Обзор наших судебных дел об ограничении и лишении родительских прав

В мае завершились сразу два судебных дела об ограничении и о лишении родительских прав, в рассмотрении которых юристы ОУЗС принимали непосредственное участие, защищая права детей жить и воспитываться в родной семье.
#
Общественный уполномоченный по Защите Семьи
07:35 / 08.06.2022

Первый случай: отказ в ограничении родительских прав многодетных родителей. В семье четверо детей, двое из которых являются детьми с особенностями здоровья. Дети были изъяты из семьи. Дело рассматривалось районным судом около года. В обоснование требований об ограничении родительских прав органы опеки указали, что родители допускали ненадлежащее исполнение родительских обязанностей, выразившееся в регулярном игнорировании потребностей детей, связанных с особенностями здоровья; в отказе обеспечить детей образованием; в отсутствии организации спальных мест и отсутствии личных вещей по сезону, при этом с наступлением холодного сезона дети не выходили из дома. Кроме того, органы опеки указывали на те обстоятельства, что мать и отец имеют непостоянный, низкий доход, зарегистрированы в качестве самозанятых, жилищные условия были описаны как неудовлетворительные.

Несмотря на столь серьезные обвинения, родители не опустили руки и не сдались. В противовес этим доводам родители представили доказательства, что они полностью изменили свой образ жизни и отношение к воспитанию детей. Отец нашел дополнительную работу; родители договорились с бабушкой и дедушкой о предоставлении в безвозмездное пользование жилого помещения, которое обустроили под нужды детей: организовали спальные места, места для занятий и игр; закупили сезонные детские вещи; отец обратился к семейному психологу для исключения агрессивного поведения; родители постоянно созванивались со старшими детьми, держали связь с воспитателями младших, а также регулярно и максимально часто навещали детей; в отношении старших детей были проведены судебные психолого-педагогические экспертизы, при этом в экспертное исследование были включены также и родители, что позволило судебным экспертам произвести всестороннее и полное исследование каждого члена семьи и прийти к выводам о том, что проживание в родной, кровной семье отвечает интересам детей.

Суд, положив в основу решения указанные обстоятельства, а также согласившись с правовыми доводами, на которые ссылались родители, воспользовавшись помощью юристов ОУЗС (п.1 ст.76 Семейного кодекса РФ, п.24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.11.2017 N 44 «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, а также при ограничении или лишении родительских прав» и тп), пришел к выводу о необходимости сохранения родительских прав и возвращении детей в семью.

Второе завершившееся дело – о лишении родительских прав. В обоснование этого иска органы опеки и попечительства указывали на неисполнение родительских обязанностей в части обеспечения детей образованием, а также – на наличие заболевания у одного из родителей, неудовлетворительные жилищные условия, отсутствие организации спальных мест для детей, а также мест для приготовления уроков.

В этой семье двое детей подросткового возраста, из семьи они изъяты не были, в суде заявили, что любят своих родителей и хотят жить и воспитываться в родной, кровной семье, а также выразили намерение возобновить обучение.

Суд отказал органам опеки и попечительства в удовлетворении иска о лишении родительских прав, согласившись с доводами юристов ОУЗС, изложенных в ходе судебного разбирательства и в возражениях на иск, о том, что исковое заявление не содержит ссылок на прямые доказательства, свидетельствующие о ненадлежащей заботе о детях, причинении им вреда или отсутствии заботы. Кроме того, родителями были приняты меры для возобновления обучения детей, и это обстоятельство, являясь основополагающим, было положено в основу решения об отказе в лишении родительских прав. В своих возражениях мы ссылались на то, что в делах, затрагивающих права детей, суд всегда должен исходить из интересов детей, а у детей есть право жить и воспитываться в семье. При этом наше государство обеспечивает приоритет воспитания детей в семье, что регламентировано частью 1 статьи 67.1 Конституции РФ и статьей 54 Семейного Кодекса Российской Федерации. Положения статьи 69 Семейного Кодекса РФ в системной связи с другими статьями того же Кодекса предусматривают лишение родительских прав как крайнюю меру ответственности, которая применяется судом только за совершение родителями виновного правонарушения в отношении своих детей и только в ситуации, когда защитить их права и интересы другим путем невозможно. Уклонение родителей от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей может выражаться в отсутствии заботы об их нравственном и физическом развитии, обучении, подготовке к общественно полезному труду. Согласно ч.1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. В связи с этим, мы ссылались на то, что в данном случае истцом не представлено прямых и достаточных доказательств злостного уклонения родителей от содержания и воспитания своих несовершеннолетних детей.

 

ВЫВОДЫ

Отказывая органам опеки и попечительства в удовлетворении требований как об ограничении, так и о лишении родительских прав, суды исходили из следующих обстоятельств.

1) Родители активно боролись за сохранение своих прав в отношении детей, за проживание детей в родной, кровной семье, отстаивая свою позицию как в ходе судебного разбирательства, так и доказывая свои намерения реальными действиями: принимали все возможные меры для обеспечения детей образованием; создавали им нормальные условия для проживания в семье; находили работу; занимались своим физическим и психологическим здоровьем. Поэтому залог сохранения родительских прав – это активные действия самих родителей, которые отражают действительность их намерения в отношении детей.

2) Суды не принимали во внимание доводы органов опеки о низком доходе, об отсутствии хороших жилищных условий. Важно доказать в суде, что у родителей есть доход, пусть и невысокий, зато регулярный; что в жилом помещении есть самое необходимое для жизни: спальное место и место для учебы, тогда как отсутствие ремонта или небольшая площадь жилого помещения, наличие задолженности за ЖКУ или тот факт, что жилое помещение не находится в собственности, а семья проживает на основании договора аренды, безвозмездного пользования и тп - судами во внимание не принимались.

3) Очень важный фактор – это обеспечение детей образованием. В силу прямого указания закона получение основного общего образования является обязательным, то есть ребенок должен быть аттестован или за 9 классов, или 8 классов + колледж/техникум. При этом форма обучения не имеет значения: семейная форма, очно-заочная или очная. Отказ от обучения недопустим, суд расценивает такие действия родителей как злостное уклонение от исполнения родительских обязанностей, при этом не принимает во внимание такие доводы, как: «а он не хочет учиться, как же я его заставлю», «это не мои проблемы, а школы», «он часто болеет», «в отсутствии аттестации виновата школа».

4) Мнение ребенка, если суд счел возможным допросить его в процессе, судом обязательно принимается во внимание, в совокупности с остальными доказательствами. В нашей практике был случай, когда подросток не хотел жить дома, регулярно сбегал из дома, не желая жить с родителями, в связи с чем органы опеки обратились в суд с иском о лишении родительских прав, однако суд не нашел оснований для удовлетворения иска, поскольку родители делали все возможное, чтобы ребенок учился, жил дома, не совершал правонарушений и тп, при этом сам подросток заявил суду о нежелании жить с родителями, обвинив их в ненадлежащем исполнении обязанностей, однако суд оценивал представленные по делу доказательства в совокупности и пришел к выводу о том, что обвинения ребенка не основаны на фактических обстоятельствах, в связи с чем постановил решение об отказе в лишении родительских прав.

В делах, о которых речь шла выше, детей-подростков суды также допрашивали в ходе судебных разбирательств. Во всех случаях дети заявили о своем намерении жить и воспитываться в родной семье, объясняя свое решение тем, что любят своих родителей и что не согласны с доводами органов опеки о ненадлежащем исполнении родительских обязанностей. Суды в вышеуказанных случаях давали обоснованную оценку показаниям детей, положив в основу решений об отказе в ограничении/лишении родительских прав эти доказательства, наряду с остальными представленными по делу доказательствами.

Психолого-педагогическую экспертизу проводят не во всех случаях, однако в деле об ограничении родительских прав младшие дети не достигли возраста, при котором их мог бы опросить суд, а также имели особенности здоровья, при которых разобраться в их душевном состоянии и отношении к семье мог только эксперт. Как уже было указано выше, эксперты дали положительное для восстановления родительских прав заключение, которому суд дал надлежащую оценку.

Принимая во внимание все вышеизложенное, мы приходим к выводу о том, что успешное, то есть в пользу родителей, завершение судебного разбирательства об ограничении/лишении родительских прав, прежде всего зависит от активных действий самих родителей, которые не только словом, но главное – делом, доказывают свое намерение воспитывать в родной семье своих детей и заботиться о них. Формальный подход к разрешению таких дел или «работа под ключ» в данном случае абсолютно недопустимы.

        



Подписывайтесь на наши ресурсы:
#Ювенальная юстиция
Дорогие друзья!

Наша деятельность ведется на общественных началах и энтузиазме. Мы обращаемся к Вам с просьбой оказать посильную помощь нашей экспертной и правозащитной деятельности по защите традиционной семьи и детей России от западных технологий и адаптированных с помощью лоббистов законов. С Вашей помощью мы сможем сделать еще больше полезных дел в защите традиционной Российской семьи!

Для оказания помощи можно перечислить деньги на карту СБЕРБАНКА 4276 5500 3421 4679,
получатель Баранец Ольга Николаевна
или воспользуйтесь формой для приема взносов: