Аналитическая справка по законопроекту № 270838-8

#
Общественный уполномоченный по Защите Семьи
08:55 / 18.01.2023
Изменен: 18.01.2023

29.11.22 г. депутаты Государственной Думы РФ А.Г. Аксаков, К.М. Бахарев, А.Н. Свистунов, И.Н. Бабич, О.Д. Димов, В.С. Макаров, С.В. Алтухов; сенаторы Российской Федерации Н.А. Журавлев, Г.Н. Карелова, А.Д. Артамонов, М.М. Ульбашев, А.А. Клишас внесли в Государственную Думу проект федерального закона № 270838-8 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с внедрением цифрового рубля» (https://sozd.duma.gov.ru/bill/270838-8). Поскольку данный законопроект в будущем может коснуться каждого гражданина и существенно изменить финансово-экономическое положение в стране в целом, для правильного понимания следует рассмотреть его в контексте процессов, идущих как в мире, так и в нашей стране.

1.     Цифровые валюты центральных банков (ЦВЦБ) как проект глобалистов

На официальном сайте МВФ размещена посвященная этим цифровым валютам статья эксперта Э. Стенли, в которой, в частности, говорится: «Более половины мировых центральных банков изучают или разрабатывают цифровые валюты.

Цифровые валюты центрального банка (ЦВЦБ) — это цифровые версии денег, которые выпускаются и регулируются центральными банками. Как таковые, они более безопасны и по своей сути не волатильны, в отличие от криптоактивов.

Хотя некоторые могут предположить, что ЦВЦБ являются новой концепцией, на самом деле они существуют уже три десятилетия. В 1993 году Банк Финляндии запустил смарт-карту Avant, электронную форму наличных денег. Хотя эта система была в итоге отменена в начале 2000-х годов, ее можно считать первой в мире ЦВЦБ.

Но только недавно исследования ЦВЦБ получили глобальное распространение. Центральные банки во всем мире в настоящее время изучают потенциальные преимущества ЦВЦБ, в том числе то, как они повышают эффективность и безопасность платежных систем.

По состоянию на июль 2022 года в мире насчитывалось около 100 ЦВЦБ на стадиях исследований или разработок, и две были в полной мере введены в оборот: eNaira в Нигерии была объявлена в октябре 2021 года, а багамский песочный доллар дебютировал в октябре 2020 года.

Страны имеют разную мотивацию для изучения и выпуска ЦВЦБ, но в случае Багамских Островов основной движущей силой была необходимость обслуживания населения, не охваченного или недостаточно охваченного банковскими услугами, на более чем 30 населенных островах страны.

Помимо содействия финансовой интеграции, как утверждают ведущие эксперты, ЦВЦБ могут повысить устойчивость внутренних платежных систем и способствовать конкуренции, что может улучшить доступ к деньгам, повысить эффективность платежей и снизить транзакционные издержки. ЦВЦБ могут повысить прозрачность денежных потоков и помочь уменьшить замещение валюты» (ЭНДРЮ СТЕНЛИ. ВОСХОЖДЕНИЕ ЦВЦБ // ). Число вплотную занявшихся проблемой цифровых валют ЦБ стремительно растет и постепенно приближается к 100 %: «По данным Банка международных расчетов, сегодня 86% регуляторов мира исследуют возможности цифровых валют центральных банков» (ЕленаАбдуллаева. Развитие цифровых валют центральных банков на современном этапе.Мировой опыт и прогнозы // ). Понятно, что если почти 90 % мировых центральных банков одновременно, как по команде, обратились к этому вопросу, произошло это не случайно, а благодаря участию координирующего центра, давшего соответствующие рекомендации. Как отмечают эксперты, первоначально центральные банки не очень интересовались этим вопросом, но их интерес к ЦВЦБ резко усилился, когда директор-распорядитель МВФ К. Лагард в ноябре 2018 года призвала центральные банки рассмотреть концепцию ЦВЦБ. (Цифровая валюта центрального банка (ЦВЦБ):Россия в контексте мировой практики //)

По состоянию на конец 2021 года ЦВЦБ официально запущены уже в десяти государствах мира, в частности, в таких регионах, как Карибский бассейн, Юго-Восточная Азия и Африка. Впервые национальные ЦВЦБ были объявлены в качестве законного средства платежа в октябре 2020 года сразу в Содружестве Багамских Островов и Камбодже. Первое состоит из более 200 островов и, в силу этого, сталкивалось с определенными проблемами финансовой доступности для населения. «Песочный доллар» (ЦВЦБ Sand Dollar) оценивается в соотношении 1:1 к багамскому доллару, который, в свою очередь, привязан к доллару США. В Камбодже новая цифровая валюта Bakong поддерживает транзакции не только с камбоджийским риелем, но также и с долларом США. Системой Bakong может воспользоваться любой человек, имеющий камбоджийский номер телефона и счет в камбоджийском банке. Все транзакции проходят в режиме реального времени и фиксируются центральным банком. Целью создания ЦВЦБ в Камбодже также стало развитие финансовой доступности, поскольку банковские счета имеют лишь небольшое числа граждан, но зато почти каждый является обладателем смартфона. 

В 2021 году официально начали использовать ЦВЦБ семь государств валютного союза Организации Восточно-Карибских государств (OECS). В апреле Восточно-Карибский центральный банк начал эмиссию национальной цифровой валюты DCash в четырех странах союза: Сент-Китсе и Невисе, Антигуа и Барбуде, Гренаде и Сент-Люсии. Следующим легализовала ЦВЦБ Нигерия, запустившая цифровую найру (eNaira).

Наиболее значительным событием в этой сфере стал эксперимент с цифровым юанем в Китае. В начале 2021 года его начали тестировать шесть ведущих китайских банков, к которым позднее присоединилось свыше ста финансовых организаций и партнеров. Летом он начал приниматься в пекинском метро. По состоянию на конец июня 2021 года в КНР было открыто свыше 20,8 млн кошельков физических лиц и свыше 3,5 млн корпоративных кошельков, через которые проведено 70,7 млн транзакций на сумму примерно 34,5 млрд юаней (≈5,4 млрд долл. США). Кроме того, регулятор КНР присоединился к проекту Инновационного хаба Банка международных расчетов m-CBDC Bridge, целью которого является проведение совместных экспериментов по тестированию трансграничных возможностей ЦВЦБ.

В прошлом году Европейский центральный банк запустил пилот цифрового евро. Насколько можно судить, главной причиной стало стремление Европейского союза к обеспечению цифрового суверенитета, поскольку цифровой евро должен быть связан с новой общеевропейской платежной системой EPI (European Payments Initiative). В США нет единства мнений в Совете управляющих Федеральной резервной системы по поводу целесообразности цифрового доллара. Председатель Совета управляющих ФРС Джером Пауэлл заявил, что ФРС США не определилась в отношении вопроса, будут ли преимущества ЦВЦБ перевешивать связанные с ее запуском издержки (Елена Абдуллаева. Развитиецифровых валют центральных банков на современном этапе. Мировой опыт и прогнозы//). Американский эксперт А. Поллок во время слушаний Подкомитета по денежно-кредитной политике и торговле США, проводимых Конгрессом США в июле 2018 года, вообще заявил, что ЦВЦБ являются «одной из худших финансовых идей. Введение ЦВЦБ увеличит монопольное влияние центральных банков в экономике, чего следует избегать» (Цифровая валюта центрального банка (ЦВЦБ): Россия в контекстемировой практики //).

Необходимо отметить, что в настоящий момент ЦВЦБ разрабатывается как глобалистский проект. Так, в октябре 2020 года Банк международных расчетов (БМР) вместе с центральными банками ведущих западных государств, в частности Банком Канады, Банком Англии, Банком Японии, ЕЦБ, ФРС США, Риксбанк и Национальным банком Швейцарии, опубликовали рекомендации для центральных банков, содержащие ключевые параметры, которые следует учитывать при разработке ЦВЦБ.

На основе вышеупомянутых принципов Банком международных расчетов были установлены следующие ключевые особенности будущих ЦВЦБ-систем:

—они должны быть устойчивыми, удобными и доступными для пользователей

— граждане должны иметь возможность пользоваться ЦВЦБ по низкой цене или бесплатно;

— ЦВЦБ должны поддерживаться прозрачной законодательной базой и соответствующими стандартами, содействовать честной конкуренции в частном секторе и стимулировать развитие инноваций.

Разрабатывается вопрос и трансграничного использования ЦВЦБ. Одним из наиболее масштабных на сегодняшний день экспериментов в области трансграничного использования ЦВЦБ является разработка Инновационным хабом БМР в сотрудничестве с рядом центральных банков проекта mCBDC Bridge или mBridge. MBridge представляет собой единую мультивалютную ЦВЦБ-систему, в которой может участвовать неограниченное число центральных банков, осуществляя эмиссию и погашение ЦВЦБ. В будущем mBridge должна обеспечить возможность развития взаимосвязи совместимых ЦВЦБ-систем. Инициатива mBridge была создана на основе совместного проекта Управления денежного обращения Гонконга и Банка Таиланда по трансграничному использованию ЦВЦБ, к которому впоследствии присоединились Инновационный хаб БМР, Институт цифровой валюты Народного банка Китая и Центральный банк ОАЭ. Целью mBridge заявлено стремление «соединить рынки» для осуществления трансграничных переводов (Елена Абдуллаева. Развитие цифровых валют центральныхбанков на современном этапе. Мировой опыт и прогнозы // ). И это не единственный подобного рода проект: «Например, пилотный проект трансграничных платежей Dunbar разрабатывается коалицией Южной Африки, Сингапура, Малайзии и Австралии под эгидой БМР и уже тестируется участниками. Ключевая его цель — сделать международные трансакции более быстрыми и простыми и исключить из процесса переводов посредника — банки-корреспонденты. Франция помимо разработки модели цифрового евро также активно участвует в тестах цифровых валют для трансграничных переводов параллельно с Сингапуром и Тунисом» (Денис Гончаренко.Деньги в лучшей форме //).

В октябре 2021 г. «Большая семерка» сформулировала 13 принципов обращения розничных ЦВЦБ, одним из которых было требование легализации их на международном уровне (Public Policy Principles for Retail Central Bank Digital Currencies (CBDCs) //).

Хотя времена, когда Россия участвовала в заседаниях «Большой восьмерки», по всей видимости, прошли безвозвратно, финансовые власти нашей страны фактически взяли под козырек и поспешили исполнить рекомендацию по легализации ЦВЦБ. Хотя авторы ПФЗ прямо и не говорят, что исполняют глобалистскую повестку, однако в Пояснительной записке они признают, что в процессе подготовки законопроекта был «проанализирован зарубежный опыт создания и регулирования валют центральных банков. В рамках работы над законопроектом осуществлялся анализ проектов зарубежных государств, направленных на внедрение цифровых валют центральных банков, в части вопросов, связанных с их регулированием. В частности, были изучены подходы к внедрению цифровых валют центральных банков стран ЕАЭС, а также КНР, Турции, стран Европейского союза, Великобритании и США. Общие концептуальные подходы, выработанные иностранными разработчиками, были в определённой части восприняты как при создании концепции цифрового рубля, так и при формировании положений законопроекта» (Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с внедрением цифрового рубля», л. 1).

Неизвестно, учли ли авторы ПФЗ негативный опыт Финляндии и Чехии: «Эксперименты по цифровизации национальных валют ставились еще в 1990-х годах в Финляндии и в 2000-х в Чехии, но не имели видимого успеха» (Денис Гончаренко. Деньги влучшей форме // ). Зато из текста Пояснительной записки следует, что разработчиками законопроекта был полностью проигнорирован отрицательный опыт в этой сфере Эквадора и Уругвая. В создании цифрового сукре власти Эквадора увидели возможности восполнить отсутствие суверенной валюты, развития платежной инфраструктуры и решения проблем финансовой доступности. «Однако целесообразность развития проекта не оправдалась ввиду низкого спроса со стороны населения и высоких затрат правительства. В результате проект был свернут — держателей цифровой валюты центрального банка заранее уведомили о необходимости вывода денег с цифровых кошельков в целях сохранения своих денежных средств.

Подобная участь ждала и уругвайский e-Peso, который после успешного пилотирования в 2017–2018 годах был выведен из обращения, несмотря на то, что реализация данного проекта получила высокую оценку со стороны Международного валютного фонда». (Елена Абдуллаева. Развитие цифровыхвалют центральных банков на современном этапе. Мировой опыт и прогнозы //).

В то время, как финансовые власти США благоразумно взяли паузу в ведении ЦВЦБ, а в ЕС ограничились пилотным проектом, ЦБ РФ и авторы ПФЗ вместо того, чтобы хотя бы подождать результата введения цифровых денег в других государствах, стремятся как можно скорее присоединить Россию к Камбодже и Нигерии в качестве еще одного подопытного кролика из третьего мира для экспериментов МВФ и других глобалистских структур по внедрению ЦВЦБ. Как видим, единственной крупной экономикой, которая приступила к внедрению цифровых денег, является Китай. Однако необходимо иметь в виду, что именно там на сегодняшний день идет построение электронно-цифрового концлагеря, важным элементом которого как раз и являются ЦВЦБ.

2.     Цифровые деньги как важное условие создания электронно-цифрового концлагеря

Даже в официальном журнале Международного валютного фонда «Финансы и развитие» ряд авторов указывают на опасности, которые могут нести ЦВЦБ: «Распространение цифровых технологий, которыми обусловлено это преобразование, может стимулировать появление полезных инноваций и расширить доступ к базовым финансовым услугам. Однако существует риск, что технологии могут повысить концентрацию экономической власти и позволят крупным корпорациям и органам государственного управления еще больше вмешиваться в нашу финансовую и личную жизнь» (Эсвар Прасад. Новая эра для денег // Финансы и развитие. Сентябрь 2022. Выпуск 59. Номер 3. С. 6); «Уязвимые места ЦВЦБ могут быть использованы для дискредитации финансовой системы страны. ЦВЦБ смогут накапливать конфиденциальные данные о платежах и пользователях в беспрецедентных масштабах. Оказавшись в чужих руках, эти данные могут быть использованы для шпионажа за частными операциями граждан, получения конфиденциальной информации о физических лицах и организациях, и даже для кражи денег. Если ЦВЦБ будет внедрена без надлежащих протоколов безопасности, она может существенно расширить масштабы и объемы многих угроз безопасности и конфиденциальности, которые уже существуют в современной финансовой системе. До недавнего времени в мире кибербезопасности и центральных банков было проделано мало работы, чтобы реально понять конкретные риски для кибербезопасности и конфиденциальности, связанные с ЦВЦБ. (…) Многие из предлагаемых вариантов конструктивных решений для ЦВЦБ (особенно розничных ЦВЦБ) включают централизованный сбор данных об операциях, что создает серьезные риски для конфиденциальности и безопасности. С точки зрения конфиденциальности такие данные могут быть использованы для слежки за платежами граждан. Накопление такого количества конфиденциальных данных в одном месте также увеличивает угрозу безопасности, намного повышая отдачу для потенциальных злоумышленников» (Джош Липски, Оле Моер и Джулия Фанти. Новый вызов в области кибербезопасности для центральных банков// Финансы и развитие. Сентябрь 2022. Выпуск 59. Номер 3. С. 30-31). В аналитическом докладе Ассоциации банков России, в опубликованном в июне 2021 г., также отмечается, что «в случае поспешности при принятии решения по введению ЦВЦБ это может быть чревато далеко идущими и непредсказуемыми последствиями для проводимой центральными банками денежно-кредитной политики (ДКП). Вместо повышения эффективности трансмиссионного механизма результатом может оказаться трансформация ДКП в административно-распределительную систему «вертолетных денег». Нет единства позиций в понимании того, каким образом ЦВЦБ повлияют на спрос на деньги, на банковские депозиты, предложение кредита и структуру финансовых рынков. (…) Еще одним немаловажным риском является угроза кибербезопасности, заключающаяся в получении несанкционированного доступа к цифровому кошельку ЦВЦБ клиента, а также конфиденциальной информации о нем и его операциях. Данный риск возрастает по мере введения возможности осуществления офлайн платежей с помощью ЦВЦБ. Проведение многочисленных мошеннических операций методами социальной инженерии по получению доступа к цифровым кошелькам клиента, а также хищению средств со счета может привести к существенному снижению репутации центрального банка не только как эмитента денег, так и регулятора денежно-кредитной системы, что скажется на существенном снижении эффективности проведения денежно-кредитной политики и устойчивости финансовой системы в целом» (Цифровая валюта центрального банка (ЦВЦБ): Россия в контекстемировой практики // ). Даже в изданной в апреле 2021 г. Банком России «Концепции цифрового рубля» признается, что при обсуждении этого вопроса ряд респондентов обратили внимание на вероятность возникновения новых рисков, в частности:

• возможность доступа к одному кошельку через различные финансовые организации, обладающие разным уровнем систем кибербезопасности;

• отсутствие непосредственного контроля офлайн-платежей снижает возможности выявления и предотвращения мошеннических платежей;

• внедрение новой технологии может спровоцировать появление новых видов вредоносных программных продуктов и хакерских атак.

Также, по мнению 67% респондентов, актуальными остаются риски мошеннических действий с использованием методов социальной инженерии.

(Концепция цифрового рубля // ). Ради чего ЦБ РФ и авторы ПФЗ хотят подвергнуть наших граждан таким рискам, особенно в ходе политического, экономического и технологического противостояния с Западом?

Одна из причин была названа в предыдущем разделе – выполнение указаний глобалистских структур. Однако сами эти указания не являются проявлением волюнтаризма со стороны отдельных высокопоставленных глобалистов, а преследуют вполне определенную цель. Ею является установление как можно более тотального контроля за человеком, благодаря чему можно будет легко заставить его выполнять любые указания контролирующих органов. В изданной в апреле 2021 г. Банком России «Концепции цифрового рубля» прямо говорится: «На  платформе цифрового рубля будет обеспечена конфиденциальность информации об  операциях клиентов и  защита их  персональных данных. При этом расчеты в  цифровом рубле не предполагают анонимности платежей» (Концепция цифрового рубля // ). Если в случае расчетов наличными деньгами государству, если оно только не установит видеокамер в каждом магазине, не известно, кто у кого и что именно купил, то введение цифровых денег кардинально меняет ситуацию и проконтролировать можно будет каждую покупку.

Говоря о первом успешном тестировании операций с цифровыми рублями, выпущенными на тестовой версии платформы «Цифрового рубля», произведенном банками ВТБ и ПСБ в феврале 2022 г., первый заместитель председателя ПСБ Олег Барыбин прямо сказал: «Цифровой рубль выводит национальную платежную инфраструктуру на принципиально новый уровень, совершенствует стандарты надежности и прозрачности расчетов в системе денежного обращения и российской экономике». Как отмечается в статье, «хранение и учет цифровых рублей напрямую осуществляет Банк России» (ВТБ и ПСБ первыми в России протестировали перевод цифровых рублей между клиентами // ). В «Концепции цифрового рубля» Банка России при перечислении плюсов для граждан и бизнеса в качестве шестого пункта открыто указывается: «Повышение уровня безопасности за счет наличия уникальных номеров цифровых рублей, позволяющих отследить их движение и упростить восстановление нарушенных прав владельца в случае их утраты или хищения» (Концепция цифрового рубля // ).

Учет каждого цифрового рубля в ЦБ РФ и полная прозрачности расчетов с их использованием открывает государству новые горизонты для слежки за каждым человеком.

С учетом этого становится понятно, почему уже в ст. 1 ПФЗ вносятся изменения в Федеральный закон «О банках и банковской деятельности». Статья 26 данного ФЗ, посвященная банковской тайне, дополняется частями 52 - 54 следующего содержания:

«Оператор платформы цифрового рубля предоставляет сведения о цифровых счетах (кошельках), включая сведения об остатках цифровых рублей, об операциях по указанным цифровым счетам (кошелькам) в случаях, предусмотренных настоящей статьей.

Оператор платформы цифрового рубля предоставляет сведения, предусмотренные частью 52 настоящей статьи, участникам платформы цифрового рубля в целях обеспечения ими доступа пользователей платформы цифрового рубля к своим цифровым счетам (кошелькам).

Участники платформы цифрового рубля не вправе раскрывать третьим лицам сведения, предусмотренные частью 52 настоящей статьи, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами».

Не ограничиваясь этим, авторы ПФЗ в ст. 5 хотят внести изменения и в Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных». Часть 1 статьи 6 этого ФЗ они планируют дополнить пунктом 12 следующего содержания:

«12) обработка персональных данных осуществляется оператором платформы цифрового рубля, участниками платформы цифрового рубля для

выполнения возложенных на них законодательством Российской Федерации функций, полномочий и обязанностей».

Часть 2 статьи 22 данного ФЗ, в которой перечисляются случаи, когда оператор вправе осуществлять без уведомления уполномоченного органа по защите прав субъектов персональных данных обработку персональных данных, они хотят дополнить пунктом 10 следующего содержания:

«10) обрабатываемых в рамках платформы цифрового рубля.».

В своей Пояснительной записке разработчиками законопроекта не скрывая разъясняют цель предлагаемых изменений: «В Федеральный закон от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» вносятся изменения в части предоставления оператору платформы цифрового рубля возможности осуществлять обработку персональных данных без получения согласия субъекта персональных данных и без уведомления уполномоченного органа по защите прав субъектов персональных данных» (Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с внедрением цифрового рубля», л. 5).

Необходимо обратить внимание и на то, что в данном ПФЗ пока еще не прописано, но уже планируется ЦБ РФ. В изданной в апреле 2021 г. Банком России «Концепции цифрового рубля» прямо говорится, что «в целях содействия цифровизации финансового рынка Банк России последовательно реализует такие инфраструктурные проекты, как Система быстрых платежей, Единая биометрическая система, Цифровой профиль, платформа «Знай своего клиента».

Одновременно с этим развитие цифровой экономики требует бесшовного взаимодействия цифровых сервисов бизнеса и государства, а также дальнейшей цифровизации платежной инфраструктуры». Упоминание цифрового рубля в связи с Единой биометрической системой, Цифровым профилем и платформой «Знай своего клиента», в совокупности позволяющими осуществлять тотальную слежку за человеком, не может не настораживать. О том, что это упоминание было не случайным, говорит то, что далее в Концепции содержится следующая констатация: «С целью обеспечения защиты прав потребителей, пользующихся цифровыми рублями, респондентами было предложено обеспечить открытие кошельков клиентам с применением современных способов аутентификации…» (Концепция цифрового рубля // ).

Поскольку наиболее модным у цифровизаторов «современным способом аутентификации» сейчас является биометрия, активно использующаяся для совершения платежей в Китае, велика вероятность того, что последующими изменениями в законодательстве или с помощью подзаконных актов цифровой рубль может быть привязан к биометрическим персональным данным человека. В настоящее время подобным образом может быть обеспечен наиболее полный контроль как за передвижениями человека, так и за его расходами. Не был забыт в Концепции и другой современный способ, а именно QR-код: «Для покупки товаров за цифровые рубли клиент кредитной организации А через мобильное приложение кредитной организации А считывает QR-код (или иной идентификатор) и подтверждает оплату со своего кошелька» (Концепция цифрового рубля // ). В данном случае речь пока идет о QR-коде товара, однако никто не может гарантировать, что наиболее рьяные цифровизаторы не вернуться к идее присваивать этот код и человеку. Не может не настораживать и другая «закладка», сделанная в Концепции на будущее: «В целях ограничения рисков ликвидности Банк России также рассмотрит возможность использования банками лимитных механизмов при операциях с цифровым рублем» (Концепция цифрового рубля // ). Понятно, что все это преподносится как меры по предупреждению рисков ликвидности (которые возникают только из-за введения в оборот цифрового рубля), однако в любой момент они могут трансформироваться и в средство контроля за неугодными. Если сейчас человек может абсолютно свободно распоряжаться принадлежащими ему наличными деньгами, то в случае с цифровым рублем уже заранее оговорена ситуация, когда некие органы будут устанавливать человеку допустимый лимит трат. Соответственно ст. 2 ПФЗ заблаговременно вносит изменения в статью 18 Федерального закона от 10 июля 2002 года № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», наделяющие Совет директоров Банка России правом определять «максимальные значения суммы операций с цифровыми рублями и (или) суммы остатков цифровых рублей на цифровых счетах (кошельках)».

С учетом реалий сложившегося в нашей стране строя, вполне возможен сценарий, когда олигархам Совет директоров Банка России установит один лимит, а простым гражданам – другой и притом значительно меньший.

Если бы в случае с цифровым рублем последовательно и неуклонно проводился принцип добровольности его использования, это было бы еще полбеды. Однако глобальная угроза заключается в том, что добровольность в этом деле может быть только на словах, а на деле все граждане могут столкнуться с более или менее замаскированным принуждением к переходу на цифровой рубль. Профессор РЭШ Олег Шибанов в комментарии РБК заявил: «Цифровой рубль не означает проведение допэмиссии. Бумажные деньги будут обмениваться на новую валюту и, таким образом, выводиться из оборота». Это еще можно было бы счесть мнением частного лица, не отражающего официальную позицию, однако вспомним слова вице-президента Центробанка Сергея Швецова, произнесенные им на ПМЭФ-2021: «Мы считаем, что цифровой рубль – это третья форма денег, которая будет один к одному обмениваться с первой и второй формой. Опять же: пандемии спасибо, бумага – это инфекция. Как говорят – «грязные» деньги, так вот мы еще получили и заразные. Наверное, это отходящая технология, которая обслуживает либо «серый» бизнес, либо когда нет альтернатив. Я думаю, наличные тоже когда-то, через 10-20-30 лет, будут маргинальными. Вот цифровой рубль должен будет их заменить» (КУРС НАУНИЧТОЖЕНИЕ НАЛИЧКИ: ЦБ ДО 2030 ГОДА ЗАПУСТИТ ЦИФРОВОЙ РУБЛЬ //). Мы видим, что и официальный представитель ЦБ решительно настроен на то, чтобы сделать наличные деньги в обозримой перспективе «маргинальными» и заменить их цифровым рублем. Проанализировав концепцию ЦБ в этом вопросе, Ассоциация банков России в июне 2021 в своем аналитическом докладе «Цифровая валюта центрального банка (ЦВЦБ): Россия в контексте мировой практики» пришла к абсолютно такому же выводу: «Новой формой денег, а не только всего лишь их дополнительной формой, цифровой рубль будет становиться по мере сначала частичного, а затем и все более полного замещения остатков на счетах коммерческих банков и снижения доли наличных денег в обращении до минимальных значений. И этот процесс монополизации денежного обращения заложен в алгоритм цифрового рубля в той концепции, которая предложена Банком России» (Цифровая валюта центрального банка (ЦВЦБ): Россия вконтексте мировой практики // ). Итак, доля наличных денег в обращении постепенно будет сведена к минимуму и станет маргинальной, а все граждане будут «осчастливлены» цифровым рублем со всеми вытекающими последствиями. Основа этого закладывается уже данным ПФЗ, статья 8 которого, в частности, дополняет Федеральный закон от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платежной системе» новой статьей 30-7, ч. 2 которой устанавливает, что функции участника платформы цифрового рубля могут осуществляться Банком России и Федеральным казначейством. Одной из основных функций последнего является осуществление платежей от имени получателей бюджетных средств. Понятно, что оба этих участника платформы цифрового рубля могут достаточно быстро наполнить им экономику РФ. Перечисляя плюсы для государства от введения цифрового рубля, «Концепция цифрового рубля» Банка России на первое место ставит контроль за расходованием бюджетных средств. «Платформа цифрового рубля обеспечит гарантированную адресную доставку целевых выплат гражданам и бизнесу» (Концепция цифрового рубля // ).

Электронно-цифровому концлагерю, созданию которого во многом способствует недавно принятый закон о ЕБС, для полного контроля над человеком требуется именно электронные деньги, движение которых легко отследить и которые могут их заблокировать у неугодных им лиц одним нажатием кнопки.

3.     (Не)правовая природа цифрового рубля

В своем аналитическом докладе «Цифровая валюта центрального банка (ЦВЦБ): Россия в контексте мировой практики» Ассоциация банков России отмечает, что, несмотря на то, что большинство центральных банков вовлечено в подготовку проектов ЦВЦБ, пока нет единого понимания экономической природы и функций этой формы денег. Под термином ЦВЦБ и центральные банки, и аналитики нередко подразумевают совершенно разные концепции. По сей день (доклад составлялся в 2021 г.) отсутствует единство подходов к дефиниции ЦВЦБ, раскрытию ее экономической и правовой природы. «Базовым стало определение, сформулированное Комитетом по платежным системам и рыночной инфраструктуре БМР, согласно которому «ЦВЦБ не является четко определенным термином. Он используется для обозначения ряда понятий. Однако большинство считает, что это будет новая форма денег центральных банков, т.е. обязательством центрального банка, выраженным в существующей расчетной единице, которая служит как средством обмена, так и средством сохранения стоимости». Этот подход получил развитие в официальных публикациях ряда ведущих центральных банков, где ЦВЦБ определяется исключительно как цифровая форма денежных обязательств центрального банка, а не цифровых денег вообще, которые могут включать не только денежные обязательства центрального банка, но и денежные обязательства частного сектора, прежде всего коммерческих банков. Именно такая позиция изложена в совместном докладе БМР и группы ведущих центральных банков. В этом документе ЦВЦБ определяется как «цифровая форма денег центрального банка и как номинированный в национальной валюте цифровой инструмент платежа, являющийся прямым обязательством центрального банка». Еще более конкретное определение ЦВЦБ содержится в докладе Европейского Центрального банка (ЕЦБ), где под цифровым евро понимается «обязательство Евросистемы, представленное в цифровой форме как дополнение (complement) к наличным деньгам и депозитам в центральном банке». В другом месте этого доклада ЕЦБ подчеркивает, что цифровой евро ни в коем случае не следует классифицировать как «параллельную валюту». Таким образом, в упомянутых выше публикациях, которые отражают официальную точку зрения ведущих центральных банков, ЦВЦБ рассматривается исключительно как цифровой эквивалент денежной базы, т.е. денежных обязательств центрального банка. Этим самым обосновывается принцип, согласно которому ЦВЦБ должна сосуществовать с другими формами денег, дополнять, но не подменять и не вытеснять их. Именно по этой причине ЦВЦБ неправомерно трактовать как качественно новую форму (новую сущность) денег, которая, будучи безрисковым цифровым обязательством центрального банка, потенциально может установить свою монополию, постепенно вбирая в себя все другие формы денег. Тем не менее в целом ряде работ, включая публикации международных финансовых организаций и центральных банков, встречается расширительный подход к определению понятия ЦВЦБ. Наиболее радикальным образом эта точка зрения была выражена специалистами Международного валютного фонда (МВФ), которые в 2018 году сформулировали дефиницию, согласно которой «ЦВЦБ — это новая форма денег, выпускаемая в цифровом виде центральным банком и предназначенная для использования в качестве законного платежного средства». По мнению авторов указанной публикации, ЦВЦБ представляет собой естественный этап в процессе эволюции способов эмиссии денег от металлических денег и кредитных денег, обеспеченных драгоценными металлами, до фиатных денег. (…) В наиболее развернутом виде расширительный подход к дефиниции ЦВЦБ представлен в докладе Банка России «Цифровой рубль», где только вскользь упоминается, что по своей природе цифровой рубль есть не что иное, как обязательство центрального банка, представляя собой не деньги в широком смысле слова (broad money), а цифровую денежную базу (base money). В докладе Банка России акцент сделан на том, что цифровой рубль «будет представлять собой цифровую форму национальной валюты и обладать всеми необходимыми свойствами для выполнения функций денег. Эмиссию цифрового рубля будет осуществлять Банк России». И хотя в тексте содержится ссылка на то, что цифровой рубль «будет дополнительной формой российской национальной валюты», но на Рис.11 он фигурирует как третья и самостоятельная форма денег наряду с наличными деньгами и счетами в коммерческих банках. Из этого делается вывод, что цифровой рубль как ЦВЦБ «будет использоваться наряду с наличными и безналичными деньгами, выполняя все функции денег – средства обращения (платежа), меры стоимости и средства сбережения».

Банк России подчеркивает, что все три формы российского рубля «будут абсолютно равноценными – в том смысле, что как сейчас 1 рубль наличными эквивалентен 1 безналичному рублю, так и 1 цифровой рубль всегда будет эквивалентен каждому из них. При этом владельцы денег будут иметь возможность свободно переводить рубли из одной формы в другую».

Но это указывает на двойственность в подходе Банка России к дефиниции ЦВЦБ: с одной стороны, это новая форма денег, с другой – субститут традиционных фиатных денег. Из текста доклада нельзя понять, считает ли Банк России цифровой рубль цифровым эквивалентом денежной базы, т.е. деньгами центрального банка, или же новой формой денег, отличной от фиатных денег, которая одновременно будет цифровым эквивалентом как обязательств центрального банка, так и обязательств кредитных организаций. Иными словами говоря, нет ясного ответа на принципиальный вопрос, будет ли при введении цифрового рубля стираться различие между денежной базой и денежной массой» (Цифровая валюта центрального банка (ЦВЦБ): Россия вконтексте мировой практики //)

В «Концепции цифрового рубля» Банка России при перечислении плюсов для граждан и бизнеса в качестве четвертого пункта указывается: «4. Высокий уровень сохранности средств. Цифровой рубль является обязательством Банка России». Однако далее, на с. 9 Концепции прим. 1 вносит одну важную корректировку: «Здесь и далее термин «обязательство Банка России» используется в экономическом контексте». (Концепция цифрового рубля // ). Необходимо отметить, что в ПФЗ нигде не говорится, что цифровой рубль является обязательством Банка России. Само слово «обязательство» используется в законопроекте один-единственный раз, в ст. 8, согласно которой Федеральный закон от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платежной системе» дополняется статьей 7-1, ч. 6 которой гласит: «Обязательство по уплате цифровых рублей считается исполненным с момента их зачисления на цифровой счет (кошелек) получателя».

Далее «Концепция цифрового рубля» ЦБ РФ провозглашает: «Цифровой рубль как третья форма денег, вероятно, частично заместит как наличные средства, так и безналичные деньги банков. Частичное замещение цифровым рублем наличных денег в обращении окажет влияние лишь на структуру пассивов Банка России: уменьшится доля выпущенных наличных денег и увеличится доля выпущенных цифровых рублей. (…) Цифровой рубль будет эмитироваться Банком России, он станет третьей формой российской национальной валюты и  будет использоваться наравне с  наличными и  безналичными рублями» (Концепция цифрового рубля // ). Данное программное заявление Банка России подтверждает наши худшие подозрения о вытеснении наличных денег цифровыми рублями, изложенное в предыдущем разделе. С другой стороны, мы видим, что в понимании сущности цифрового рубля ЦБ РФ полностью копирует подход МВФ.

Как и в случае с обязательством ЦБ законопроект обходит молчанием вопрос о том, является или не является цифровой рубль третьей формой денег, но зато он содержит целый ряд показательных моментов, позволяющих прояснить правовую природу данного явления. Статья 10 ПФЗ дополняет часть 3 статьи 1 Федерального закона от 31 июля 2020 года № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» следующим положением: «Цифровой рубль цифровой валютой не является». Данное на первый взгляд странное утверждение объясняется определением цифровой валюты, которое дается в части 3 статьи 1 данного ФЗ. Согласно ему «цифровой валютой признается совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения), содержащихся в информационной системе, которые предлагаются и (или) могут быть приняты в качестве средства платежа, не являющегося денежной единицей Российской Федерации, денежной единицей иностранного государства и (или) международной денежной или расчетной единицей…». В этом отношении разработчики законопроекта следуют вновь определению ЦВЦБ, данному на сайте МВФ, также подчеркивающем его отличие от криптоактива: «ЦИФРОВАЯ ВАЛЮТА ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА.

Потенциально новый вид цифровых денег центрального банка, отличных от резервов или остатков на расчетных счетах коммерческих банков, хранящихся в центральном банке. Это обязательство центрального банка, деноминированное в действующей расчетной единице, которая служит как средством обмена, так и средством сбережения. ЦВЦБ не является криптоактивом» (ЦИФРОВАЯ ВАЛЮТА ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА // ).

Одновременно с этим, заявляя, что цифровой рубль не является цифровой валютой, авторы ПФЗ неявно указывают, что он является денежной единицей Российской Федерации. Однако другие положения законопроекта противоречат подобной установке. Согласно ст. 1 ПФЗ, вносящей изменения в Федеральный закон «О банках и банковской деятельности», цифровые рубли исключаются из денежных средств физических и юридических лиц, которые банки могут привлекать во вклады. Статья 8 ПФЗ, вносящая изменения в Федеральный закон от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платежной системе» в статье 5, посвященной переводу денежных средств, дополняет часть 3 следующим предложением: «Перевод цифровых рублей посредством выдачи получателю средств наличных денежных средств с цифрового счета (кошелька) не осуществляется». Этим изменением полностью перечеркивается прежнее обещание Банка России о том, что владельцы российского рубля будут иметь возможность свободно переводить его из одной формы в другую. Поскольку перевод цифровых рублей в наличные рубли законодательно хотят запретить, следовательно, перед нами не две формы одного и того же российского рубля, а две различные денежные единицы. В связи с этим необходимо вспомнить ч. 1 статьи 75 Конституции Российской Федерации, которая гласит: «Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются». Ни о каком цифровом рубле или различных формах российского рубля Конституция не говорит. Без внесения соответствующих поправок в Конституцию РФ т.н. цифровой «рубль», который даже ЦБ не собирается рассматривать в юридическом плане как собственное обязательство, оказывается незаконной денежной единицей. Разработчики законопроекта сами поставили цифровой «рубль» вне правового поля Конституции Российской Федерации.     

4.     Другие аспекты законопроекта

Согласно ст. 2 ПФЗ в Федеральный закон от 10 июля 2002 года № 86-ФЗ

«О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» вносятся следующие изменения:

- возложенные на Банк России в статье 4 ФЗ функции расширяются за счет организации и обеспечения функционирование платформы цифрового рубля.

- если сейчас, согласно статье 8 ФЗ, Банк России не вправе участвовать в капиталах кредитных организаций, если иное не установлено федеральными законами, то теперь планируется наделить Банк России правом создавать и (или) участвовать в капиталах организаций в целях организации и обеспечения функционирования платформы цифрового рубля.

- Совет директоров Банка России будет определять:

а) тарифы на услуги оператора платформы цифрового рубля, а также размеры вознаграждения, выплачиваемого оператором платформы цифрового рубля участникам платформы цифрового рубля;

б) максимальные значения размера платы, взимаемой участниками платформы цифрового рубля с пользователей платформы цифрового рубля;

в) определяет порядок, перечень операций и сроки обеспечения кредитными организациями своим клиентам возможности совершения операций с цифровыми рублями;

г) максимальные значения суммы операций с цифровыми рублями и (или) суммы остатков цифровых рублей на цифровых счетах (кошельках).

Итак, мы видим, что пользователи платформы цифрового рубля будут еще и платить за право их использовать.

Данный ФЗ также планируют дополнить главой XII.2 следующего содержания:

«Глава XII.2 Организация и обеспечение функционирования платформы цифрового рубля

Статья 82.6.1 Банк России является оператором платформы цифрового рубля, организует и обеспечивает бесперебойность ее функционирования, а также устанавливает правила платформы цифрового рубля.

Статья 82.6.2 Формирование остатка цифровых рублей осуществляется оператором платформы цифрового рубля в соответствии с Федеральным законом «О национальной платежной системе». Переводы цифровых рублей совершаются исключительно в рамках платформы цифрового рубля.

Статья 82.6.3 Оператор платформы цифрового рубля несет ответственность за сохранность цифровых рублей, правильность учета информации об операциях с цифровыми рублями.

Статья 82.6.4 Оператор платформы цифрового рубля непосредственно обеспечивает доступ к цифровым счетам (кошелькам) кредитным организациям и иным лицам, указанным в статьях 46 и 48 настоящего Федерального закона, а в случаях, определённых Банком России, также юридическим лицам на основании договора.».

Согласно изменениям, вносимым в Федеральный закон от 26 октября 2002 № 127 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», в состав имущества, подлежащего реализации в случае признания гражданина банкротом, наравне с банковскими счетами и вкладами включается также цифровой счет (кошелек). В Федеральный закон от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» вносятся дополнения, позволяющие обратить взыскание на цифровые рубли, учитываемые на цифровом счете (кошельке) должника.

Ст. 4 ПФЗ предполагает внести в Федеральный закон от 10 декабря 2003 года № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» изменение, благодаря которому под иностранной валютой будет пониматься «также национальная цифровая валюта, выпущенная иностранными центральными (национальными) банками». Таким способом авторы ПФЗ собираются легализовать использование не только отечественной, но и иностранных ЦВЦБ, еще более включая российскую экономику в глобалистские проекты. Согласно изменениям, вносимым в часть 1 статьи 10 этого ФЗ, нерезиденты получают право без ограничений осуществлять между собой переводы не только иностранной валюты и валюты Российской Федерации со счетов (с вкладов) в банках за пределами территории Российской Федерации, но и переводы цифровых рублей. В соответствии с новой редакцией статьи 13 ФЗ, нерезиденты на территории Российской Федерации вправе открывать цифровые счета (кошельки). Доступ к цифровым счетам (кошелькам) нерезидентов осуществляется через участников платформы цифрового рубля, являющихся уполномоченными банками. Нерезиденты имеют право распоряжаться цифровыми рублями в рамках платформы цифрового рубля в соответствии с правилами платформы цифрового рубля.

Весьма интересна и ст. 7 ПФЗ, вносящая в Федеральный закон от 6 апреля 2011 года № 63-Ф3 «Об электронной подписи» ряд изменений. Согласно первому возможно использование неквалифицированной электронной подписи при наличии действующего сертификата ключа проверки неквалифицированной электронной подписи, созданного для доступа к платформе цифрового рубля, доступа к цифровому счету (кошельку). Помимо этого пункт 2 части 2 статьи 14 дополняется словами: «В случае создания сертификата ключа проверки электронной подписи для доступа к платформе цифрового рубля, доступа к цифровому счету (кошельку) вместо фамилии, имени и отчества (если имеется) - для физических лиц, наименования и местонахождения - для юридических лиц указывается уникальный идентификатор пользователя платформы цифрового рубля, позволяющий идентифицировать владельца сертификата ключа проверки электронной подписи». Каким именно будет этот «уникальный идентификатор» не уточняется, скорее всего, это будет конкретизировано впоследствии.

Достаточно много изменений вносится и в Федеральный закон от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платежной системе» (статья 8 ПФЗ). Ими вводится определения «платформы цифрового рубля» (информационная система, посредством которой в соответствии с правилами платформы цифрового рубля взаимодействуют оператор платформы цифрового рубля, участники платформы цифрового рубля и пользователи платформы цифрового рубля в целях совершения операций с цифровыми рублями), правилами которой становятся нормативные акты Банка России, «пользователя платформы цифрового рубля» (физическое лицо, юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, а также в случаях, установленных законодательством, федеральный орган исполнительной власти, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, орган местного самоуправления, соответствующие требованиям, определенным правилами платформы цифрового рубля) и «участника платформы цифрового рубля» (оператор по переводу денежных средств, иностранный банк, являющийся владельцем цифрового счета (кошелька), открытого ему в соответствии с правилами платформы цифрового рубля в целях совершения операций с цифровыми рублями). ФЗ дополняется статьей 7-1, посвященной особенностям перевода цифровых рублей. Согласно ч. 4 новой статьи 30-7, которую планируют включить в данный ФЗ, «оператор платформы цифрового рубля вправе приостанавливать доступ к платформе цифрового рубля, доступ к цифровым счетам (кошелькам) в случае нарушения участниками платформы цифрового рубля, пользователями платформы цифрового рубля правил платформы цифрового рубля, а также в случаях, предусмотренных федеральными законами». Не менее интересна и ч. 5 данной статьи: «Оператор платформы цифрового рубля обрабатывает персональные данные пользователей платформы цифрового рубля и их представителей в целях обеспечения функционирования платформы цифрового рубля и совершения операций с цифровыми рублями. Участники платформы цифрового рубля обрабатывают персональные данные указанных лиц в целях обеспечения им доступа к цифровым счетам (кошелькам) и при совершении операций с цифровыми рублями». Итак, Банк России как оператор платформы цифрового рубля устанавливает для нее правила, обрабатывает персональные данные пользователей платформы и наделен правом приостановить доступ к платформе цифрового рубля, равно как доступ к цифровым счетам (кошелькам) в случае нарушения правил платформы цифрового рубля и в случаях, предусмотренных федеральными законами. Наконец, на основании ч. 8 новой ст. 30-8, оператор платформы цифрового рубля вправе осуществлять взаимодействие с оператором информационной системы национальной цифровой валюты иностранного центрального (национального) банка на основании заключенного договора при наличии порядка взаимодействия в правилах платформы цифрового рубля и правилах информационной системы национальной цифровой валюты иностранного центрального (национального) банка. На каких условиях ЦБ РФ будет взаимодействовать с оператором информационной системы национальной цифровой валюты иностранного центрального (национального) банка здесь, разумеется, не сообщается.

В случае принятия данного ПФЗ, он вступит в силу 1 апреля 2023 года за исключением статей 3, 6, 9, которые вступят в силу с 1 января 2024 года. Ранее в Центробанке России уже заявляли, что планируют начать тестирование цифрового рубля реальными пользователями в апреле 2023 года. (Олеся Павленко. В Госдуму внесли законопроект о создании цифрового рубля //).

В связи с вышеизложенным считаем необходимым отклонение проекта федерального закона № 270838-8 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с внедрением цифрового рубля», представляющего угрозу экономической безопасности Российской Федерации и ее граждан, а также их конституционным правам и свободам.



Подписывайтесь на наши ресурсы:
#Цифровой рубль # Тотальный контроль # Электронный концлагерь
Дорогие друзья!

Наша деятельность ведется на общественных началах и энтузиазме. Мы обращаемся к Вам с просьбой оказать посильную помощь нашей экспертной и правозащитной деятельности по защите традиционной семьи и детей России от западных технологий и адаптированных с помощью лоббистов законов. С Вашей помощью мы сможем сделать еще больше полезных дел в защите традиционной Российской семьи!

Для оказания помощи можно перечислить деньги на карту СБЕРБАНКА 4276 5500 3421 4679,
получатель Баранец Ольга Николаевна
или воспользуйтесь формой для приема взносов: