ПОЛНАЯ ОТМЕНА ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ, ВРАЧЕБНОЙ ТАЙНЫ И УГРОЗА ЗДОРОВЬЮ НАСЕЛЕНИЯ

ПРАВИТЕЛЬСТВО СКОРО ВНЕСЕТ В ГОСДУМУ ОЧЕРЕДНОЙ ЦИФРО-ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ЗАКОНОПРОЕКТ !
#
Общественный уполномоченный по Защите Семьи
10:27 / 01.08.2020

17 июля 2020 года Минэкономразвития опубликовало на правительственном портале проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации» (в части развития технологий искусственного интеллекта и больших данных)» (https://regulation.gov.ru/projects#npa=106119).

Данный ПФЗ отменяет конфиденциальности персональных данных (в т.ч. – биометрических), тайну связи (в т.ч. тайну переписки и телефонных переговоров), врачебную тайну, открывает возможность любых медицинских опытов над людьми без их согласия в рамках экспериментального правового режима, а также нарушает конституционный принцип разделения властей.

В силу этого рассматриваемый ПФЗ противоречит ст. ст. 10, 21, 23, 24 Конституции РФ, Федеральным законам «О персональных данных», «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», «О связи». По мнению юридических экспертов ОУЗС, данный законопроект следует рассматривать как попытку антиконституционного переворота в России и перехвата власти бенефициарами цифрового эксперимента.

Стадия общественного обсуждения законопроекта уже закончилась, и, учитывая спешность принятия «материнского» закона о цифроэксперименте над всеми гражданами, он наверняка скоро будет внесен в Госдуму. Уважаемые читатели, готовимся (пока морально) к массовым обращениям к депутатам против беспредела цифросектантов!

Полный анализ законопроекта прилагаем:


Аналитическая справка по законопроекту «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации» (в части развития технологий искусственного интеллекта и больших данных)»

 

17 июля 2020 года Минэкономразвития опубликовало проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации» (в части развития технологий искусственного интеллекта и больших данных)» (https://regulation.gov.ru/projects#npa=106119). Проект данного федерального закона представляет смертельную угрозу конституционному строю Российской Федерации, правам и свободам граждан.

1.      Связь между собой двух проектов федеральных законов

Интересующий нас ПФЗ неразрывно связан с другим, не менее опасным проектом федерального закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации», который 22 июля 2020 г. был принят Государственной Думой в третьем чтении и направлен в Совет Федерации РФ (https://sozd.duma.gov.ru/bill/922869-7). Отсылка на последний содержится как в самом названии рассматриваемого ПФЗ, так и во всех его статьях, последняя из которых устанавливает, что он вступает в силу со дня его официального опубликования, но не ранее дня вступления в силу Федерального закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации». Этот пока еще не рассмотренный Советом Федерации законопроект меняет саму философию права. Вице-премьер Максим Акимов о проекте федерального закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации» прямо сказал, что государство должно быстро «создать пространство, где можно будет делать то, что не совсем пока разрешено» (Законы для избранных: кого пустят в «регуляторные песочницы»). Подобный подход неизбежно влечет замену принципа «разрешено всё, что не запрещено законом», провозглашенного еще в 1789 г. в статье 5 Декларации прав человека и гражданина Великой французской революции, на прямо противоположный принцип, позволяющий «делать то, что не совсем пока разрешено». Как прямо заявили авторы этого ПФЗ в пояснительной записке, целью предлагаемого законопроекта является «придание гибкости механизму правового регулирования указанной выше сферы общественных отношений (применения цифровых инноваций – М.С.) посредством наделения Правительства Российской Федерации полномочием устанавливать изъятия из отдельных требований законодательства, перечень которых будет определяться федеральными законами по мере выявления требований, препятствующих появлению и внедрению цифровых инноваций» (Пояснительная записка к проекту федерального закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации», л. 1). Согласно п. 3 ст. 5 окончательной редакции текста проекта федерального закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации», «положения программы экспериментального правового режима, устанавливающие условия экспериментального правового режима, могут исключать или изменять действие положений федерального закона в случае, если это прямо предусмотрено соответствующим федеральным законом» (https://sozd.duma.gov.ru/bill/922869-7). Итак, чтобы развязать себе руки для правовых экспериментов, сторонники цифровых инноваций должны были внести соответствующие изменения в те федеральные законы, от действия которых они хотели бы себя освободить. И сам выбор законов, от которых «цифровизаторы» хотят избавиться в первую очередь, оказался более чем показателен.      

2.      Отмена конфиденциальности персональных данных

Статья 2 ПФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации» (в части развития технологий искусственного интеллекта и больших данных)» предлагает дополнить статью 4 Федерального закона от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных» частью 5 следующего содержания: «5. Положения частей 2, 3 статьи 5, частей 1, 3 статьи 6, частей 2, 4, 6, 8 статьи 9, частей 1, 2 статьи 10, части 1 статьи 11, части 4 статьи 18 применяются, если иное не установлено программой экспериментального правового режима, утвержденной в соответствии с Федеральным законом «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации». В случае принятия данного ПФЗ, в рамках любой программы экспериментального правового режима, число которых легко может исчисляться многими сотнями или даже тысячами, перечисленные положения Федерального закона «О персональных данных» могут быть отменены на время проведения соответствующих «правовых» экспериментов. При этом следует иметь в виду, что часть 2 статьи 5 Федерального закона «О персональных данных» определяет, что «обработка персональных данных должна ограничиваться достижением конкретных, заранее определенных и законных целей». Принятие рассматриваемого законопроекта приведет к такой парадоксальной ситуации, когда на «законном» основании персональные данные можно будут обрабатывать в незаконных целях. Даже если эти цели не будут незаконными, о том, что они будут заранее определены и конкретны, можно будет забыть. Кроме того, эта часть статьи 5 Федерального закона «О персональных данных» не допускает обработку персональных данных, несовместимых с целями их сбора, а часть 3 не допускает объединение баз данных, содержащих персональные данные, обработка которых осуществляется в целях, несовместимых между собой. Отмена данной статьи будет означать, что персональные данные будут бесконтрольно обрабатываться в совершенно любых целях, а базы данных будут произвольно объединяться по усмотрению участников экспериментальных правовых режимов.

Статья 6 Федерального закона «О персональных данных» посвящена условиям их обработки и, в частности, устанавливает принцип согласие субъекта персональных данных на обработку его персональных данных (часть 1). Ч. 3 данной статьи закрепляет положение, что лицо, осуществляющее обработку персональных данных по поручению оператора, обязано соблюдать принципы и правила обработки персональных данных, предусмотренные законом, в том числе соблюдать конфиденциальность персональных данных и обеспечивать безопасность и защиту персональных данных при их обработке. Статья 9 Федерального закона «О персональных данных» позволяет субъекту персональных данных отозвать согласие на их обработку и именно этого важного права его хотят лишить авторы данного ПФЗ. Статья 10 Федерального закона «О персональных данных» запрещает обработку специальных категорий персональных данных, касающихся расовой, национальной принадлежности, политических взглядов, религиозных или философских убеждений, состояния здоровья, интимной жизни, за исключением отдельных, предусмотренных в законе случаев. В случае принятия данного ПФЗ этот запрет в рамках экспериментального правового режима может быть снят, что открывает широчайшие возможности для дискриминации людей по национальным, политическим или религиозным принципам, а также сбор сведений о здоровье и интимной жизни граждан нашей страны. Ч. 1 статьи 10 Федерального закона «О персональных данных» устанавливает, что биометрические персональные данные могут обрабатываться только при наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных. Отмена этого ограничения означает, что в рамках экспериментального правового режима можно будет бесконтрольно и без согласия людей обрабатывать их биометрические персональные данные, что опять-таки создает условия для совершения различных противоправных действий от слежки за людьми до совершения как бы от их имени тех или иных юридически значимых сделок. Принятие данного ПФЗ неизбежно приведёт и к фактической отмене права на неприкосновенность частной жизни граждан, закрепленного в Конституции РФ. Часть 1 ст. 23 Конституции определяет право каждого человека на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Часть 1 ст. 24 Конституции РФ устанавливает прямой запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия. Под предлогом экспериментального правового режима все эти конституционные гарантии запросто могут быть нарушены.

3.      Отмена врачебной тайны и создание условий для проведения медицинских опытов над людьми без их согласия

Статья 3 ПФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации» (в части развития технологий искусственного интеллекта и больших данных)» предлагает статью 3 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» дополнить частью 10 следующего содержания: «10. Положения части 1 статьи 13, статьи 36.1, части 15 статьи 37, частей 3, 4, 8 статьи 38 настоящего Федерального закона применяются, если иное не установлено программой экспериментального правового режима, утвержденной в соответствии с Федеральным законом «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации». Однако статья 13 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» гарантирует, что сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну и разглашение составляющих ее сведений недопустимо, кроме особых случаев, прямо оговоренных в данной статье.

Рассматриваемый ПФЗ предлагает в рамках экспериментального правового режима по сути отменить понятие врачебной тайны. Из Пояснительной записке к нему становится ясно, чьи конкретные коммерческие интересы стоят за этой попыткой вопиющего попрания прав граждан – ассоциации «Национальная база медицинских знаний» и негосударственного института развития «Иннопрактика». Как заявляют авторы данного законопроекта, целью его принятия является внедрение систем поддержки принятия врачебных решений, использующих технологии искусственного интеллекта (далее – ИИ). Эти системы разработаны для содействия врачам при диагностировании заболеваний, мониторинге состояния пациентов и принятии решений о назначении и корректировке лечения. Далее они утверждают: «Медицинское изделие с ИИ так или иначе будет работать с массивом данных пациентов (результаты анализов и иных тестов, жалобы и т.п.). Ввиду этого разработчикам таких изделий необходим доступ к данным пациентов. Действующее же законодательство не предусматривает эффективного способа обработки таких данных ввиду отсутствия возможности получения так называемого бесшовного согласия, которое давалось бы субъектом персональных данных лишь один раз.

В свою очередь, получение множества согласий в условиях необходимости анализа данных тысяч пациентов создает неприемлемые для разработчиков издержки, что тормозит развитие отрасли и не позволяет совершить качественный прорыв в эффективности системы здравоохранения.

Кроме того, процесс оказания медицинской помощи в настоящее время жестко регламентирован, при этом соответствующие стандарты не предусматривают использование технологий ИИ». Также авторы ПФЗ отмечают, что «на отечественном рынке медицинских технологий искусственного интеллекта уже существует более десяти готовых к коммерческой реализации решений». (Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации» (в части развития технологий искусственного интеллекта и больших данных)», л. 2-3). Следует отметить, что внедрением искусственного интеллекта в медицинскую сферу занимаются не только собственно медицинские организации. Так, из сообщений прессы стало известно, что Сбербанк создал ИИ-модель, которая по записям электронной медкарты может определять вероятные диагнозы. Модель из 265 диагнозов выбирает три наиболее вероятных. До конца 2020 года компания планирует внедрить разработку в нескольких регионах России. (Принятие законов о «песочницах», ИТ-льготах и цифровых активах, основные медиатренды весны и другие темы недели // https://ict.moscow/news/news-i-can-tell-24-07/). Почему проблемой постановки медицинских диагнозов занимается не врачебное учреждение, а банк, основной целью которого является получение прибыли? Можно предположить, что Сбербанком двигала не забота о здоровье людей, а создание условий для максимально выгодного продвижения своих банковских продуктов. Итак, чтобы кардинально снизить издержки коммерческих фирм, создать условия для извлечения максимальной прибыли и освободиться от существующих стандартов оказания медицинской помощи разработчики закона предлагают поэкспериментировать с жизнью и здоровьем людей.

Однако нарушением врачебной тайны разработчики законопроекта решили не ограничиваться. Статья 36.1 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» посвящена особенностям медицинской помощи, оказываемой в рамках клинической апробации, т.е. практического применения разработанных и ранее не применявшихся методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи для подтверждения доказательств их эффективности, т.е., фактически, о медицинских экспериментах. Согласно действующей на настоящий момент редакции этого закона, медицинская помощь в рамках клинической апробации оказывается при наличии заключений этического комитета и экспертного совета уполномоченного федерального органа исполнительной власти (ч. 2 ст. 36.1), а также информированного добровольного согласия совершеннолетнего дееспособного пациента, а в отношении несовершеннолетнего пациента и пациента, признанного в установленном законом порядке недееспособным, - при наличии информированного добровольного согласия одного из родителей или иного законного представителя (ч. 6 ст. 36.1). Возможность в рамках экспериментального правового режима обойти требования этой статьи открывает путь к любым медицинским опытам над людьми без их информированного добровольного согласия и заключений этического комитета и экспертного совета. Нельзя забывать, что именно за медицинские опытам над людьми без их согласия в Нюрнберге в 1946-1947 гг. судили нацистских преступников. Ужасает то, что сама идея легализовать подобную практику возникла в нашей стране, понесшей наибольшие жертвы от нацистов, всего через 73 года после окончания Нюрнбергского процесса над врачами. Принятие данного ПФЗ открывает «законную» возможность проведения любых принудительных медицинских экспериментов над гражданами нашей страны, как взрослыми, так и несовершеннолетними. При желании в рамках экспериментального правового режима можно будет провести хоть принудительную вакцинацию, хоть чипирование населения. В непосредственной связи с этим стоит стремление авторов данного законопроекта иметь возможность обойти и положение части 15 статьи 37 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», согласно которой назначение и применение лекарственных препаратов, медицинских изделий и специализированных продуктов лечебного питания, не входящих в соответствующий стандарт медицинской помощи или не предусмотренных соответствующей клинической рекомендацией, допускаются в случае наличия медицинских показаний по решению врачебной комиссии. По замыслу авторов ПФЗ любые лекарственные препараты и медицинские изделия можно будет назначать без решения врачебной комиссии. Последнее планируемое ими изменение касается требования действующего закона о том, чтобы медицинские изделия прошли технические испытания, токсикологические исследования, клинические испытания, экспертизу качества, эффективности и безопасности медицинских изделий, их государственную регистрацию, подлежали государственному контролю, а также тому, чтобы на территории Российской Федерации обращались только такие медицинские изделия, которые были зарегистрированы в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, уполномоченным им федеральным органом исполнительной власти (статья 38). Следует иметь в виду, что, в случае включения предлагаемых ПФЗ изменений в текст Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», на них будет распространяться и действие ч. 3 ст. 3 этого закона. Согласно ей в случае несоответствия норм об охране здоровья, содержащихся в других федеральных законах, иных нормативных правовых актах Российской Федерации, законах и иных нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации, нормам Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» применяются нормы настоящего Федерального закона. Анализ статьи 3 ПФЗ показывает, что ее целью является превращение граждан Российской Федерации в подопытных кроликов для принудительных медицинских экспериментов, что заставляет нас вспомнить о преступлениях, уже осужденных 73 года назад в Нюрнберге. Сама подобная попытка прямо нарушает как действующий Федеральный закон от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», так и часть 2 статьи 21 Конституции РФ, в которой прямо и недвусмысленно записано: «Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам». Показательно, что в Пояснительной записке авторы законопроекта даже никак не аргументировали необходимость подобного вопиющего попрания Конституции и действующего законодательства РФ.

4.      Отмена тайны связи

Статья 3 ПФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации» (в части развития технологий искусственного интеллекта и больших данных)» предлагает статью 3 Федерального закона от 7 июля 2003 года № 126-ФЗ «О связи» дополнить пунктом 4 следующего содержания: «4. Положения пункта 1 статьи 53, пунктов 1, 2 статьи 63 настоящего Федерального закона применяются, если иное не установлено программой экспериментального правового режима, утвержденной в соответствии с Федеральным законом «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации». Таким образом, фактически отменяются положения пункта 1 статьи 53 Федерального закона «О связи», согласно которому сведения об абонентах и оказываемых им услугах связи, ставшие известными операторам связи в силу исполнения договора об оказании услуг связи, являются информацией ограниченного доступа и подлежат защите в соответствии с законодательством Российской Федерации. «К сведениям об абонентах относятся фамилия, имя, отчество или псевдоним абонента-гражданина, наименование (фирменное наименование) абонента - юридического лица, фамилия, имя, отчество руководителя и работников этого юридического лица, а также адрес абонента или адрес установки оконечного оборудования, абонентские номера и другие данные, позволяющие идентифицировать абонента или его оконечное оборудование, сведения баз данных систем расчета за оказанные услуги связи, в том числе о соединениях, трафике и платежах абонента. Предоставление третьим лицам сведений об абонентах-гражданах может осуществляться только с их согласия…». Аналогичную судьбу может иметь и тайна связи, от обязанности соблюдения которой хотят освободить операторов. Они больше будут не должны обеспечивать тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электросвязи и сетям почтовой связи. Благодаря этому ПФЗ от всех этих гарантий в условиях экспериментального правового режима останется пустой звук. Точно таким же образом ПФЗ с легкостью нарушает и ч. 2 статьи 23 Конституции РФ, которая провозглашает следующее: «Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения».

Авторы законопроекта с милой непосредственностью так обосновывают необходимость нарушения Основного закона страны: «Проект сервиса для малого и среднего бизнеса по подбору оптимальных сфер и мест деятельности на базе больших данных (некоммерческая организация «Ассоциация больших данных»). Посредством сбора, объединения в единую базу и обработки обезличенных данных о клиентах из различных источников (банковские, абонентские и иные клиентские данные) обеспечивается возможность работы системы предиктивной аналитики, рекомендации которой могут быть использованы предпринимателями для выбора сферы и места открытия предприятия, а также повышения эффективности уже функционирующего бизнеса.

Проект должен обеспечить ускоренное развитие малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации за счет оптимизации бизнес-процессов и обеспечения доступа к продуктам продвинутой бизнес-аналитики, что особенно актуально в условиях восстановления экономики после пандемии коронавирусной инфекции.

На данный момент положения Федерального закона от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи» и Закона о персональных данных, регулирующие вопросы обработки персональных данных, не позволяют реализовать подобную рекомендательную систему» (Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации» (в части развития технологий искусственного интеллекта и больших данных)», л. 3-4). С учетом того, что в результате проводимой налоговой политики положение малого и среднего бизнеса на протяжении уже многих лет неуклонно ухудшалось, такая внезапная забота о нем не может не удивлять. Только для подбора «оптимальных сфер и мест» его деятельности предлагается отменить соответствующие положения Конституции РФ. Причем это касается не только тайны связи, но и, как следует из Пояснительной записки, банковских и «иных клиентских данных». Не слишком ли дорогая цена за то, чтобы малый и средний бизнес смог выбрать себе оптимальную сферу и место для своей деятельности? Авторы ПФЗ уверяют, что искусственный интеллект будет обрабатывать обезличенные персональные данные, однако, во-первых, нет никакой гарантии того, что эти данные действительно будут обезличены, и, во-вторых, даже если это произойдет, благодаря мощности искусственного интеллекта, надо полагать, при желании вполне можно будет персонифицировать обезличенные данные. Благодаря этому самая подробная информация о людях, от банковской до медицинской, может оказаться в руках самого неопределенного круга лиц от государственных служащих до преступников и быть использована ими во вред гражданам.

5.      Принятие рассматриваемого ПФЗ является антиконституционным переворотом

Необходимо принять во внимание то обстоятельство, что решение об установлении экспериментального правового режима и утверждении программы экспериментального правового режима, в рамках которого, как было показано выше, становятся возможными нарушения тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, принимается Правительством Российской Федерации (ч. 4 ст. 10 ПФЗ «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации» // https://sozd.duma.gov.ru/bill/922869-7). Поскольку ч. 2 статьи 23 Конституции РФ устанавливает, что ограничение права на тайну связи допускается только на основании судебного решения, становится очевидным, что Правительство РФ наделяется в этом вопросе судебными полномочиями. Однако и это еще не все. Как прямо заявляют авторы законопроекта, основной его задачей «в целях учета принципов делегирования законодательных полномочий Правительству Российской Федерации в отраслевых федеральных законах должны быть предусмотрены возможности установления изъятий из соответствующих федеральных законов. Для этого подготовлен законопроект, определяющий перечень отдельных законодательных требований (положений отдельных федеральных законов), которые по решению Правительства Российской Федерации (в соответствии с программой экспериментального правового режима) могут быть неприменимы в рамках экспериментальных правовых режимов» (Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации» (в части развития технологий искусственного интеллекта и больших данных)», л. 1). Как видим, согласно данному ПФЗ Правительство РФ помимо исполнительной сосредотачивает в своих руках судебную и законодательную власть, что в очередной раз прямо противоречит Конституции РФ, статья 10 которой четко и однозначно устанавливает: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». Как отмечают правоведы, этот принцип разделения властей относится к числу общих принципов демократического правового государства и служит одной из основ конституционного строя. «Его смысл заключается в избежании неограниченности, диктатуры одного лица или группы лиц, в построении системы «сдержек и противовесов» против возможного возвышения одной власти над другими и тем самым должен гарантировать соблюдение демократических начал в управлении обществом. Верно утверждение В.Т. Кабышева о том, что конституционный механизм власти должен полностью исключать произвол тирании, безграничное всевластие бюрократии, возможность возрождения любого культа» (Комбарова Е.В. Принцип разделения властей в конституционном механизме власти России). Сосредоточение в руках Правительства РФ всех трех ветвей власти, которое неизбежно произойдет в случае принятия двух рассматриваемых ПФЗ, приведет к неограниченной тирании высшей бюрократии. Анализ интересующего нас законопроекта показывает, что он уничтожает не только конституционные права и свободы граждан, но и сами основы существующего демократического конституционного строя и принципы правового государства. Все это авторы ПФЗ цинично определили как «перечень изъятий,… препятствующих появлению или апробации соответствующих цифровых инноваций». Не стали они скрывать и того, что эти изъятия из требований законодательства спроектированы по результатам проработки предложений субъектов предпринимательства, заинтересованных в проведении экспериментов, направленных на развитие цифровых инновационных технологий (Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации» (в части развития технологий искусственного интеллекта и больших данных)», л. 2). Благодаря откровенности авторов законопроекта стало ясно, что за этой попыткой антиконституционного переворота стоят коммерческие интересы субъектов предпринимательства, заинтересованных в том, чтобы превратить граждан нашей страны в подопытных кроликов для своих цифровых экспериментов в самых разных сферах жизни.

Поскольку проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации» (в части развития технологий искусственного интеллекта и больших данных)» грубо нарушает Конституцию РФ, противоречит действующему законодательству, представляет угрозу самому конституционному строю нашего государства, правам и свободам граждан, просим принять все возможные меры для его отклонения. В силу того, что данный ПФЗ является первой попыткой реализации положений, заложенных в проекте другого федерального закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации» и наглядно демонстрирует его опасность, просим принять все возможные меры для отклонения и этого законопроекта.   

 


Подписывайтесь на наши ресурсы:
#Электронный концлагерь # Цифровизация # Мишустин
Дорогие друзья!

Наша деятельность ведется на общественных началах и энтузиазме. Мы обращаемся к Вам с просьбой оказать посильную помощь нашей экспертной и правозащитной деятельности по защите традиционной семьи и детей России от западных технологий и адаптированных с помощью лоббистов законов. С Вашей помощью мы сможем сделать еще больше полезных дел в защите традиционной Российской семьи!

Для оказания помощи можно перечислить деньги на карту СБЕРБАНКА 4276 5500 3421 4679,
получатель Баранец Ольга Николаевна
или воспользуйтесь формой для приема взносов: