Цифровая война. На кону будущее России / Анна Швабауэр

Об опасности внедрения единых централизованных баз данных
#
Анна Викторовна Швабауэр - кандидат юридических наук
18:42 / 30.03.2022
Изменен: 30.03.2022

Видео: https://youtu.be/bY9q74RXdg0

Стенограмма выступления:

Об опасности внедрения единых централизованных баз данных. Изложены юридические нормы, на которых строится новый цифровой порядок вместо государства, об опасности создании единого цифрового профиля, о рисках при отказе от бумажного документооборота. О формировании глобальной системы в сфере здравоохранения и медицины и их слияние с образовательной системой. В свете того, что сейчас делается, мы можем предположить наличие признаков государственной измены. И этим должно заняться ФСБ. Так как, то, что сейчас делается – это оказание помощи международным структурам. Каждый человек должен включиться и спасать себя, детей и страну.

Швабауэр.

Уважаемые зрители, добрый день! Сегодня у нас в гостях кандидат юридических наук, член экспертно-консультативного Совета по семейному праву Совета Федерации, а также эксперт общественного уполномоченного по защите семьи Анна Викторовна Швабауэр. Анна, приветствую Вас.

Ведущий:

Анна, государственный корабль уверенно лег на курс оцифровки государственно значимой информации, оцифровывается личная жизнь граждан, оцифровывается информация в сферах медицины, образования, экономики. Анна, на какую законодательную базу это всё опирается? Вот эта цифровая вакханалия, я так понимаю, опирается на законодательную базу, которая должна была подстроиться под новые задачи, определённым образом мутировать. И, если можно, несколько слов о проектах, основных проектах, в рамках, которых эта оцифровка происходит.

Анна:

В России оцифровка активно пошла с 2016-17 года. У нас во всех сферах приняты Законы о внедрении единых централизованных баз данных, в частности, в сфере соц обслуживания внедряется Единая государственная информационная система социального обслуживания, здравоохранения – Единая государственная информационная система в сфере здравоохранения, пытались такую же систему сделать в образовании «Контингент учащихся», но протесты родителей не позволили принять этот закон, был наложено вето президента. Тем не менее, это система продвигается на уровне региональных баз и через цифровую образовательную среду. Этот эксперимент у нас тоже пытаются ввести, несмотря на массовые протесты родителей. Соответственно, под каждую базу принят был закон. Вот, в качестве примера рассмотрим в сфере здравоохранения – Закон об основах охраны здоровья ввели новую норму, и теперь у нас формируется эта система, которая предусматривает, в частности, регистр под названием Федеральной интегрированная электронная медкарта. Всё это преподносилось как такое удобство, что любой человек сможет узнать детали по своему здоровью из любой точки мира. Только вопрос «Нужно ли это?» Как это, с точки зрения нац.безопасности, как-то, я вот не помню каких-то широких общественных, экспертных обсуждений по поводу всех этих централизованных баз.

Ну, давайте посмотрим, как регулируется это Федеральная электронная медкарта. Согласно закону, в эту карту попадает огромное количество сведений, включая анамнез, диагноз, вид оказанной мед.помощи, условия оказания мед.помощи, сроки оказания помощи. Кроме того, на подзаконном уровне принято Положение об этой системе: собственно, и запись на приём пациентов, и вызов врача на дом, и даже назначение и применение лекарственных препаратов, с указанием средств идентификации лекарственных препаратов. Всё это водится в эту базу. Что касается порядка внесения туда данных, хотела бы отметить, что в самом законе ничего не сказано о получении согласия граждан. На подзаконном уровне: очень такая, формулировка, скользкая и, к тому же, сейчас она будет меняться. На сегодняшний день, там всё-таки говорится (на подзаконном уровне), что согласие человека нужно, на внесение данных, но с 1 марта у нас вступает в силу новое Положение об этой системе и там формулировка становится гораздо более округлый, там сказано так: согласие человека или при наличии иных оснований обработки данных, установленных законодательством. А иные основания у нас настолько широкие, если посмотреть Закон о персональных данных, там фактически речь идёт о том, что, если Госорган для выполнения своих каких-то функций нуждается в какой-то информации, он может обрабатывать персональные данные. То есть, к сожалению, вот, на мой взгляд, планируется такое ухудшение и идёт планомерное наступление на наши конституционные права, закреплённые 23 и 24 статьёй Конституции о неприкосновенности частной жизни, о том, что мы сами можем решать вопросы обработки своих данных.

Хотелось бы обратить внимание, что в 2020-ом году был принят Приказ Минцифры № 600 и он предусматривает наличие у 100% граждан России к 2030 году вот таких вот интегрированных электронных медкарт. Тут возникает вопрос, уважаемые господа, а как насчёт 23,24 статьи Конституции, если вы хотите, чтобы у нас 100% граждан попали в эту единую базу? Ну и выступление чиновников тоже вызывает обеспокоенность, в частности губернатор Петербурга прямо говорил, что в этом году мы переведем детей на систему электронных медкарт, а потом будем работать со взрослыми поликлиниками. И он уже поручил вносить полную информацию о маленьких пациентах, включая номера школ и детсадов. То есть мы видим ещё и слияние с образовательной системой. Вот очевидные риски, на мой взгляд, в одну базу загнать информацию о здоровье всех граждан страны, это, наверное, дорогого стоит для ЦРУ. Они очень этому будут рады, конечно. Но рады ли мы? Хотела бы обратить, что в эту систему входит не только сама по себе Федеральная, но к ней подключается, с ней взаимодействует и региональные системы, и даже иные, так называемые. А иные… К ним относится ну вот, например, Сбербанк. Сбербанк у нас тоже запустил проект «Сберздоровье». В общем-то, взаимодействуя со «Сберздоровьем», надо понимать, что твои данные тоже утекут в эту систему. ЕМИАС в Москве есть система. Очень интересно обратить внимание, что она стала победителями премии в Великобритании и в США, в общем, очень уважают эту систему Зарубежом. Ну и опять же вопрос о том, как относится к этому наше население? Это мало кого волнует.

Дальше, посмотрим сферу образования. Несмотря на то, что «Контингент учащихся» не прошёл, вето президента было наложено, тем не менее, нацпроект «Образование» у нас принят в 2018 году, и он предполагает, что к 2024 году во всех субъектах России будет внедрена Цифровая Образовательная Среда. И даже принято Постановление Правительства, которое называется «О проведении эксперимента по внедрению Цифровой Образовательной Среды». Самое интересное, что несмотря на такое название «эксперимент», эксперимент предполагает ну уж точно согласие участника в эксперименте. Вообще-то в Конституции об этом говорится в 21 статье. Но если мы откроем это Положение Правительства, то там сказано, что Цифровая Образовательная Среда должна быть внедрена на постоянной основе, на всей территории Российской Федерации. Очень интересно?! Тут очевидно внутреннее логическое противоречие: или «эксперимент», или «на постоянной основе везде». Но, к сожалению, мы видим, что цифровизация идёт в таком добровольно-принудительном порядке. И даже если прямо на нам не говорится о том, что вы обязаны, фактически создаются такие условия, когда, как называется, сложно отказать. Вот, например, с этой цифровой средой сейчас родителей заталкивают буквально с детьми на эти цифровые платформы для образования МЭШ, РЭШ, Сферум, Сбер, разные. Если родители пытаются сопротивляться говорят о том, что мы не хотим, чтобы наш ребёнок учился на такой платформе и сливал туда свои данные, а всегда регистрация связана с тем, что ты передаёшь персональные данные соответствующих платформ. Ему уже говорят так: в таком случае, вы не обеспечиваете выполнение домашнего задания ребёнка и нарушаете его права, а тут уже включаются ювенальные технологии, если родители нарушают права ребёнка, там протоколы, штрафы, КДН и так далее. Несколько протоколов у нас, к сожалению, на практике может даже да отобрание ребенка дойти. Эту систему, ЦОС, проталкивают разными совершенно методами. Например, на Минпросв принял ещё такой Приказ, который устанавливает целевые показатели в Нацпроекте образования и считается, что чиновники региональные, хорошо выполняют свои обязанности, если у них как можно больше детей в этом цифровом профиле, вот такой цифровой план обучения. То есть чем больше ты детей загнал в виртуальный мир, тем ты лучше! Хотя, конечно, это не бьётся ни с какими научными данными, очевидно! Мы поднимали огромное количество научных исследований, и зарубежных, и российских, цифровизация обучения – это вред здоровью ребенка, развитию, аналитическим когнитивным способностям, памяти, просто дегенерация для детей – погружение в обучение на этих цифровых платформах. Ну, к сожалению, в ответ мы слышим только о том, что это индустрия, это деньги. И, действительно, если посмотреть методички, которые лежат в основе этих реформ, там прямо говорится о том, что образование это миллиардный бизнес, кто его распакует, тот его и заработает эти деньги (распаковка в плане цифровизации).

Так вот, существует у нас также Приказ Минцифры №600 и в нём также сказано, как и по здравоохранению, так и по образованию, там 100% и тут 100%, что доля учащихся с цифровым профилем в Цифровой Образовательной Среде должна к 2030 году должна составить 100%. И, к сожалению, мы видим на практике реализацию этих планов, и уже и Министр Просвещения говорил, что будем собирать цифровой профиль. Собирают у нас уже и биометрические эмоции у детей, например, в школах Перми. А в Новосибирске дошло до того, что генетический анализ проводится, говорится о том, что, совместив данные генетического анализа и психотест можно будет сделать выводы о поведенческих реакциях и способностях каждого ученика.

С 1 марта у нас вступает в силу новый стандарт, национальный, который называется «Технология искусственного интеллекта в образовании». Их там несколько, ну вот я по одному приведу цитату. Значит, что в нём говорится? Что совокупность технологий искусственного интеллекта может использоваться для автономного обучения без вмешательства педагогического работника, посредством искусственного интеллекта, репетитора. Ну, то есть, прямым текстом, речь идёт о том, что учителя и традиционное образование уходит в мусорку, в прошлое. А учить детей должен искусственный интеллект. Что ещё здесь говорится? О том, что должен собираться цифровой след. Вот интересно, что в самом нацпроекте «Образование» используется очень много таких формулировок, которые не определены, непонятны, и даже юристу непонятно, а не юристу тем более. И вот, чтобы понять, что что же там имеется в виду, мы вынуждены анализировать различные методические документы, которые пишут структуры, реформирующие образование. Так вот, в этом стандарте по искусственному интеллекту, цифровой след определён так: это данные об обучающемся и его активностях, которые включают в себя видео, аудиозаписи, данные о хронологии взаимодействия с различными средствами обучения и взаимодействия с другими участниками отношений в сфере образования, о последующем трудоустройстве, профессиональной деятельности, рецензиях, оценках и так далее, так далее. Заметьте, цифровой след в образовании предполагает внесение туда данных о трудоустройстве, профессиональной деятельности. Ну ещё мы знаем, что уже образовательная система сливается системой здравоохранения. Что мы хотим получить? То есть, речь идёт о том, что кому-то нужен цифровой профиль, наш цифровой двойник, в котором будет фиксироваться даже видео и аудио практически каждого шага нашей жизни. И теперь мы точно понимаем, что такое «непрерывная образование». Да это сбор данных в течение жизни! И не просто сбор данных, а управление. Вот в чём опасность? Люди иногда говорят: Ну подумаешь, там, я не преступник, пускай собирают мои данные. На самом деле речь о том, что вас лишают свободы воли, потому что когда все данные будут… (и они сейчас уже загоняются в этот цифровой след), система в ответ будет давать рекомендации,

что тебе делать дальше, как тебе жить, как учиться. Это тоже во всех этих методиках прописано, что будут даваться рекомендации, как учиться, какие избирать предметы, в каком объёме, какой уровень и так далее. А отклонения от этих рекомендаций будут караться. Это вот совершенно очевидно! То есть, что делается? Цифровой профиль формируется в нашей стране! Это такая, более глобальная система, если посмотреть, мы вот посмотрели здравоохранение, образование, ну а цифровой профиль должен вместить в себя всё! Внедрение его предусмотрено нацпроектом «Цифровая экономика». Впервые этот проект принят в 2017 году, но в последней редакции в 2019, и там говорится о том, что должен появиться открытый формат профиля компетенций граждан. В общем, очень смущает то, что он открыт. То есть как бы нас захотят, видимо, лишить совсем частной жизни. Также говорится как раз о непрерывном образовании и о персональной траектории развития. Хотела сказать, что законопроект о цифровом профиле вносили в Государственную Думу, но благодаря ФСБ он был снят с рассмотрения. Его фактически отклонили буквально недавно, в январе этого года, но по сути дела, через другие системы этот профиль внедряется. Под другими названиями, во-первых, у нас принят Закон о Едином регистре населения, он в своё время вызвал жесточайшее сопротивление общественности, но поскольку все были закрыты на коронавирус, толком высказать её где-то было невозможно, всё где-то в интернете, никаких конференций, ничего. То есть, без широкого общественного экспертного обсуждения, принимается Закон, в котором предполагается принудительный сбор данных на всё население страны, более 30 видов сведений, включая и семейное положение, данные об образовании, идентификаторы в медицинской, социальной сфере, данные в военном учёте и так далее. То есть всё в одну базу сливается и выход, соответственно, там на детей, родителей, там такое генеалогическое древо они получат. Также в этом регистре присваивается каждому номер, фактически идет такая нумерация, поэтому у нас однозначно идут ассоциации с фашистскими методиками. Что человеку присваивают номер-идентификатор, и ты существуешь для этой системы исключительно под каким-то номером, и даже не ты существуешь, а только твой цифровой двойник. Вот что их волнует. И этот номер неизменяемый, и никак фактически… вот когда говорят, ну что такого номер? Ну вот у меня паспорт есть, там есть номер. Номер паспорта, это номер документа, почувствуйте разницу: документ потерял, поменял, ты остаёшься под своей фамилией, именем и отчеством. А здесь происходит что? Фамилия, имя, отчество уходит в разряд других твоих данных, наряду с местом рождения, датой рождения и так далее. Оно как бы никого не волнует. И, кстати, когда система ЕГИССО формировалась, в Положении об этой системе на первом месте шёл именно СНИЛС, номер-идентификатор, а фамилия она как бы даже идёт на втором плане. Соответственно, вот эта система такая базовая, к ней подключаются все другие, по соответствующим сферам жизнедеятельности. Делается это для того, чтобы получить полную картину жизни человека.

Параллельно в исполнении вот этой цифровой экономики принята у нас «Концепция развития национальной системы управления данными». Что это такое? Это система, которая предполагает появление такой вещи, которая называется «государственные данные». На самом деле, эти данные – это информация, внесённая в информационные ресурсы органов власти, это наши персональные данные, которые после внесения в Государственную систему называется «государственной». А дальше уже управление идёт без нашей воли фактически, такая «прихватизация» наших данных. И самое интересное, что, если посмотреть на задачи и цели вот этой национальной системы управления данными, там говорится о том, что будут созданы сервисы предоставления гос данных в целях обеспечения доступа к ним широкого круга потребителей на безвозмездной и возмездной, основе. И также предполагается повышение доступа к этим данным. Вот вы бы хотели, чтобы к вашим персональным данным был повышен доступ?

Ведущий:

Абсолютно – нет!

Анна:

Вот, а здесь, это целью ставятся – повышение доступности государственных данных. И что ещё тоже смущает: вице-премьер Чернышенко на ПМЭФ, летом 2021 года, сказал (я сейчас цитирую): «Правительства не намерены монополизировать доступ к информационным данным. Оно готово делиться ими с бизнесом и правительство не собирается конкурировать с бизнесом.» В общем-то как-то это всё напрягает, честно говоря, это мягко сказано.

Параллельно у нас идёт сбор…, заявлена, по крайней мере, паспортизация генетических данных населения. Это Указ Президента 2019 года. И уже Министр здравоохранения говорит, что у нас будут генетически-цифровые паспорта и профили, начиная с новорожденных. И всё это на фоне форсайт-проектов, мы просто видим уже, на самом деле, воплощение форсайт-проектов, которые нам казались, в своё время, ну, бредом сумасшедшего, на самом деле. Потому что, если читаешь, то кажется, что авторам нужна просто психиатрическая помощь. А на самом деле, ну вот посмотрите, форсайт-проект «2030» (имеется ввиду форсайт-проект «Детство 2030»), там говорится о том, что к 2025 году должно быть возможным рождение детей с заданными характеристиками. А по проекту, подготовленным mos school, структурой Сколково и Агентством стратегических инициатив, который называется «Будущее образования. Глобальная повестка» к 2035 году предполагается продажа элитных генных наборов для детей. Сразу возникает вопрос: зачем собирают наши генетические данные? Что с ними собираются делать?

Ну и значит, мы сейчас рассмотрели немножко юридическую базу. А теперь давайте посмотрим, что лежит в основе. Ведь законодатели не просто так, они приняли-то все эти законы. А в основе лежат методические материалы: есть российские, есть зарубежные. Давайте сначала посмотрим российские. Значит, у нас приняты такие документы в РАНХиГС, документ называется: «Государство как платформа: Люди и технологии» и есть документ, принятый тоже в Центре стратегических разработок с похожим названием «Государство как платформа». Это наши, российские документы, которые я сопоставляю с международными документами, в частности, с докладами Всемирного Банка. Ну вот, например, Конкуренция в цифровую эпоху». Это доклад 2018 года. Предшествующий доклад был подготовлен Всемирным Банком в 2016 году. И получается так, что, то, что рекомендуют нам Всемирный Банк воплощено в документах, принятых уже российскими структурами в 18-19 году. То есть, вот они, в 2016 году сели во Всемирном Банке, опубликовали, кстати, на своём сайте заявление о том, что Всемирный банк является инициатором цифровизации России со своими партнёрами внутри России, подготовили методические документы, где содержатся прямо рекомендации российским органам власти. Там нам рекомендована полная цифровая трансформация госсектора, внедрение подхода «Правительство как платформа». И вот посмотрите, даже не придумали новое название «платформа» - «платформа». Приверженность такого принципа оказания госуслуг как цифровые по умолчанию, обозначающим, что все процессы госуправления должны выполняться в цифровом виде, без использования других средств. Ну и что мы видим на практике? У нас принимается Постановление Правительства, в котором говорится о том, что мы должны перейти на исключительно электронный формат обращения граждан. Это Постановление Правительства принято осенью 20 года. Пожалуйста, то есть, вот нам это рекомендовано Всемирным Банком, которого сложно заподозрить в том, что он отстаивает наши национальные интересы, суверенитет и нашу Конституцию. И это же мы видим через методички уже наших Центров, переходят в законодательство. В общем, всё это очень печально на фоне того, что конкретно написано в этих документах. Я всё-таки позволю себе отсюда несколько только цитат. Вот доклад Центра стратегических разработок. Давайте, чтобы не быть голословными, прямо отсюда посмотрим. Здесь сказано так: «На основе данных о цифровом двойнике гражданина, собираемых по многим аспектам: здоровье, образование, психологические особенности возрастёт возможность построения индивидуальных траекторий личности.» Это то, что мы обсудили. У нас собирают уже в здравоохранении, в образовании данные, причём в образовании – широко включая искусственный интеллект, планируют анализировать эмоции и так далее. И вот они нам хотят строить индивидуальные траектории личности. Авторы доклада отмечают, что им важно (цитата): «Предложить такое видение образа будущего государства, в котором нет посредников в виде госорганов между человеком и его данными. Госорганы – это, оказывается, не нужный посредник. То есть, ничего, что, с точки зрения, даже теории права, вообще-то, чиновник, государственный орган – это составляющая часть государства. Ты уберёшь это и нет государства! Что им нужно? Им нужно, видимо, исключительно цифровая платформа, которой будет управлять, очевидно, кто-то из-за рубежа, потому что наша технологическая зависимость от зарубежных поставщиков известна. Ну вот и мне понравился раздел, что сейчас, а что будет. Сказано, что сейчас у нас «отдельные ведомственные системы данных», а будет «экосистема на Едином массиве данных». Вот они регистр населения этот создали.

Сейчас у нас разрозненная, а будет облачность (в облако все наши данные отправят) с непрерывным процессом мониторинга качества данных. Сейчас бОльшая часть услуг в электронном виде, а будет полный отказ от бумажного документооборота. Ну и посмотрите законодательство: с 1 января 2022 года у нас в Закон о госуслугах внесены поправки, согласно которым, по общему правилу, результаты оказания госуслуг будут в электронном виде. То есть, воплощение в законодательство 1 в 1. Вот, буквально 3 года прошло, и половина рекомендации уже практически исполнена. А что же дальше? Сейчас идёт физическая идентификация, будет биометрическая. И уже у нас заявлено слияние единой биометрической системы данных с порталом Госуслуг. Ну и что меня поразило, просто, прямым текстом: «Сейчас недостаточно скоординировано взаимодействие по линиям разных ведомств между государствами, а будет бесшовное взаимодействие (цифровое) с другими странами. Но мне кажется, занавес, на самом деле.

Ведущий:

Мне кажется ФСБ должно заняться этими документами, пока оно как не нужный элемент государства не распущен.

Анна:

Да, здесь вот то, что я читаю, это просто работа для ФСБ, на самом деле, прямым текстом мы видим реализацию планов по отмене национального суверенитета, которая поставлена на международном уровне. Мы это знаем, что структуры со Всемирным Банком связаны такие как Всемирный экономический форум с Клаусом Швабом, который, ну просто, лоббирует отмену национальных суверенитетов. И как на фоне этого мы должны относиться к тому, что в октябре у нас открыт Центр Четвёртой Промышленной революции Всемирного экономического форума? Как раз и в документе, в этом меморандуме, сказано о том, что Всемирный экономический форум подписывает его для реализации миссии форума. Россия, как бы, просто, вот, платформа для…

Ведущий:

Анна, как получается, что адаптированные «хотелки» глобалистов… хорошо, институты их адаптировали… Но почему эти документы принимаются не как теория, а как руководство к действию на нашей территории.

Анна:

А это очень большой вопрос. Мне кажется, им должны заниматься как раз ФСБ. То есть, мы можем лишь предположить наличие признаков государственной измены, потому что Согласно Уголовному Кодексу, государственная измена является, в том числе, и передача информации международным структурам для оказания им помощи. Так вот то, что сейчас делается это оказание помощи международным структурам. И это явно не в наших национальных интересах, потому что многие специалисты по безопасности, по информационной безопасности, говорят, во-первых, о том, что нельзя все яйца складывать в одну корзину, простите за такие простые в общем-то слова, нельзя всю информацию о гражданах нашей страны, включая биометрию сливать в одну точку. Ну ЦРУ сразу откроет это, ну понятно, к бабке не ходи. Вот в Индии, в 2018 году, женщина, которая не является даже… она просто журналист была, она не специалист, ничего, она просто через WhatsApp нашла доступ, за 8 долларов, за 10 минут ей вскрыли базу, единую биометрическую базу Индии. Пожалуйста! То есть, это явная угроза нацбезопасности. По биометрии: если украли, скомпрометировали твои данные биометрические, ну потом ты будешь всю жизнь платить кредиты или сидеть в тюрьме за кого-то. Это знаете, мне тоже нравится, как говорят: «я не интересуюсь политикой!» Но политики интересуются тобой! И, к сожалению, вот эти все методички, которые мы видим, на самом деле, показывают, что угроза нашей жизни очень серьёзная, она уже сейчас воплощается, потому что в поправках к Закону о Госуслугах внесена ещё одна важная поправка: Внедрение проактивного подхода. Что это такое? Это когда по каким-то фактам твоей жизни, Госорган, но в данном случае цифровая платформа будет принимать решение, что тебе что-то надо или что-то не надо. Фактически это отменяет твою свободу воли, отменяет заявительный порядок получения госуслуг, тебе уже вот предлагается. Вот они первые шаги уже в нашем законодательстве этой траектории. А если это траектория тебе не понравится, а скорее всего она тебе не понравится, потому что то, что мы видим сейчас в образовании, как проталкивают цифровизацию. Знаете, я просто анализирую документы. Например, ну вот это АСИ и Сколково подготовили…, ну фактически там предполагается полный отказ от традиционного образования и перевод на какие-то игровые формы, и мы уже видим это воплощение сейчас в нашем законодательстве, в нашей практике.

Посмотрите, например, сейчас как у нас геймификация прописана (геймификация прописана в распоряжении Минпроса). Там и искусственный интеллект и геймификация. Буквально вчера я открыла посмотреть документ, Минпрос у нас согласовал проведение Фестиваля киберспорта (Минпрос!!!) для детей, начиная с 10 лет, там 10 игр. Я просто решила ради интереса залезть посмотреть, что это за игры. Ну Вы знаете, это просто расчеловечивание наших детей. Там стоит 8+ маркировка. Вот я просто с собой захватила одну картинку. Вот посмотрите (показывает картинку), это вот нашим детям в рамках киберспорта предлагается! «Одобрено Минпросом» снизу надо только подписать. Это просто одна картинка, там много всего, там есть и льющаяся кровь с ножей и так далее. То есть, что происходит? Это я к чему? К тому, что нет никаких сомнений, что передавать свою жизнь цифровой платформе это просто смертельно. Тебе будут навязывать то, что надо хозяевам цифровых платформ. А им надо, конкретно, сокращение населения. Это мы тоже знаем из многих документов, в частности с конференции по народонаселению, под которую мы подписались. Да, и поэтому группа суицидов так у нас процветает. Это тоже не случайность! И расчеловечивание поэтому так процветает, что долго не живут. Вот и поэтому вся эта пропаганда ЛГБТ, мы её получим через цифровые платформы! Бумажный учебник родитель может посмотреть, проверить. В цифровом, да ты ничего не узнаешь никогда. Подмены уже даже сейчас идут: и в электронных дневниках, и в прочих базах подмены. Ты ничего не можешь никому доказать. А с учётом того, что они… Представляете, отменить бумажные документы: документы о браке, об имуществе, да ну обо всём фактически они собираются отменить документы, потом в цифровой базе у тебя не будет ни имущества, ни мужа, ни детей, ничего! И попробуй это кому-то что-то докажи. Ну а наказание будешь нести, соответственно.

Ведущий:

Анна, у нас так получается, что размывается понятие национального государства, как такового, размывается понятие свободы личности, появляется электронная тень, если у государства даже электронной тени, я так понимаю, не будет, то каждому человеку создаётся электронная тень, и в отличие от настоящей, которая ходит за человеком, здесь получится, что личность и человек будет зависеть от своей электронной тени, которая содержит всю информацию, которая будет более реальной, и которая будет управляться, видимо, теми, тем кто владеет информацией, массивами информации.

Анна:

Абсолютно точно! И вот к вопросу о том, кто будет владеть этими массивами информации, тут надо сказать о том, что сейчас продвигается проект, он имеет поддержку на уровне ООН, который называется id2020. Давайте посмотрим, кто в нём участвует, это проект цифровой идентификации граждан в масштабах всего мира. Ну, чтобы человек как бы существовал в рамках цифрового двойника и взаимодействовал с платформой, которая заменит государство, его надо как-то идентифицировать, и поэтому у нас сейчас продвигается электронный паспорт. Да и, кстати, как говорил Министр Цифры, одной из форм будет QR-код, это обкатка. Вот и этот проект на международном уровне продвигается. id2020 запущен, кстати, тоже в 2016 году их сайт (29:10) Что самое интересное, что вот тогда же Всемирный банк пришёл к нам и сказал, мы начинаем цифровизацию России. То есть по датам идёт полное совпадение. Так вот проект реализуется как часть программы ООН «Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития до 2030года». Там речь идёт о том, что будет внедряться глобальное гражданство, и как раз вот эта идентификация предусмотрена фактически этим документам ООНовским. А что касается id2020, 5 учредителей проекта: Microsoft, Asyncio, фонд Рокфеллера, глобальный Альянс по вакцинам и иммунизации и там idea.org (29:46) ещё такая. Что же такое глобальный Альянс по вакцинам и иммунизации? Это Всемирная Организация Здравоохранения, Всемирный банк, ЮНИСЕФ, фонд Билла и Мелинды Гейтс. Вот, и мы видим уже, что вовсю запущены эти процессы.

Просто несколько документов приведу, во-первых, фонд Рокфеллера в 2010 году предсказал нам. Посмотрите, ещё в 2019 году, какой интересный документ вышел, статья. Она называется «id2020 и партнёры» запускает программу по предоставлению цифровых удостоверений личности. Это было до того, как пандемию объявили официально. Какие они пророки прямо! Потом в 2020 году вышло два доклада, подготовленные Дакотой Грюнер, она является исполнительным директором проекта id2020, тут указано о поддержке фонда Рокфеллера. Ну и посмотрите, как называется документ «Сертификаты иммунитета, если мы должны их иметь, как это сделать правильно». В общем-то эти сертификаты иммунитета продвигаются теми же людьми, которые двигают цифровую идентификацию в масштабах всего мира. То есть они обкатывают свою программу. 27 августа 2021 года Всемирная организация здравоохранения выпускает документацию, в общем-то, как эти сертификаты по вакцинации надо технически делать. Смотрите, кто финансировал эту работу. Профинансировал фонд Билла и Мелинды Гейтс и Рокфеллер. Ну, прямым текстом, вот прямо здесь даже ничего особенно искать не надо. Это август 2021 года. В ноябре 2021 года Минздрав у нас принимает нашу форму сертификата, которые до боли похожи на предложенное на уровне ВОЗ. Ну и, в общем, посмотрите какие структуры это двигают. И они все связаны тоже с Всемирным экономическим форумом. Там в 2019 году была презентация сертификационного знака id2020 на Всемирном экономическом форуме. Ну вот, а что хочет Клаус Шваб, мы тоже все прекрасно знаем. Поэтому, то, что у нас сейчас открыта площадка Четвертой Промышленной Революции и в меморандуме прямо написано «для тестирования новых технологий в России». Каких непонятно. То есть, вот, что-то они хотят у нас тестировать, тестирование идёт. То есть несмотря на то, что в Госдуме, слава Богу, удалось снять этот законопроект, но регионы-то продолжают тестировать. Ну, наверное, не сами, вот есть почему-то такое ощущение, что хотят они это делать не просто так. И заметьте, буквально недавно Россия отправила заявку на взаимное признание QR-кодов с Евросоюзом. То есть Минцифра направила туда заявку на присоединение к механизму проверки вот этих кодов в мировом масштабе. Ну вот в один к одному. Осталось только ввести, что называется цифровой рубль, отменив наличку и всё. А вот насчёт того, что цифровой рубль начали тестировать, пожалуйста, тоже 15 февраля новости есть. Поэтому такие глобальные планы, которые мы видим реализуются на наших глазах требуют от народа, во-первых, осознания, включенности и противодействия. Потому что, если это всё реализуют, будущего у наших детей нет.

Ведущий:

Анна, складывается такое ощущение, что против человечества ведётся цифровая война и мы явно пропустили момент, когда она была объявлена. И вот, те силы, которые проводят цифровизацию, видимо уже половину пути прошли. Анна можно вдумчивому зрителю ознакомиться с документами более подробно, как-то почитать, осмыслить.

Анна:

Да, Вы знаете, я являюсь экспертом общественного уполномоченного по защите семьи. Это Родительское такое движение. Я могу прислать ссылку на наши ресурсы, мы размещаем там аналитическую информацию, а также это обеспечивает возможность участия людей как-то в противодействии безумным инициативам. И, допустим, мы делаем аналитику какого-то законопроекта, подзаконного акта и предлагаем гражданам прочитав, ознакомившись, свою позицию заявлять, отправлять в органы власти. Мы должны обязательно реагировать! От каждого из нас многое зависит, от каждого!!! Вот я просто уверена в этом, поэтому не надо сидеть сложа руки, не надо думать, что кто-то решит за меня, никто не придёт и нас не спасёт. Мы должны спасать себя сами, но мы должны это делать и тогда будет результат! Потому что по нашей общественной деятельности я вижу, а я 7 лет где-то занимаюсь общественным делами, я вижу, что результат есть. Как только люди включаются, и хорошо разбирается, а разобраться можно! Мы стараемся на человеческом языке это всё публиковать, пожалуйста, присоединяйтесь к нам и будем вместе спасать нашу страну!



Подписывайтесь на наши ресурсы:
#Цифровизация # Электронная школа
Дорогие друзья!

Наша деятельность ведется на общественных началах и энтузиазме. Мы обращаемся к Вам с просьбой оказать посильную помощь нашей экспертной и правозащитной деятельности по защите традиционной семьи и детей России от западных технологий и адаптированных с помощью лоббистов законов. С Вашей помощью мы сможем сделать еще больше полезных дел в защите традиционной Российской семьи!

Для оказания помощи можно перечислить деньги на карту СБЕРБАНКА 4276 5500 3421 4679,
получатель Баранец Ольга Николаевна
или воспользуйтесь формой для приема взносов: