Криминолог, к.ю.н. Е. Тимошина: о реальной статистике "семейного насилия" за 2018 год

Почти каждый сегодня что-либо слышал о семейно-бытовом насилии, в частности, о невиданных масштабах семейного насилия в отношении женщин и о необходимости беспощадной борьбы с ним.
#
Криминолог, к.ю.н. Е. Тимошина
13:32 / 24.09.2019

Почти каждый сегодня что-либо слышал о семейно-бытовом насилии, в частности, о невиданных масштабах семейного насилия в отношении женщин и о необходимости беспощадной борьбы с ним. Действительно, в силу существования неизбежных противоречий между людьми, греховности их природы, насилие и жестокость всегда сопровождали жизнь человека.

Но эпоха гуманизации настоятельно требует не просто победить насилие как явление, но и залезть в каждую семью, жёстко установив там единые и бескомпромиссные порядки. Иначе как объяснить попытки навязать обществу закон о борьбе с семейно-бытовым насилием, который ставит целью защитить людей от насилия, но только в семье. А как же вне семьи? Неужели люди не страдают от вне семейного насилия и не нуждаются в защите от него? На людей не нападают на улицах, в парках, транспорте, подъездах? Почему «передовые» меры борьбы с семейным насилием нельзя распространить на всё насилие в целом? Ведь так хорошо было бы вовсе победить его!

За ответом на вопрос вначале следует обратиться к официальной государственной статистике. В России за 2018 г. официально зарегистрировано 250647 преступлений, сопряжённых с насильственными действиями в отношении потерпевших, из которых в отношении женщин было совершено – 107450, а в отношении несовершеннолетних – 29046 преступных деяний.

Среди насильственных преступлений в отношении женщин, 24478 преступлений было совершено членами их семей (к которым относятся не только супруги, но и дети, племянники, пожилые родители, дяди и другие родственники), из них непосредственно со стороны супругов было совершено 13442 преступления. Таким образом, анализ уголовной статистики показывает, что только 22,8% насильственных преступлений в отношении женщин совершается членами их семей, из которых доля супружеских преступлений и того меньше - 12,5%.

Статистика семейно-бытового насилия

Среди 29046 преступлений, сопряжённых с насильственными действиями в отношении несовершеннолетних, членами семьи (в число которых входят любые родственники, а также супруги лиц, не достигших 18 лет) было совершено 5070 преступных деяний, среди которых непосредственно родителями – 3328 преступлений. Таким образом, семейное насилие в отношении детей в России не превышает 17,5%, в структуре которого непосредственно родительское насилие составляет 11,5%.

Статистика семейно-бытового насилия

Удельный вес семейного насилия красноречиво свидетельствует о том, что несемейное насилие имеет существенно большие масштабы, а его характер говорит о том, что оно гораздо более опасно. Из этого напрашивается вывод  о необходимости направления усилий государства на борьбу, в первую очередь, с насилием несемейным, или (что более логично) с любым насилием, не вычленяя из целого частности. Так же как невозможно прекратить течь в крыше, не отремонтировав её, а лишь зажав дыру пальцем, также невозможно победить только семейное насилие, не противостоя насилию во всём обществе и не пытаясь изменить самих людей (именно изменить, а не использовать в качестве приоритетных мер воздействия на них принуждение и наказание).

Что же мешает применить «передовые» меры борьбы с семейным насилием к иному насилию, которое по масштабам во много превосходит? 

А всё дело в том, что предлагаемые законопроектом меры – утопичны, и в попытке искоренить одно зло, повлекут много других более опасных последствий. Ходатаи законопроекта прекрасно понимают, что поставить под удар семью как социальный институт можно (а кому-то даже выгодно), а вот всё общество – нельзя: никто не позволит. Именно поэтому мысль направить «передовые» меры по борьбе с семейным насилием на иное насилие никому и в голову прийти не может. Законодательные попытки сделать противоправным деянием «психологическое насилие» (единственным критерием установления факта наличия которого является субъективное мнение жертвы, поэтому никакими экспертизами не возможно будет это опровергнуть), установить уголовную и административную ответственность за него, повлекут колоссальные злоупотребления, как со стороны чиновников, так и со стороны недобросовестных заявителей, рост коррупции, массовые изъятия детей, разводы, а также отчуждение собственности («насильнику», согласно проекта закона, может быть предписано покинуть место своего жительства, оставив его в вечное пользование «жертве»). А замена «заявительного порядка» обращений при незначительном семейном конфликте на «выявительный» (когда сообщать о факте любого, даже неявного психологического насилия смогут анонимные «доброжелатели»), вернёт Россию в 1937 год – период узаконенных доносов и репрессий, но уже с современными поправками, учитывая, что меры принуждения к «насильнику» предполагается применять до вынесения судом решения о его виновности.

В правовом смысле узконаправленный законопроект о борьбе с семейно-бытовым насилием дискриминирует «виновных» по признаку наличия у них родственных связей или брачно-семейных отношений с жертвой, а по сути, узаконивает такую дискриминацию и вводит ужесточение ответственности только по факту реализованного человеком права иметь семью.

Отвергая указанный законопроект, необходимо, тем не менее, предпринять меры по борьбе с насилием в целом, которые должны быть реализованы не через принятие отдельного узконаправленного закона, а путём внесения изменений и дополнений в действующее уголовное, административное и иное законодательство Российской Федерации. Именно внесение изменений, касающихся предупреждения насилия любого происхождения будет способствовать снижению его уровня во всём обществе, и, в том числе, в сфере семейных отношений.

Е.М. Тимошина, эксперт Общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности, кандидат юридических наук. 

 

Подписывайтесь на наши ресурсы:
#Семейно-бытовое насилие
Дорогие друзья!

Наша деятельность ведется на общественных началах и энтузиазме. Мы обращаемся к Вам с просьбой оказать посильную помощь нашей экспертной и правозащитной деятельности по защите традиционной семьи и детей России от западных технологий и адаптированных с помощью лоббистов законов. С Вашей помощью мы сможем сделать еще больше полезных дел в защите традиционной Российской семьи!

Для оказания помощи можно перечислить деньги на карту СБЕРБАНКА 4276 5500 3421 4679,
получатель Баранец Ольга Николаевна
или воспользуйтесь формой для приема взносов: