следует обратить более пристальное внимание на автора данной инициативы. Ранее он уже отметился другим резонансным законопроектом в 2018 г.: «Законопроект о снятии части ограничений на рекламу пива внес в Госдуму депутат-единоросс Антон Горелкин 12 декабря» (Госдума приняла законопроект о возвращении рекламы пива на ТВ в первом чтении // https://www.vedomosti.ru/business/news/2018/12/18/789609-gosduma-piva). Наблюдатели так описали происходившие тогда события: «В декабре 2018 года депутаты Госдумы приняли в первом чтении законопроект, продлевающий рекламу пива на телевидении, радио и в печатных СМИ. Документом предлагалось продлить разрешение на неопределенный срок, отменить запрет на использование в рекламе алкогольной продукции образов людей и животных и т.д. Одним из авторов законопроекта выступал депутат Антон Горелкин. Парламентская оппозиция встретила документ в штыки. Депутат-коммунист Николай Коломейцев даже назвал его авторов «лоббистами зарубежных компаний» и «прямыми врагами России». (…)

Здесь стоит отметить, что в качестве аргументации в пользу своего законодательного детища Антон Горелкин использовал довод о том, что уровень алкоголизации в России ежегодно снижается. «Мы не входим даже в мировой топ-20 самых пьющих стран», - убеждал он, добавляя, что ВОЗ приводит Россию, как пример успешного решения алкогольной проблемы.

Однако журналисты и блоггеры подметили: с материалами статистики депутат обращается, мягко говоря, вольно. Согласно данным все той же ВОЗ, ранее опубликованным отечественными СМИ, потребление спиртного россиянами действительно снижается. В тройку самых пьющих стран РФ не входит, она занимает… четвертое место. Видимо, манипуляция фактами, равно как игра на публику, давно вошли в привычку народного избранника» (Кемеровские интриги и московский самопиар Антона Горелкина // https://compromat.group/main/politics/19228-kemerovskie-intrigi-i-moskovskiy-samopiar-antona-gorelkina.html). Неизвестно, получал ли тогда деньги за лоббирование интересов зарубежных компаний депутат А.В. Горелкин, равно как неизвестно, получил ли он деньги за нынешний законопроект от криминальных структур или иностранных спецслужб. Однако, несомненно другое: оба этих законопроекта объективно служат интересам врагов России, что в нынешних условиях противостояния с Западом категорически неприемлемо.

В связи с вышеизложенным необходимо отклонить проект федерального закона № 211535-8 «О государственной информационной системе "Единая информационная система персональных данных, обеспечивающая обработку, включая сбор и хранение биометрических персональных данных, их проверку и передачу информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным физического лица», представляющего угрозу правам и свободам граждан Российской Федерации и национальной безопасности.




Подписывайтесь на наши ресурсы:
#ЕБС # Электронный концлагерь # Тотальный контроль
Дорогие друзья!

Наша деятельность ведется на общественных началах и энтузиазме. Мы обращаемся к Вам с просьбой оказать посильную помощь нашей экспертной и правозащитной деятельности по защите традиционной семьи и детей России от западных технологий и адаптированных с помощью лоббистов законов. С Вашей помощью мы сможем сделать еще больше полезных дел в защите традиционной Российской семьи!

Для оказания помощи можно перечислить деньги на карту СБЕРБАНКА 4276 5500 3421 4679,
получатель Баранец Ольга Николаевна
или воспользуйтесь формой для приема взносов: