Аналитическая справка по законопроекту «О внесении изменений в Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»»

#
Общественный уполномоченный по Защите Семьи
09:30 / 29.11.2021

18 октября 2021 г. Роспотребнадзор опубликовал для обсуждения проект закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»». Как сказано в Пояснительной записке, этот проект федерального закона был подготовлен в соответствии с пунктом 3 Плана мероприятий («дорожная карта») по реализации механизма «регуляторной гильотины», утвержденного Председателем Правительства Российской Федерации от 29 мая 2019 г. № 4714п-П36. При подготовке законопроекта учтено поручение Президента Российской Федерации                     от 29 мая 2020 г. № Пр-891 (пункт 1) по развитию и укреплению санитарно-эпидемиологической службы Российской Федерации в целях сохранения своевременности и эффективности реагирования на угрозы санитарно-эпидемиологического благополучия населения и биологической безопасности Российской Федерации.

Изменяются некоторые основные определения ФЗ. Предлагается новая редакция для понятия санитарно-эпидемиологических требований. Если в действующей редакции ФЗ они определяются как «обязательные требования к обеспечению безопасности и (или) безвредности для человека факторов среды обитания, условий деятельности юридических лиц и граждан», то в ПФЗ слово «обязательные» исчезло. Понятно, что это делается в интересах государства и крупного капитала, которые в своей деятельности должны соблюдать требования к обеспечению безопасности и (или) безвредности для человека, однако обязательность этих требований пропадает. Правда, следует отметить, что это не единственное изменение в определение санитарно-эпидемиологических требований. Согласно предлагаемой редакции теперь они должны будут относиться и «к качеству пищевой продукции, которые устанавливаются нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти, осуществляющего федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор; к правовому режиму зон с особыми условиями использования территории». Их распространение на качество пищевой продукции теоретически можно было бы приветствовать, однако возникает вопрос, какие именно будут посвященные им нормативные правовые акты и не будет ли и здесь регулирование осуществляться в угоду крупному капиталу. Согласно изменениям в ст. 32 ФЗ, производственный лабораторный контроль будет осуществляться самостоятельно индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, либо с привлечением организации, аккредитованной в соответствии с законодательством Российской Федерации об аккредитации в национальной системе аккредитации. Сведения о результатах лабораторных исследований и испытаний, проведенных в рамках производственного контроля (в том числе с помощью приборов дистанционного контроля), передаются юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, осуществляющими производственный контроль в электронном виде в Федеральную государственную информационную систему сведений санитарно-эпидемиологического характера, в порядке и сроки, установленные оператором этой системы. Что касается зон с особыми условиями использования территории, то данное понятие фигурирует в Федеральном законе от 03.08.2018 N 342-ФЗ (ред. от 11.06.2021) "О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации". Согласно ему до 01.01.2022 г. установление, изменение, прекращение существования зон с особыми условиями использования территорий осуществляется в порядке, установленном до 04.08.2018 г. Начало 2022 г. уже близко, в связи с чем данные изменения и появились в рассматриваемом ПФЗ. Изменение закона в интересах крупного капитала имеет место и в отношении статьи 40 ФЗ в пункте 2, в котором хотят признать утратившими силу абзацы шестой, девятый, десятый и одиннадцатый. Однако согласно им обязательным условием для принятия решения о выдаче лицензии является представление соискателем лицензии санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии санитарным правилам зданий, строений, сооружений, помещений, оборудования и иного имущества, которые соискатель лицензии предполагает использовать для осуществления медицинской и фармацевтической деятельности; деятельности в области обращения с ядерными материалами и радиоактивными веществами; деятельности по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов I - IV класса опасности; образовательной деятельности. Ослабление государственного контроля в этих сферах потенциально способно повлечь за собой риск для здоровья значительных групп населения.

Определение социально-гигиенического мониторинга дополняется положением возможного принятия мер по устранению вредного воздействия на здоровье человека факторов среды обитания человека. Меняется и определение санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий. Если в действующей редакции ФЗ это «организационные, административные, инженерно-технические, медико-санитарные, ветеринарные и иные меры, направленные на устранение или уменьшение вредного воздействия на человека факторов среды обитания, предотвращение возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) и их ликвидацию», то согласно ПФЗ это «организационные, административные, инженерно-технические, медико-санитарные и иные меры, предусмотренные в соответствии законодательством о санитарно-эпидемиологическом благополучии, и направленные на оценку риска, устранение такого риска, предотвращение возникновения и распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) и их ликвидацию (меры управления рисками для здоровья человека)». Также в текст ФЗ предлагается внести новые определения санитарно-эпидемиологическая экспертизы, санитарно-эпидемиологического испытания, санитарно-эпидемиологического исследования, которые в первую очередь будут касаться юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Простых граждан может коснуться вновь вводимое определения санитарно-эпидемиологического обследования – «установление соответствия (несоответствия) производственных, общественных и жилых помещений, зданий, сооружений, оборудования, транспорта, технологического оборудования, технологических процессов, рабочих мест требованиям законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, технических регламентов» - и санитарно-эпидемиологической оценки – «установления вредного воздействия на человека факторов среды обитания, определение степени этого воздействия и прогнозирование санитарно-эпидемиологической обстановки». Дается и определение санитарно-эпидемиологического расследования – «установления причин и выявления условий возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений)». Сам термин «расследование» уже имеется в действующем ФЗ (ст. ст. 42, 50), однако его определение там отсутствовало. Сам этот термин невольно рождает ассоциации с деятельностью полиции и в свете недавней деятельности санитарно-эпидемиологических органов по введению различных ограничений под предлогом борьбы с коронавирусной инфекцией может означать дальнейшее усиление репрессивной составляющей в их деятельности. Вводится новая ст. 31.1, посвященная санитарно-эпидемиологическому расследованию:

«1. В целях установления причин и выявления условий возникновения и распространения инфекционных заболеваний и неинфекционных заболеваний (отравлений), оценки последствий возникновения и распространения таких заболеваний (отравлений) проводится санитарно-эпидемиологическое расследование должностными лицами, осуществляющими федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, в ходе которого могут привлекаться подведомственные им федеральные государственные учреждения, федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

2. Поводом для проведения санитарно-эпидемиологического расследования является получение органом, осуществляющим федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, информации о случае (случаях) инфекционного заболевания и (или) подозрении на такие заболевания, или о массовых неинфекционных заболеваниях (отравление).

3. Санитарно-эпидемиологическое расследование предусматривает проведение санитарно-эпидемиологического обследования, отбор проб (образцов) и проведение их исследований (испытаний), экспертиз, опрос и получение объяснений, запрос сведений и документов.

4. Юридические лица, индивидуальные предприниматели, граждане, не являющиеся индивидуальными предпринимателями и оказывающие без привлечения наемных работников услуги физическим лицам для личных, домашних и (или) иных подобных нужд, обязаны обеспечить беспрепятственный допуск на территории, здания, строения, сооружения, помещения и другие объекты должностных лиц, уполномоченных на проведение санитарно-эпидемиологического расследования, а также обеспечить беспрепятственную возможность проведения обследования, отбора проб (образцов), представления необходимых документов, объяснений в письменной и (или) устной форме.

5. Санитарно-эпидемиологическое расследование проводится в порядке, установленном нормативным правовым актом Главного государственного санитарного врача Российской Федерации.

6. В случае выявления при санитарно-эпидемиологическом расследовании нарушений обязательных требований, не выполнения санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий должностные лица, осуществляющие федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, принимают в пределах полномочий меры, предусмотренные настоящим Федеральным законом, Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях».

Как видим, должностные лица, уполномоченные на проведение санитарно-эпидемиологического расследования, наделяются достаточно широкими правами, в том числе доступа не только на объекты юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, но и граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями и оказывающими без привлечения наемных работников услуги физическим лицам для личных, домашних и (или) иных подобных нужд. Последнее понятие можно трактовать весьма широко и распространять, к примеру, как на репетиторов, так и на обычного человека, разово оказавшего помощь соседу.

Роспотребнадзор будет заниматься и оценкой риска для здоровья человека (далее – оценка риска) – количественной и (или) качественной характеристикой вредного воздействия на человека, способного развиться в результате воздействия факторов среды обитания на человека при определенных условиях.

Вводится новые определения для ряда зон:

·         санитарно-защитная зона – зона с особыми условиями использования территорий, установленная в отношении источников химического, физического, биологического воздействия на среду обитания человека в связи с эксплуатацией, реконструкцией или размещением которых формируется химическое, физическое и (или) биологическое воздействие на среду обитания человека, не соответствующее санитарно-эпидемиологическим требованиям за границами земельного участка, предназначенного для ведения хозяйственной деятельности или их размещения и оформленной в установленном порядке;

·         зона ограничения передающего радиотехнического объекта, в том числе являющегося объектом капитального строительства - зона с особыми условиями использования территорий, представляющая собой территорию вокруг передающего радиотехнического объекта, на которой уровни электромагнитного поля превышают установленные санитарно-эпидемиологическими требованиями предельно допустимые уровни для населения;

·         зона санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения - зона с особыми условиями использования территорий (территория и акватория), на которой устанавливается особый санитарно-эпидемиологический режим для предотвращения ухудшения качества воды источников централизованного питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения и охраны водопроводных сооружений.

В статье 2 ФЗ, посвященной санитарно-эпидемиологическому благополучию населения, планируется изменить абзац, касающийся требований, предъявляемых к физическим и юридическим лицам. В действующей редакции речь идет о «выполнении санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий и обязательного соблюдения гражданами, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами санитарных правил как составной части осуществляемой ими деятельности», который планируют заменить на «выполнение санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий и обязательного соблюдения гражданами, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения». Как видим, санитарные правила, многие из которых уже отменены, хотят заменить на законодательство в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Также в перечень мер, посвященных санитарно-эпидемиологическому благополучию населения, хотят включить:

·         меры по выявлению нарушений требований об обязательной маркировке средствами идентификации товаров, подлежащих такой маркировке;

·         организацию создания, пополнения, ведения и использования коллекций патогенных микроорганизмов и вирусов;

·         реализацию единой государственной политики в сфере биологической, химической и радиационной безопасности;

·         организацию и проведения санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий;

·         расследования профессиональных заболеваний и выяснения обстоятельств и причин их возникновения;

·         установление причин и выявление условий возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений).

Если последние меры не вызывают возражений, то узаконение создания, пополнения, ведения и использования коллекций патогенных микроорганизмов и вирусов не может не вызывать опасения. Предлагается также признать утратившим силу пункт 6 ст. 2 ФЗ, предусматривавшей возможность установления специального регулирования в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения в федеральной территории "Сириус", что нельзя не приветствовать.

Опасным и вредным нововведением является предлагаемая ПФЗ редакция ст. 3 ФЗ, согласно которому законодательство в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения (далее - санитарное законодательство) будет основываться не только на Конституции Российской Федерации и федеральных законах, но также договоре о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года и актов, составляющих право Евразийского экономического союза. Тем самым санитарное законодательство нашей страны будет определяться не только законами нашего государства, но и решениями наднациональных органов. В качестве конфеты, призванной подсластить горькую пилюлю, в предлагаемой редакции этой статьи указывается, что решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации, не подлежат исполнению в Российской Федерации. Такое противоречие может быть установлено в порядке, определенном федеральным конституционным законом. Однако механизм определения такого противоречия не отработан и велик риск того, что эти благие пожелания останутся на бумаге, а санитарное законодательство нашего государства будет определяться даже не законами, а некими актами, составляющие право Евразийского экономического союза. Тем самым будет сделан еще один шаг, ограничивающий государственный суверенитет нашей страны, притом в сфере, касающейся каждого ее жителя.

Благодаря новой редакции ст. 5 полномочиям Российской Федерации в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения расширяются за счет государственного санитарно-эпидемиологического нормирования; ведение реестров лицензий отдельных видов деятельности, подлежащих лицензированию, уведомлений о начале предпринимательской деятельности, свидетельств о государственной регистрации отдельных видов продукции, санитарно-эпидемиологических заключений о соответствии/несоответствии отдельных видов деятельности и проектной документации, реестр объектов контроля, а также реестров, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Вызывает беспокойство и изменения, которые хотят внести в п. 3 ст. 20 ФЗ, определяющего санитарно-эпидемиологические требования к атмосферному воздуху. Действующая редакция данного пункта гласит: «Нормативы предельно допустимых выбросов химических, биологических веществ и микроорганизмов в воздух, проекты санитарно-защитных зон утверждаются при наличии санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии указанных нормативов и проектов санитарным правилам». ПФЗ предлагает этот текст после слов «санитарно-эпидемиологического заключения» дополнить словами «или в случаях, установленных законодательством Российской Федерации, решениями». То же самое относится и к ст. 25 ФЗ, определяющей санитарно-эпидемиологические требования к условиям труда. В пункте 1 данной статьи («Условия труда, рабочее место и трудовой процесс не должны оказывать вредное воздействие на человека») слова «не должны оказывать вредное воздействие на человека» хотят заменить словами «должны соответствовать санитарно-эпидемиологическим требованиям». Понятно, что замена конкретного запрета, согласно которому условия труда, рабочее место и трудовой процесс не должны оказывать вредное воздействие на человека, на соответствие неким санитарно-эпидемиологическим требованиям, которые могут неоднократно корректироваться в соответствии с пожеланиями бизнеса, может заметно ухудшить условия труда граждан. Положительным можно считать предложение включить в данную статью новый п. 3, согласно которому федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, участвуют в расследовании профессиональных заболеваний и выяснении обстоятельств и причин их возникновения в порядке, утвержденном Правительством Российской Федерации. Вместе с тем вызывают опасения и изменения, вносимые в ст. 26 ФЗ, которыми узаконивается осуществление коллекционной деятельности, связанной с использованием патогенных микроорганизмов и вирусов при условии, что она не должна оказывать вредное воздействие на человека. Очевидно, что подобная коллекционная деятельность, если произойдет случайная или умышленная утечка, способна привести к возникновению новой эпидемии и потому должна быть либо полностью запрещена, либо поставлена под строжайший государственный контроль.

Предлагается изменить название и содержание статьи 28 ФЗ. Нынешнее ее название «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям отдыха и оздоровления детей, их воспитания и обучения» хотят заменить на «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям отдыха и оздоровления детей и молодежи, их воспитания, обучения, присмотра и ухода». Что касается содержания, то п. 1 данной статьи («В организациях отдыха и оздоровления детей, дошкольных и других образовательных организациях независимо от организационно-правовых форм должны осуществляться меры по профилактике заболеваний, сохранению и укреплению здоровья обучающихся и воспитанников, в том числе меры по организации их питания, и выполняться требования санитарного законодательства») хотят изложить в следующей редакции: «В организациях, осуществляющих образовательную деятельность, оказание услуг по воспитанию и обучению, спортивной подготовке, уходу и присмотру за детьми, включая организацию проведения временного досуга детей в помещениях (специально выделенных местах), устроенных в торговых, культурно-досуговых центрах, аэропортах, железнодорожных вокзалах и иных объектах нежилого назначения, отдых и оздоровление, предоставление мест временного проживания, социальных услуг для детей, а также при проведении спортивных, художественных и культурно-массовых мероприятий с участием детей и молодежи, организации перевозок организованных групп детей железнодорожным транспортом, независимо от организационно-правовых форм должны осуществляться меры по профилактике заболеваний, сохранению и укреплению здоровья обучающихся и воспитанников, в том числе меры по организации их питания, и выполняться требования санитарного законодательства.

Организации отдыха и оздоровления детей осуществляют деятельность при наличии санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии санитарно-эпидемиологическим требованиям зданий, строений, сооружений, используемых для осуществления деятельности». Итак, мы видим, что санитарно-эпидемиологические требования планируют распространить не только на отдых и оздоровление детей и молодежи, их воспитания, обучения, но даже присмотр и уход за ними, что открывает возможность более чем широкого толкования и, при желании, контроль соответствующих органов за каждым шагом детей. Пока это касается практически всех организаций, вплоть до тех, кто занимается временным досугом детей в помещениях, устроенных в торговых, культурно-досуговых центрах, аэропортах, железнодорожных вокзалах, однако в любой момент это может быть распространено и на родителей, став еще одним инструментом ювенального контроля за семьей.

Существенный изменения вносятся и в п. 1 статьи 29 ФЗ (Организация и проведение санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий). Если раньше она предусматривала осуществление мер только в отношении больных инфекционными заболеваниями, то ПФЗ хочет распространить их также на лиц с подозрением на такие заболевания, лиц, контактировавших с больными инфекционными заболеваниями, носителей возбудителей инфекционных заболеваний, а также включает в эти мероприятия обеспечение средствами индивидуальной защиты, стерилизации, дезинфекции, дезинсекции, дератизации. Практика борьбы государства с коронавирусом показала, как неоправданно жесткие ограничения накладывались на лиц, контактировавших с больными инфекционными заболеваниями. Если раньше подобная практика была незаконной самодеятельностью местных властей, то сейчас ее хотят узаконить на федеральном уровне, что может привести к нарушению базовых прав миллионов наших сограждан. Понятно, что в категорию контактировавших с больными или подозреваемыми в заболевании лиц при желании можно занести почти все население нашей страны. Также неясен вопрос и с обеспечением средствами индивидуальной защиты и т.д. – за чей счет оно будет проводиться? Прошедший опыт показывает, что вполне вероятно, что это вновь будет возложено на граждан и организации. По всей видимости, под влиянием этого опыта п. 2 ст. 31 ФЗ, посвященный вопросам карантина, дополняется следующим абзацем: «По предложению главных государственных санитарных врачей органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации, органы местного самоуправления создают координационный орган, организующий разработку и реализацию комплексных административных, медико-санитарных и иных мер, направленных на предотвращение распространения инфекционных заболеваний».

Изменения в статье 30 предполагают мониторинг и прогнозирование изменений санитарно-эпидемиологической обстановки в иностранных государствах, по результатам которого устанавливается уровень риска, и принимает нормативные правовые акты, направленные на предупреждение возникновения и распространения на территории Российской Федерации опасных инфекционных заболеваний. Помимо этого санитарно-карантинному контролю подлежат лица при прибытии (убытии) в (из) Российскую Федерацию, транспортные средства, подконтрольные товары, опасные грузы.

По результатам осуществления санитарно-карантинного контроля за прибывающими (убывающими) лицами при прибытии (убытии) в (из) Российскую Федерацию должностными лицами, осуществляющими федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, могут приниматься ограничительные меры, а также принимать следующие решения:

·         приостановление проведения пограничного, таможенного и других видов государственного контроля в отношении физических лиц;

·         организация отведения транспортного средства по решению администрации пункта пропуска к санитарному причалу, на санитарную стоянку, санитарную площадку, в санитарный железнодорожный тупик (путь);

·         временная изоляция больного (подозрительного), лиц, контактировавших с больными инфекционными заболеваниями;

·         организации дезинфекции, дератизации, дезинсекции, дезактивации.

Новая статья 36.1 обязывает обеспечивать безопасность для здоровья человека юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, которые осуществляют дезинфекционную деятельность, а также соблюдать санитарно-эпидемиологические требования. Изменяется и статья 38 ФЗ, посвященная разработке санитарных правил. В наименовании статьи слова «санитарных правил» хотят заменить словами «санитарно-эпидемиологических требований». Меняется и п. 2 данной статьи. Если в действующей редакции говорится, что разработка санитарных правил должна предусматривать проведение комплексных исследований по выявлению и оценке воздействия факторов среды обитания на здоровье населения, то в ПФЗ речь идет о проведении комплексного анализа и (или) исследований по выявлению и оценке воздействия факторов среды обитания на здоровье населения либо проведение оценки возможного вредного воздействия на здоровье человека факторов среды обитания с учетом тяжести этого вреда и связанных с этим потенциального причинения вреда жизни и здоровью человека. Мы видим, что понятие комплексных исследований размываются приравниванием к ним комплексного анализа либо проведением оценки, что вполне может негативно сказаться на качестве и научной обоснованности исходной базы, на которой впоследствии будет осуществляться разработка санитарных правил. Интересно и расширение принципа «установление критериев безопасности и (или) безвредности, гигиенических и иных нормативов факторов среды обитания» - в ПФЗ он сформулирован как «установление критериев безопасности и (или) безвредности, гигиенических и иных нормативов факторов среды обитания, включая критерии качества отдельных видов продукции в целях обеспечения сохранения здоровья будущих поколений». Заботу о здоровье будущих поколений можно только приветствовать, однако все будет зависеть от того, какая это будет продукция, и какие именно критерии в действительности будут использоваться. Также эту статью планируется дополнить новыми пунктами 3 и 4 следующего содержания:

«3. Акты, устанавливающие санитарно-эпидемиологические требования, содержат:

·         гигиенические нормативы, определяющие оптимальные и предельно допустимые уровни влияния на организм человека факторов среды его обитания;

·         гигиенические нормативы, определяющие максимально или минимально допустимое количественное и (или) качественное значение показателя, характеризующего с позиций безопасности и (или) безвредности для здоровья человека тот или иной фактор среды его обитания;

·         требования по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения, профилактики заболеваний человека, сохранению и укреплению его здоровья, а также обеспечению сохранения здоровья будущих поколений, проведения оценки и управления риском для здоровья человека.

4. Санитарно-эпидемиологические требования устанавливаются в санитарных правилах, актах Правительства Российской Федерации в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, а также актами, составляющими право Евразийского экономического союза в случаях, предусмотренных Договором о Евразийском экономическом союзе к:

·         планировке и застройке городских и сельских поселений, в том числе к обоснованию границ и размеров зон с особыми условиями территории и ограничений в них;

·         продукции производственно-технического назначения, товарам для личных и бытовых нужд и технологиям их производства;

·         потенциально опасным для человека химическим, биологическим веществам и отдельным видам продукции, отходам производства и потребления, медицинским отходам;

·         классификации факторов среды обитания с учетом степени воздействия факторов на человека (биологических, химических, физических, социальных и иных видов воздействия);

·         пищевым продуктам, пищевым добавкам, продовольственному сырью, а также контактирующим с ними материалам и изделиям, обоснованию срока годности, технологиям их производства;

·         нормирования обеспечения питанием в зависимости от возрастной категории лиц, их физиологических потребностей, состояния здоровья, показателей качества пищевых продуктов;

·         продукции, ввозимой в Российскую Федерацию;

·         организации питания населения;

·         водным объектам;

·         питьевой воде и питьевому водоснабжению населения;

·         атмосферному воздуху в городских и сельских поселениях, на территориях промышленных организаций, воздуху в рабочих зонах производственных помещений, жилых и других помещениях;

·         почвам, содержанию территорий городских и сельских поселений, промышленных площадок;

·         сбору, накоплению, обезвреживанию, транспортировке, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов производства и потребления, медицинских отходов;

·         жилым зданиям и помещениям;

·         размещению и эксплуатации производственных, общественных помещений, зданий, сооружений, оборудования и транспорта;

·         условиям труда;

·         условиям работы с биологическими веществами, биологическими и микробиологическими организмами и их токсинами, в том числе с патогенными биологическими агентами (патогенами), паразитическими организмами;

·         условиям работы с источниками физических факторов;

·         уровням воздействия физических факторов на население;

·         условиям отдыха и оздоровления детей и молодежи, их воспитания, обучения, присмотра и ухода;

·         условиям оказания услуг населению;

·         организации и проведению санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий;

·         санитарной охране территории Российской Федерации;

·         порядку осуществления ограничительных мероприятий (карантина);

·         порядку проведения оценки и управления риском для здоровья человека;

·         порядку осуществления производственного контроля;

·         мерам, направленным на предупреждение возникновения и распространения инфекционных заболеваний, массовых неинфекционных заболеваний (отравлений), в том числе применяемых в отношении больных (подозрительных) инфекционными заболеваниями и лиц, контактировавших с больными инфекционными заболеваниями;

·         организации и проведению гигиенического воспитания, обучения и просвещения».

Что касается пункта 3, то здесь все будет зависеть от того, какими именно будут допустимые уровни влияния на организм человека факторов среды его обитания и допустимые количественные и (или) качественные значения тех или иных показателей. Понятно, что если эти показатели будут устанавливаться в интересах бизнеса, то потенциально они могут нанести существенный вред здоровью людей, но если они будут устанавливаться на основании действительно независимых научных исследований, то они будут способствовать защите здоровья людей. Что же касается пункта 4, то здесь мы имеем дело с очередной попыткой поставить санитарно-эпидемиологические требования РФ в зависимость от решений наднациональных органов, об опасности чего было сказано уже выше. То же самое мы видим и в случае предлагаемого дополнения в статью 41 ФЗ. Согласно ей отдельные виды продукции, представляющие потенциальную опасность для человека, подлежат обязательному подтверждению соответствия санитарно-эпидемиологическим требованиям в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о техническом регулировании. Авторы ПФЗ предлагают дополнить ее словами «а также актами, составляющими право Евразийского экономического союза, в случаях, предусмотренных Договором о Евразийском экономическом союзе».

Право утверждать федеральные санитарные правила, действующие на территории Российской Федерации от федерального органа исполнительной власти переходит к Главному государственному санитарному врачу Российской Федерации. Также хотят признать утратившим силу пункт 1.1 ст. 39 ФЗ, согласно которому Федеральные санитарные правила, устанавливающие санитарно-эпидемиологические требования к условиям воспитания и обучения, утверждаются по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере общего образования. Данную статью собираются дополнить пунктами 1.2 – 1.4 следующего содержания:

«1.2. В отношении санитарно-эпидемиологических требований экспериментальный правовой режим не применяется.

1.3. Особенности подготовки, публичного обсуждения санитарных правил, а также продления срока их действия, оценка их применения определяются в положении о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании.

1.4. Проекты санитарных правил, устанавливающих требования в области обеспечения радиационной безопасности, профилактики инфекционных болезней, оценке регулирующего и фактического воздействия не подлежат».

Если первое положение о не применении экспериментального правового режима в отношении санитарно-эпидемиологических требований можно только приветствовать, то п. 1.4 явно вреден, освобождая проекты санитарных правил, устанавливающих требования в области обеспечения радиационной безопасности и профилактики инфекционных болезней от оценки регулирующего и фактического воздействия, развязывая руки из разработчикам и освобождая их от обязанности предусматривать соответствующее воздействие. Практика борьбы с коронавирусом, являющегося инфекционной болезнью, наглядно показала возможность злоупотребления санитарными правилами в данной сфере. Вместо того, чтобы учесть полученный урок, разработчики данного ПФЗ предлагают вообще убрать оценки регулирующего и фактического воздействия. РИА «Катюша» совершенно справедливо отметила, что на regulation.gov оценка воздействия данного законопроекта обозначена как «высокая», поскольку ограничительные меры санврачей затрагивают все общество. Что же касается планируемого освобождения от оценки регулирующего воздействия, то причина этого проста: «Очевидно, такая оценка просто никого не порадует, но считаться с нанесенным ущербом в РПН не собираютcя. В общем, если хотите вечной «профилактики нераспространения» различных инфекций и обязанности соблюдать любые меры от Поповой и ее безумцев, которые просто транслируют в нашей стране позицию адептов «новой нормальности» и готовят нас к «новым смертельно опасным вирусам» по лекалам ВОЗ, можете поддержать данный законопроект» (Под завесой QR-кодов: в РФ разработан законопроект, учреждающий неограниченную диктатуру Роспотребнадзора). Вызывает недоумение и пункт 3.1, который хотят включить в ст. 39 ФЗ и в котором, в частности, говорится: «Руководства по соблюдению санитарных правил и методических документов утверждаются Главным государственном санитарным врачом Российской Федерации и применяются на добровольной основе». При этом п. 3 данной статьи действующей редакции гласит: «Соблюдение санитарных правил является обязательным для граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц».

Согласно дополнениям, предлагаемым в подпункт 3 пункта 1 статьи 44 ФЗ, деятельность федерального государственного санитарно-эпидемиологического контроля будет распространяться не только на объекты федеральных органов исполнительной власти в сфере обороны, обеспечения безопасности, деятельности войск национальной гвардии Российской Федерации, внутренних дел, исполнения наказаний, государственной охраны, внешней разведки как в действующей редакции, но и на Управление делами Президента Российской Федерации. Новая редакции статьи 45 ФЗ, посвященная социально-гигиеническому мониторингу, вводит цифровизацию и в эту сферу, поскольку сведения санитарно-эпидемиологического характера, в том числе о результатах выполнения мероприятий по управлению рисками, передаются в электронном виде федеральными органами государственной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления в Федеральную государственную информационную систему сведений санитарно-эпидемиологического характера, в порядке и сроки, установленные оператором этой системы. Помимо этого статью 51 ФЗ хотят дополнить пунктом 2.1 следующего содержания:

«2.1. Документы и (или) решения, принимаемые в соответствии с пунктами 1 и 2 настоящей статьи, пунктом 2 статьи 50 настоящего Федерального закона могут быть вынесены в форме электронного документа, подписанного усиленной квалифицированной электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Информирование лица, в отношении которого вынесены соответствующие документ и (или) решение, осуществляется любым доступным способом, в том числе с использованием инфраструктуры, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг и исполнения государственных и муниципальных функций в электронной форме, в том числе через федеральную государственную информационную систему «Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)», а также посредством средств связи». Следует отметить, что к документам и (или) решениям, отсылка на которые дается в пункте 2.1 относятся иски в суд и арбитражный суд в случае нарушения санитарного законодательства; обязательные для исполнения предписания гражданам, индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам; мотивированные постановления при угрозе возникновения и распространения инфекционных заболеваний о:

·         госпитализации для обследования или об изоляции больных инфекционными заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, и лиц с подозрением на такие заболевания;

·         проведении обязательного медицинского осмотра, госпитализации или об изоляции граждан, находившихся в контакте с больными инфекционными заболеваниями, представляющими опасность для окружающих;

·         временном отстранении от работы лиц, которые являются носителями возбудителей инфекционных заболеваний и могут являться источниками распространения инфекционных заболеваний в связи с особенностями выполняемых ими работ или производства;

·         проведении профилактических прививок гражданам или отдельным группам граждан по эпидемическим показаниям;

·         введении (отмене) ограничительных мероприятий (карантина) в организациях и на объектах.

Наконец, под эти критерии подпадает и вносимое в Правительство Российской Федерации предложения о введении (отмене) ограничительных мероприятий (карантина) на территории Российской Федерации. Если данный законопроект будет принят, то даже введение карантина на территории всего государства, не говоря уже о госпитализации или об изоляции граждан, временном отстранении от работы или проведении профилактических прививок могут выноситься в форме электронного документа. Опыт последних двух лет показывает, что таким образом на месте нашей страны может быть запросто создан электронно-эпидемиологический концлагерь.

Также ПФЗ заменяет прежнее понятие «федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора» на «систему государственной санитарно-эпидемиологической службы», которой в новой редакции статьи 46 дается следующее определение: «Система государственной санитарно-эпидемиологической службы представляет собой единую федеральную государственную систему органов и организаций, осуществляющих деятельность в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия». Стоит отметить, что планируется признать утратившим силу пункт 7 данной статьи, согласно которой к отношениям, связанным с осуществлением федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора, организацией и проведением проверок юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, применяются положения Федерального закона от 26 декабря 2008 года N 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля". Тем самым усиливается возможность оказания давления на юридических лиц и индивидуальных предпринимателей со стороны санитарно-эпидемиологической службы. Права должностных лиц, осуществляющих федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, в результате новой редакции статьи 50 ФЗ, расширяются за счет полномочий проводить опрос, получать объяснения, сведения и документы. Аналогичным образом в статье 51 полномочия главных государственных санитарных врачей и их заместителей собираются расширить путем включения в данную статью новых подпунктов 6.1 и 6.2 следующего содержания:

«6.1) организовывать и осуществлять мониторинг распространения инфекционных заболеваний, оперативный и ретроспективный эпидемиологический анализ инфекционной и паразитарной заболеваемости;

6.2) координацию проведения углубленных молекулярно-генетических исследований возбудителей инфекционных болезней;».

Кроме того, за счет новой редакции пункта 2 данной статьи, главный государственный санитарный врач Российской Федерации наделяется такими дополнительными полномочиями:

·         «вводить санитарные, временные санитарные меры в соответствии с Договором о Евразийском экономическом союзе;

·         утверждать типовые формы документов, необходимых для реализации положений настоящего Федерального закона;

·         создавать экспертно-совещательные органы при федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, а также реализацию иных мер по санитарной охране территории Российской Федерации, в том числе в целях обеспечения государственного санитарно-эпидемиологического нормирования, в состав которых могут включаться представители научных организаций».

В первом абзаце мы вновь видим тенденцию подчинения отечественного законодательства наднациональным структурам. Что же касается последнего абзаца, то он по сути дела наделяет главного государственного санитарного врача РФ правом не включать в создаваемые им экспертно-совещательные органы представителей научных организаций, которые, по тексту ПФЗ, не обязаны, а лишь могут включаться и, следовательно, вполне могут и не включаться в данные органы. Поскольку в ходе борьбы с коронавирусной инфекцией мы видели примеры не обоснованных научно мер, то данное положение еще более развяжет руки главному государственному санитарному врачу РФ для принятия любых волюнтаристских антинаучных решений под диктовку ВОЗ. Наконец, предлагается признать утратившим силу абзац пятый статьи 52, согласно которому должностные лица, осуществляющие федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, обязаны информировать органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления и население о санитарно-эпидемиологической обстановке и о принимаемых мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Тем самым систему государственной санитарно-эпидемиологической службы хотят вывести за пределы даже нынешней весьма ограниченной гласности, с помощью которой население может узнавать о санитарно-эпидемиологической обстановке, что, несомненно, будет способствовать еще большей бесконтрольности этой службы.

Наши граждане в массе своей хорошо понимают опасность, какую представляет для них данный ПФЗ. Публичное обсуждение окончилось 16.11.21 г. и по состоянию на 26.11.21 г. на сайте за данный законопроект проголосовало 175 человек, против – 10811 человек.

Поскольку законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»» представляют угрозу правам и свободам наших граждан, и государственному суверенитету Российской Федерации, необходимо принять все возможные меры для его отклонения.



Подписывайтесь на наши ресурсы:
#Роспотребнадзор # Коронавирус
Дорогие друзья!

Наша деятельность ведется на общественных началах и энтузиазме. Мы обращаемся к Вам с просьбой оказать посильную помощь нашей экспертной и правозащитной деятельности по защите традиционной семьи и детей России от западных технологий и адаптированных с помощью лоббистов законов. С Вашей помощью мы сможем сделать еще больше полезных дел в защите традиционной Российской семьи!

Для оказания помощи можно перечислить деньги на карту СБЕРБАНКА 4276 5500 3421 4679,
получатель Баранец Ольга Николаевна
или воспользуйтесь формой для приема взносов: