Аналитическая справка по законопроекту № 957354-7

«О внесении изменения в статью 16 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации" в части определения полномочий по установлению порядка применения электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ»

#
Общественный уполномоченный по Защите Семьи
11:45 / 22.11.2020
0

" data-image="https://ouzs.ru/upload/iblock/fef/fefbbe07581ef95a2a032b7280e5185d.jpg" data-url="//ouzs.ru/news/analiticheskaya-spravka-po-zakonoproektu-957354-7-/" >

15 мая 2020 года в Государственную Думу РФ был внесен проект федерального закона № 957354-7 «О внесении изменения в статью 16 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации" в части определения полномочий по установлению порядка применения электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ» (https://sozd.duma.gov.ru/bill/957354-7). 18.11.2020 г. планировалось принять законопроект в первом чтении, однако в этот день решено было перенести его рассмотрение на другое пленарное заседание. Изменения предлагается внести во вторую часть указанной статьи. Согласно действующей редакции, принятой совсем недавно, 26.07.2019 г., организации, осуществляющие образовательную деятельность, вправе применять электронное обучение, дистанционные образовательные технологии при реализации образовательных программ в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере высшего образования, по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере общего образования. Итак, порядок применения электронного обучения и дистанционных образовательных технологий устанавливает Министерства науки и высшего образования Российской Федерации по согласованию с Министерством просвещения Российской Федерации.

Авторы ПФЗ предлагают изложить ч. 2 данной статьи в следующей редакции: «2. Организации, осуществляющие образовательную деятельность вправе применять электронное обучение, дистанционные образовательные технологии при реализации образовательных программ.

Порядок применения электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации основных и дополнительных общеобразовательных программ, образовательных программ среднего профессионального образования и соответствующих дополнительных профессиональных программ, основных программ профессионального обучения устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере общего образования. Порядок применения электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ высшего образования и соответствующих дополнительных профессиональных программ устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере высшего образования».

Таким образом, речь идет не о согласовании между двумя министерствами порядка применения электронного обучения и дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ, а о разграничении их полномочий в этой сфере: вопросы внедрения электронных технологий в общее образование и среднее профессиональное образование отнесены к компетенции Минпросвещения России, а их внедрение в высшее образование - к компетенции Минобрнауки России. Это могло бы показаться просто разделением функций, однако помимо этого в ПФЗ появляется и другое новшество: реализация с помощью электронного обучения и дистанционных образовательных технологий основных и дополнительных общеобразовательных программ, основных программ профессионального обучения. Кроме того, РИА «Катюша» обратило внимание и на содержащееся в Пояснительной записке обоснование этого законопроекта и последствия его принятия: «Вроде как речь идет о простом уточнении полномочий, но… далее авторами ПФЗ приводятся последствия, якобы логически вытекающие из данного уточнения. И вот здесь становится понятно, что эти последствия призваны серьезно разогнать дистант, ускорить его внедрение, максимально расширить его использование на всех уровнях образования:

«Принятие законопроекта потребует корректировки подзаконных нормативных правовых актов в части регламентации роли и обязанностей педагогических работников, определения перечня преподаваемых в таком формате предметов, выполнения домашних заданий, продолжительности урока, проведения итоговой аттестации и др.»

Ключевыми, как видим, здесь являются нормативно-правовые акты – приказы Минпросвета и Минобрнауки, которые посыпятся как из рога изобилия и будут касаться предметов, которые можно будет «преподавать» удаленно, новых обязанностей учителей-дистанционщиков, нового формата уроков, домашних заданий и итоговых экзаменов – то есть полного переформатирования образовательного процесса в России по воле форсайтщиков. К 2030 году, напомним, они в своих прожектах четко наметили полное уничтожение традиционного формата обучения, останется оно разве что для кучки «избранных» детей «элиты».

Заметим, что законопроект уже получил положительные заключения профильного Комитета и правового управления Думы и в июле, скорее всего, будет принят депутатами. В результате нового порядка применения ДОТ школы и университеты получат карт-бланш на новый виток внедрения дистанта, соответствующим образом будет переформатироваться и профессия педагога – в сторону «тьютора-навигатора цифрового мира» для «самообучающегося» школьника/студента/взрослого» (Форсайтщики начали легализовывать дистант: анализ трех «электронно-образовательных» законопроектов в Госдуме).

Уже после выхода этой статьи появилось Заключение на проект федерального закона № 957354-7 комитета Государственной Думы по образованию и науке от 12 ноября 2020 года, Протокол № 113-2, размещенное на том же сайте. В нем в частности говорится: «Вместе с этим, Комитет считает необходимым отметить, что во всех перечисленных нормативных правовых актах практически полностью отсутствуют нормы, регулирующие порядок реализации образовательных программ с применением исключительно электронного обучения, дистанционных образовательных технологий, что является особенно востребованным при организации работы образовательных организаций в условиях коронавирусной эпидемии. При этом Комитет обращает внимание на то, что применение электронного обучения, дистанционных образовательных технологий предусматривалось федеральными государственными образовательными стандартами при обычной организации образовательного процесса непосредственно в самой образовательной организации.

Комитет полагает, что одной из ключевых составляющих порядка применение электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ является регламентация характеристик электронной информационно-образовательной среды образовательной организации. В этой связи Комитет обращает внимание на то, что организации высшего образования, реализующие программы высшего образования с использованием собственной электронной информационно-образовательной среды, будут использовать указанную среду и в случае реализации ими в соответствии с нормами части 4 статьи 23 Закона об образовании основных общеобразовательных программ, образовательных программ среднего профессионального образования, программ профессионального обучения, дополнительных общеобразовательных программ, дополнительных профессиональных программ, в отношении которых порядок применения электронного обучения, дистанционных образовательных технологий будет устанавливаться согласно законопроекту Министерством просвещения Российской Федерации. В силу указанного обстоятельства по мнению Комитета в рамках предложенной концепции законопроекта при его подготовке по второму чтению целесообразно рассмотреть вопрос о согласовании Министерством науки и высшего образования Российской Федерации порядка применения электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации основных и дополнительных общеобразовательных программ, образовательных программ среднего профессионального образования и соответствующих дополнительных профессиональных программ, основных образовательных программ профессионального обучения, устанавливаемого Министерством просвещения Российской Федерации» (Заключение на проект федерального закона № 957354-7 комитета Государственной Думы по образованию и науке. С. 4-5). Как видим, Заключение комитета Государственной Думы по образованию и науке на этот законопроект подтверждает худшие опасения РИА «Катюша». Авторы Заключения уже не скрывают, что стремятся в том числе и с помощью данного ПФЗ перейти исключительно на электронное обучение при реализации основных общеобразовательных программ высшего образования, основных и дополнительных общеобразовательных программ, основных образовательных программ профессионального обучения, что неизбежно приведет к уничтожению нормального классического образования. Едва ли надо доказывать, что лишенная образования страна не имеет будущего и обречена вечно прозябать в роли третьеразрядного сырьевого придатка.

В связи с вышеизложенным требуется принять все возможные меры для отклонения проекта федерального закона 957354-7 «О внесении изменения в статью 16 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации" в части определения полномочий по установлению порядка применения электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ», который представляет угрозу всей системе образования в Российской Федерации и самому будущему нашей страны.

Подписывайтесь на наши ресурсы:
#Дистанционное образование # Электронная школа
Дорогие друзья!

Наша деятельность ведется на общественных началах и энтузиазме. Мы обращаемся к Вам с просьбой оказать посильную помощь нашей экспертной и правозащитной деятельности по защите традиционной семьи и детей России от западных технологий и адаптированных с помощью лоббистов законов. С Вашей помощью мы сможем сделать еще больше полезных дел в защите традиционной Российской семьи!

Для оказания помощи можно перечислить деньги на карту СБЕРБАНКА 4276 5500 3421 4679,
получатель Баранец Ольга Николаевна
или воспользуйтесь формой для приема взносов: