Парламентские слушания о профилактике семейно-бытового насилия в Госдуме 21 октября 2019 г.

Вчера состоялись парламентские слушания, на которые эксперт Общественного уполномоченного по защите семьи в СПб к.ю.н. А.В. Швабауэр прорвалась с большим трудом, благодаря Вашей поддержке.
#
Общественный уполномоченный по Защите Семьи
07:05 / 22.10.2019

Вчера состоялись парламентские слушания, на которые эксперт Общественного уполномоченного по защите семьи в СПб к.ю.н. А.В. Швабауэр прорвалась с большим трудом, благодаря Вашей поддержке.


Модератором мероприятия выступала сторонник закона о профилактике семейно-бытового насилия депутат О.В. Савостьянова, ей помогала  Оксана Пушкина. В начале мероприятия выступил В. Жириновский с вполне приличной речью: он сообщил о том, что роль мужчины в семье уничтожена, и что бороться надо с причинами насилия, к коим относится замусоренное дрянью телевидение. Т.В. Плетнева (глава комитета по семье) выступила в нейтральных тонах – в духе - давайте всех послушаем и хорошо поработаем.

Лоббисты закона о профилактике семейно-бытового насилия отвели на мероприятие три часа, из которых сами успешно съели два с половиной, если не больше. Выступили и А. Попова, и М. Давтян, и А.Ривина и прочие лоббисты проекта. Попова обвинила всех противников закона в неуважении к старикам, «которых защищает этот закон», и показала ролик про то, как убивают в семьях.

Представитель СПбГУ доложил статистику по «семейно-бытовому насилию» и сухо сообщил, что за ПФЗ о СБН выступает «около 80% сотрудников полиции». На вопрос А. Швабауэр: сколько полицейских опросили и кто они, ибо, может, они все были подобраны для такого результата?, он ответил: «30 полицейских из СПб». Пожалуй, не самая репрезентативная выборка.

Из просемейщиков первой слово вырвала Элина Жгутова (представитель ОП РФ) – это было на исходе второго часа. Она рассказала, что на круглый стол в общественной палате по теме СБН не пришел ни один представитель Комитета по семье Госдумы, что показывает отношение Думы к мнению общества. Э. Жгутова пыталась сделать презентацию о лицах, продвигающих закон – но у нее ничего не получилось – время истекло на втором слайде презентации.

Слово дали также А.Б. Цыганову (представитель Координационного совета патриотических сил), который доложил об истинных инициаторах законопроекта, коими являются педерасты. Это не понравилось О.Пушкиной, и она заявила мол не надо переходить на личности, может быть, такой человек сидит рядом с Вами – зачем вы так.

Потом лоббисты законопроекта шли косяком. Даже нейтральные позиции практически не звучали.

Характерно, что при обсуждении закона о семье, не было приглашено ни одного представители РПЦ. Когда на это обратили внимание просемейщики, Пушкина лишь нашлась заметить, что тут есть и атеисты.

К окончанию третьего часа модератор объявила: «У нас осталось три человека и заканчиваем», при этом она перечислила фамилии - среди них не прозвучало представителя ОУЗС Швабауэр, которой пришлось с голоса требовать слово со ссылкой на обещание Комитета. Дали 4 минуты – в кои впихнуть доклад ОУЗС было невозможно. Удалось лишь сообщить о безобразном определении «психологического и экономического насилия» по законопроекту, которое позволяет человека по ордеру выкинуть из собственного жилья за что угодно, а также привести в пример негативную практику США по применению ордеров.

В связи с тем, что доложить эксперту полноценно не дали, публикуем полную версию аналитики по вопросу здесь.

После эксперта ОУЗС желающим высказаться дали по 1 минуте на краткие реплики. С таким подходом  просемейщики, которых заблокировали, были вынуждены  комментировать  безобразные выступления лоббистов ПФЗ с мест – на повышенных тонах – иначе не слышно. За это лоббисты закона назвали просемейщиков «агрессивными». О. Пушкина пыталась воспитывать многодетных отцов, а Савостьянова была недовольна шумом, заявив: «Вы не умеете слушать иную точку зрения! Хотите слушать себя, выступайте перед зеркалом!». А сами-то, интересно, не хотят – перед зеркалом? А то только себя и слушали почти 3 часа. Модераторы сделали все, чтобы голос многодетных родителей не был услышан. Но реплики противников закона с мест значительно оживили скучное мероприятие. Задумки режиссеров провести тихое мирное одобрение дрянного закона явно не удались. Савостьянова сказала, что видит такие парламентские слушания первый раз. Лоббисты СБН не могли не заметить, что сопротивление закону весьма серьезное. Они, конечно, сейчас сядут писать рекомендации в поддержку проекта. Но и мы не лыком шиты. Надо продолжать давление. Слушания показали, что общественное сопротивление закону ОЧЕНЬ важно, что в комитете реально считают, сколько писем пришло за закон, сколько против. Т.В. Плетнева заявила,- 100 писем пришло от сторонников закона, 300 – от противников.

Маловато – против. Продолжаем работать!!! Направляем письма на имя главы комитета по семье Т.В. Плетневой, а также О. Пушкиной, О. Савостьяновой.

Образец обращения и по ссылке https://vk.com/detipeterburg?w=wall-91280223_84586

Призываем также писать Патриарху – с просьбой о выступлении против законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия  kanzelaria@patriarchia.ru

Ниже опубликован доклад, который не удалось озвучить эксперту ОУЗС, - расширенная версия для системного изложения проблемы.


ДОКЛАД эксперта Общественного уполномоченного по защите семьи к.ю.н. А.В. Швабауэр «Семейно-бытовое насилие: риски, связанные с принятием закона в России, и проблемы правового регулирования за рубежом»

I. Законопроекты в РФ о профилактике семейно-бытового насилия (СБН).

Суть всех вариантов законопроектов одна: широкое понятие домашнего (семейно-бытового) насилия, включая т.н. психологическое и экономическое, а также ордера о запрете приближения к пострадавшему и о выселении из жилья.

Это – два столпа законопроекта, которые предполагаются к включению в финальную версию – о чем заявляют сами разработчики.

Поэтому рассмотрим эти два момента. Именно они представляют собой высочайшие риски, неприемлемы с точки зрения научного подхода, не соответствуют Конституции.

1. «Физическим насилием» по законопроекту объявляются среди прочего умышленные насильственные действия, причинившие … физическую боль и попытки такого насилия …». Это – закон о полном запрете любых в т.ч. минимальных физических наказаний детей, и даже попыток таких наказаний. Одернуть ребенка за руку, когда он совершает душевредные или опасные для здоровья и развития вещи – уже «насилие».

Такой запрет – нарушение прав родителей на воспитание детей.

2. «Психологическое насилие» - это по законопроекту

- «высказывание угроз совершения насилия по отношению к пострадавшему, его близким ..., знакомым, домашним животным» (т.е., родитель, сказавший в воспитательных целях непослушному ребенку что-то типа: «Ты у меня получишь!», совершает насилие);

- «изъятие документов, удостоверяющих личность …;». Забрать паспорт у ребенка, желающего вопреки мнению родителей, совершить какое-нибудь опасное путешествие, также по законопроекту недопустимо.

- «удержание имущества пострадавшего либо его родственников». Забрать у ребенка, просиживающего часами за компьютерными играми планшет, подаренный ему на день рождения, - это «психологическое насилие».

- «изоляция с целью лишения социальных контактов». Запрет ребенку на общение с опасной компанией – неприемлем.

- «предъявление требований, не соответствующих возрасту и возможностям гражданина». Решение вопрос об уровне требований, «соответствующих возможностям» – на усмотрение опеки и НКО. Но, например, серьезные занятия спортом (например, в СШОР) всегда связаны с высочайшими требованиями и принуждением. Однако только так возможно достигнуть серьезных результатов.

3. «Экономическое насилие» по законопроекту:

- «умышленное лишение человека … имущества, денежных средств, на которые он имеет предусмотренное законом право». Т.е., нельзя ничего забрать у ребенка, даже если это приносит ему вред, ведь во главу угла ставится – ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ! Об этом же другие примеры экономического насилия:

- «умышленное уничтожение или повреждение имущества». Разбил чашку в семейной ссоре – «насильник».

- «принуждение к тяжелому … труду». Призыв к ребенку навести порядок дома или поработать на огороде – вполне вписывается. Западная практика доказывает.

- «иные действия, вызывающие негативные материальные последствия для пострадавшего». Испортил какую-нибудь вещь сожительнице – все, «насильник».

- «запрет или создание препятствий во владении, пользовании общим имуществом». Муж включает громко телевизор, жена – против, - «насилие», муж может вызывать полицию. И такие случаи были в западной практике – именно споры по поводу телевизора, которые могут привести к выдаче ордера.

Итак, семейные отношения превращаются – в отношения бизнес-партнеров, в которых за любой вещественный ущерб надо отвечать по всей строгости закона.

Если исключить из определения насилия по ПФЗ о СБН все то, что уже запрещено УК и КоАП, насилием становится «все, что кому-то не нравится».

Такой подход лишит родителей возможности любых воспитательных воздействий в отношении своих детей. А органы профилактики получат доступ в каждую семью на этапе отсутствия угрозы жизни и здоровью, при малейшем подозрении смогут инициировать ордер и изымать детей.

При этом за такое неадекватно определяемое насилие вводятся суровые санкции. Причем, без суда и следствия – сразу по факту насилия или даже его «попытки».

Неопределенный характер формулировок способствует произвольному толкованию норм права правоприменителем. Сам по себе этот факт – основание для признания Закона антиконституционным (Постановления КС РФ).

Б) Ордера (предписания).

Суть ордера: запрет приближаться к пострадавшему, выселиться из жилья, запрет предпринимать попытки выяснить место пребывания пострадавшего (т.е., за попытки найти своего отобранного и увезенного в неизвестном направлении ребенка или за попытку примирения с супругой/супругом предстоит арест!), обязанность оплатить жилье пострадавшему, его консультирование.

Инициатор ордера: любое лицо, сообщающее о факте СБН или его попытке. Инициатор может остаться анонимным.

Основание для возбуждения дела: не только заявление пострадавшего, но и факт выявления как полицией, так и любыми лицами.

При этом «выявление СБН» заявлено в законопроектах как первое направление профилактики СБН. Это - провокация доносительства, причем ясно, что будет иметь место обработка детей в целях выявления фактов наказаний со стороны родителей. Это уже происходит местами сейчас, и на потоке - на Западе.

Ордер может быть выдан против воли пострадавшего, если полиция решит, что имеются причины, по которым пострадавший не может выразить согласие. Т.е., в отношении любых детей и женщин, ибо они по умолчанию будут считаться зависимыми.

Лица, имеющие право на защиту по ордеру: пострадавшие, а также любые третьи лица, «если имеются основания полагать, что нарушитель может причинить им моральный, физический, имущественный вред либо воспрепятствовать их законной деятельности, реализации прав, либо высказывает угрозы в их адрес» (п. 2 ст. 5)!

То есть, любые люди, в т.ч. те, кто незаконно отобрал детей у родителей, получают ордер на запрет общения с т.н. обидчиком и живут себе спокойно, а этот «обидчик» лишается всякой возможности выяснить вопрос о месте нахождения своего ребенка и вообще поговорить с представителями системы профилактики, которые его «опасаются».

Срок ордера: до 2 мес. Но может быть вынесено неоднократно. Срок судебного ордера до 2 лет.

Срок на обжалование ордера: 3 дня! В нарушение Кодекса административного судопроизводства (по ст. 219 – 3 мес).

Обжалование не приостанавливает действия.

Давность «насилия» для выдачи ордера: в одной из версий законопроекта - 2 года с момента домашнего насилия, в последней версии – давность вообще исключена!

Возможность продления ордера: неоднократно.

Форма слушания дела: могут слышаться закрыто.

Примирение по делам: невозможно.

Презумпция невиновности: отсутствует. По факту заявления против обидчика принимается ордер против него, без проверки ситуации и без сбора доказательств. Как советует Модельный безобразный закон ООН: достаточно ссылки на то, что некто «чувствует себя небезопасно».

Лица, уполномоченные заниматься профилактикой: в т.ч. НКО и иные организации, причем не только некоммерческие. Бизнес будет провоцировать поиск клиентов. Бизнес будет сращиваться с госструктурами в целях «выявления СБН», которое заявлено как первое направление профилактики СБН. Коррупциогенная составляющая ПФЗ очевидна.

Семья находится в сфере вопросов национальной безопасности, сфера принудительной работы с членами семьи (в исключительных случаях, когда это допускает закон) должна стать монополией государства. Т.к. вмешательство общественных объединений, иных организаций и граждан в это поле угрожает национальным интересам государства. Иначе можно ожидать грандиозного наплыва НКО и прочих организаций, желающих заработать, в сфере борьбы с «домашним» насилием.

ВЫВОДЫ:

1) С точки зрения практики:

Такой закон – удобнейший и простой механизм завладения чужой собственностью, почва для коррупции и провокация беспредела.

2) С научной точки зрения:

Дела о т.н. домашнем насилии выведены за рамки уголовного и административного процесса. Процесс – это установленная процессуальным законом и основанная на конституционных принципах деятельность по расследованию и разрешению уголовных, административных дел. С ПФЗ о СБН «Происходит появление некоего «параллельного уголовного права» с профилактическими учетами, защитными предписаниями и официальными предупреждениями». Но без всех гарантий уголовного и административного процесса!

Рассмотрение дел судом в рамках уголовного, административного процесса позволяет установить все обстоятельства дела, изучить доказательства, представляемые обеими сторонами дела, гарантирует состязательность процесса, дает возможность принять объективное решение. УПК, КоАП предусматривают принципы процесса, направленные на обеспечение прав обеих сторон дела.

К принципам уголовного и административного производства относится «равенство перед законом и судом; презумпция невиновности; обеспечение права на защиту; состязательность сторон и свобода в предоставлении суду своих доказательств»[1] и др.

По ст. 49 Конституции «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

Концепция профилактики СБН нарушает все базовые принципы уголовного и административного процесса, поскольку создан механизм внепроцессуального ограничения прав граждан в обход УПК, КоАП.

Однако правовое государство должно «подчинить применение государством любых карательных мер, как бы они формально ни назывались (в т.ч. меры профилактики), фундаментальным уголовно-правовым и уголовно-процессуальным принципам. Презумпция невиновности, право на защиту и др. В противном случае государство с легкостью сможет обходить все названные гарантии – ему для этого достаточно будет лишь переименовать соответствующие правонарушения и наказания, назвав их профилактикой, и поместить их не в УК и КоАП, а в другой закон – например, о СБН.

3) Что мы имеем с точки зрения реальной «профилактики» насильственной преступности?

Только проблемы! Профилактика – это в первую очередь искоренение причин преступного насилия (пьянство, безработица, заполненное развратом и пошлостью информационное пространство, разрушенный образовательно-воспитательный процесс и др.). Поэтому и название закона – ложь.

4) С криминологической точки зрения.

Профессор криминолог Д.А. Шестаков пишет: «Для России выдача подобных охранных распоряжений была бы нецелесообразна... Люди, склонные к агрессивному поведению, оказавшиеся без дома, создали бы для общества дополнительную угрозу насильственного посягательства»[2].

Как справедливо отмечает исследователь темы домашнего насилия А.В. Чураков, практика выдачи ордеров за рубежом, позволяющая выселять из собственного жилья, «нарушает, например, ст. 25 Всеобщей декларации прав человека, которая усматривает право человека, в том числе на жилище. …[также имеет место] игнорирование презумпции невиновности, права на справедливое судебное разбирательство, запрета на произвольное лишение своего имущества, и прочие основополагающие права и свободы, что не позволяет рекомендовать применение охранных ордеров в современной России»[3].

II.        Мифы.

II.1 Миф: «Западный опыт доказывает пользу законов о СБН».

Катастрофические плоды защиты детей и женщин на Западе вылились в миллионы разрушенных семей. В США по официальной статистике изымается в среднем 250 - 300 тысяч детей ежегодно[4]; за последние 18 лет изъято около 5 миллионов детей. Во Франции за последние 18 лет изъято около 2,5 миллионов детей. По признанию Генерального инспектора по социальным делам во Франции Пьера Навеса, только официально 50% изъятий в стране незаконны[5].

Посмотрим более конкретно в отношении Законов о СБН.

Украина.

Закон Украины № 2229-VIII от 07.12.2017 г. «О предотвращении и противодействии домашнему насилию».

Представители правоохранительных органов Украины, работающие с конкретными случаями, дали законодательным новшествам резко негативную оценку.

Следователь Радомышльского отдела полиции Житомирской области Вячеслав Стрембулевич о срочном запрещающем предписании: «Эти законы пишут люди, которые ни разу не выезжали на семейного насильника. Он зачастую пьяный, ему ваше предписание - до лампочки. Самое действенное, это когда ты забираешь пьяного дебошира и до утра держишь в КПЗ. Тогда и жена довольна, и дети, а "герой" с утра в суде. А все эти "запретительные предписания" - это так, для получения очередного транша».

Представитель прокуратуры Киева: «Инструментария в руках полицейских предостаточно и без этого. Так, "копы" могли задержать агрессора на три часа, и даже получить "ограничительную санкцию" без очередного перекраивания законов. Но в таком случае согласиться с доводами полисменов должен был не только надзирающий прокурор, а и судья. "Все рычаги в Нацполиции есть, идет подмена понятий, чтобы тем, кто осваивает западное финансирование, было чем отчитаться перед спонсорами. Поясню - и сейчас могут оградить жертву от насильника по решению суда. Сначала составляется протокол, который передается в суд и на утро выносится админарест. Время до него домашний тиран коротает в обезьяннике, жертва спасена. На утро в 90% случаев ситуации разруливаются. То есть, по действующему админкодексу полномочий хватало, было бы желание у "копов" работать. Добавили непонятно что"».

Аналогичные отзывы имеют место по Казахстану.

В Казахстане принят Закон Республики от 4 декабря 2009 года № 214-IV «О профилактике бытового насилия»[6] (далее – Закон).

Юристы Казахстана Д.Б. Омиржанова, Л.Ф. Татаринова: защитное предписание выдается при условии отсутствия оснований для производства административного задержания, либо задержания в порядке УПК, значит, оно может быть, по сути, применено «к каждому, поскольку всех добропорядочных граждан нет никаких оснований задерживать ни в административном, ни в уголовно-процессуальном порядке»[7]. По ФЗ «достаточно лишь «показать на кого-то пальцем», хотя и это не обязательно, учитывая «иные случаи» или «непосредственное обнаружение» полицией». В результате, будучи задумано как альтернатива задержанию или заключению под стражу, защитное предписание становится самодостаточной санкцией непонятной природы и должно применяться... при отсутствии оснований для задержания или заключения под стражу, включая случаи отсутствия самого правонарушения»[8].

Германия. Адвокат по семейному праву д-р Д. Клостер-Харц пишет, что этот закон – база для серьезнейших злоупотреблений, правовой инструмент для шантажа женщинами мужчин. Адвокат называет этот закон «молотком для ведьм», желающих оперативно получить квартиру мужчины в свое личное пользование[9].

Немецкий криминолог профессор Майнцского университета им. Иоганна Гутенберга М. Бок: этот закон даст основания для ложных обвинений в мужском насилии. «Закон требует не конструктивного диалога между полами, а исключительно лишения прав, лишения власти, изоляцию, наказание мужчин»[10].

Из практики ФРГ весьма характерен пример запрета на общение с детьми в течение 6 месяцев хорошему отцу. Инициатор мать, которая ушла от отца детей к другому мужчине. И требует от отца детей в т.ч. деньги на себя – а на эти деньги с новоиспеченным другом ездит в отпуска. Отец сильно страдает, но это не волнует судебную систему, которая просто по жалобе матери принимает решение.

Швеция.

1) В Швеции (и в других европейских странах) в настоящее время пропагандируется полный запрет наказаний детей (то есть, не только физических), в том числе любая критика ребенка, как разновидности «психологического насилия. Шведский психиатр с 20-летним стажем Д. Эберхард в своей книге «Дети у власти. Чудовищные плоды либерального воспитания»[11] пишет, что в Швеции доходит до того, что ребенку считается неправильным сказать, красивый у него рисунок или нет, а можно сказать что-то в духе: «Был ли ты счастлив, когда рисовал?». Как отмечает психиатр, нет никаких научных данных о том, что авторитарная модель родительского поведения чем-то вредит ребенку[12].

Такая борьба с якобы «семейным насилием» сильно вредит институту семьи в Швеции. Д. Эберхард говорит, что Швеция находится в миллиметре от безродительского общества, ибо родители оказались лишены своих функций. Завершает автор книгу словами, что в Швеции «лучший родитель – это тот, кто не имеет детей».

Это – последствия квалификации в качестве «семейного насилия» обычных воспитательных мер, в том числе разумно необходимых наказаний детей.

2) Возможность отнимать детей у родителей на широких основаниях дана Законом (1990:52) о специальных положениях по опеке над детьми.

В частности, в 2012 году был опубликован фундаментальный «Доклад о случаях изъятия детей из семей в Швеции и соседних Скандинавских странах», подготовленный 32 авторами - профессорами права, судебными психологами и бывшими судьями Швеции, Норвегии, Финляндии (далее – Доклад)[13]. Доклад направлен в адрес Генерального секретаря Совета Европы Т. Ягланда, в Европейский парламент.

В документе сообщаются многочисленные данные о волюнтаризме социальных служб, социальная система квалифицируется как «индустрия насилия над детьми и разрушения семей», «индустрия похищения и опеки детей»[14].

В докладе содержится «запрос на проведение тщательной проверки по факту повсеместного распространения в Скандинавских странах практики изъятия детей из семей»[15].

В 2006 была учреждена правительственная комиссия по расследованию обращения с находящимися на государственном попечении детьми в период с 1920-х по 1990-е гг.

Комиссия по расследованию случаев халатного и жестокого обращения (Vanvårdsutredningen[16]) заслушала около четырёхсот пожелавших дать показания человек. В трёх опубликованных отчётах комиссии[17] говорится о том, что находившиеся на попечении государства дети тяжело пострадали от рук персонала детских домов и замещающих родителей. Их изъяли из семей, обстановку в которых власти сочли неблагоприятной, но вместо этого они попали не только в худшую обстановку, но и подвергались жестокому обращению, психологическому, физическому и даже сексуальному насилию. Председатель Комиссии сказал, что он и его следователи были шокированы тем, что они узнали от свидетелей, прошедших через детские дома и замещающие семьи. В официальных докладах Комиссии говорится о необходимости принесения официальных извинений и выплате пострадавшим денежной компенсации[18].

В 2011 году была учреждена новая Комиссия по компенсации (Upprättelseutredningen), - за пережитое насилие по 250000 шведских крон каждому[19].

Таким образом, по факту на уровне Правительства Швеции произошло государственное признание того, что закон, направленный на защиту детей и предотвращение «семейного насилия» приводит к еще большему насилию в отношении детей, отобранных у родных родителей.

По результатам Доклада его авторы потребовали от органов власти Швеции пересмотра существующего законодательства.

Почему мы думаем, что в РФ будет иначе?

3) Несмотря на то, что борьба с насилием против женщин началась в Швеции довольно давно, в частности, с 2006 г. по 2010 г. действовала соответствующая Национальная стратегия, статистика показывает, что указанный период отмечен ростом преступности в «интимных отношениях».

Число зарегистрированных преступлений против женщин[20], связанных с посягательством в контексте интимных отношений, с 2009 по 2015гг показывает рост, в течение 2015 года - падение числа преступлений, в 2016 – практически неизменный уровень[21]. В отношении мужчин - в период с 2009 по 2014 гг. идет рост преступлений, в 2014-2015гг - падение, в 2016 – неизменный уровень[22]. В 2017 году всего зарегистрировано около 12 000 преступлений в сфере интимных отношений.

Весьма характерно утверждение Швеции в Отчете о реализации Стамбульской конвенции о том, что, по имеющимся данным, «общее воздействие правительственных инициатив на женщин и детей, подвергающихся риску насилия, трудно оценить»[23]. Кроме собственно «увеличения осведомленности общества по проблемам насилия в отношении женщин» никаких конкретных результатов установить не удалось.

4) Закон 1988:688 о запрещении контактов[24] (далее – Закон).

Для противодействия любому насилию, в том числе потенциальным преступлениям в семейной или бытовой сфере, предусмотрена возможность установления судебных запретов на контакты правонарушителя и жертвы.

На практике для выдачи запрета многие прокуроры требуют доказательств совершения преступления или намерения обидчика совершить преступление[25], что подвергается критике Секретариатом механизма мониторинга Конвенции Совета Европы по предупреждению и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье (Стамбульской конвенции) ГРЕВИО (GREVIO). Кроме того, ГРЕВИО в докладе указывает, что прокуроры Швеции демонстрируют предпочтение применению предварительного заключения, что требует высокого уровня доказательств и риска дальнейшего преступления. ГРЕВИО высказывает недовольство тем обстоятельством, что на практике в Швеции больше работают эти традиционные меры защиты в рамках уголовного судопроизводства, а не простые не требующие доказательств механизмы запретительных приказов[26].

США.

Например, в США с 1994 г. существует закон, аналогичный критикуемому законопроекту (Violence Against Women Act[27]). На его основании штаты стали принимать свои внутренние законы, разрешающие арест «домашнего правонарушителя». Многие граждане США отзываются о таком законе как об акте, разрушающем семьи, причем за счет членов семьи. Наличие закона в США не только не повлияло на процент т.н. «домашних» насильственных преступлений в общей структуре насильственной преступности, но в последнее время показывает обратный результат. Данные Минюста США с 2001 по 2010 год дают общее снижение процента насильственных преступлений при сохранении на одном и том же уровне насильственных домашних преступлений (см. Доклад Минюста 2012года //) .

По американской практике известно, что судьи выдают защитные предписания при простом намеке на домашние проблемы[28]. Это установка системы. Судьи думают лишь о том, что отказ в выдаче предписания при возникновении последующих домашних проблем, приведет к негативной оценке их работы.

Исследования, проведенные в Массачусетс в 1994 г., показали, что 50% предписаний выдано на основании простых предположений о возможном насилии либо при наличии «страхов»[29].

Имеются данные о том, что введение закона о семейном насилии усугубляет существующие проблемы:

- после приезда полиции на место далеко не всегда понятно, кто виновник домашнего конфликта, поэтому репрессивные меры применяются в том числе к пострадавшим;

- закон никак не помогает искоренить истинные причины домашнего насилия (отсутствие занятости, экономические проблемы и др.);

- пострадавшие женщины утрачивают процессуальные преимущества, поскольку они становятся перед угрозой изъятия у них детей;

- на примере Нью-Йоркской организации, помогающей пострадавшим, отмечается, что при расследовании домашнего насилия сотрудничают менее 25% пострадавших: это показывает, что большинство людей, попавших под действие закона, выступают против него[30];

- защитное предписание нередко добавляет правонарушителю ярости[31].

Профессор права, директор семейной консультации в Университете Балтимор Л. Гудмарк отмечает, что существующий закон абсолютно слеп к желанию женщины остаться вместе со спутником[32]. Не случайно защитные предписания в США называют «разводом де-факто».

Многочисленны критические замечания к закону от простых граждан. Таковы типовые отзывы американцев: «Все, что сделал этот закон для меня – это 100%-ное недоверие Правительству. То, что они делают – это криминал. Так много невиновных людей преследуются из-за этого дурного закона»; «Приюты от домашнего насилия, адвокаты, суды молятся на Ваше имущество. Имущество, которое включает Ваших детей и Ваши жизни… Мой муж умер, имущество украдено, дом продан…, похоже, как в других историях»[33].

Исследования 2008 г. (США) показывают, что 72% защитных предписаний было выдано без реальных оснований[34].

В докладе общественного движения «SAVE», США (2010), сообщается, что по скромным подсчетам американским налогоплательщикам приходится ежегодно платить 20 млрд долларов на поддержку семей с одним родителем, лишившимся супруга (-и) по ложному обвинению в домашнем насилии; ежегодно 175 тыс. детей вовлечено в процессы о разводе родителей, запущенному на основании ложных обвинений в насилии[35].

Многочисленные исследования свидетельствуют, что защитные предписания не являются для лиц, получивших предписание, сдерживающим фактором с точки зрения возможности будущего насилия[36].

Болгария.

В Болгарии принят специальный Закон «О защите от насилия в семье» от 29.03.2005 г.[37].

Многие судьи Болгарии уверены в том, что Закон о защите от насилия в семье зачастую используется для злоупотреблений подателями жалоб. Некоторые судьи прямо заявляют о том, что женщины очень часто обращаются к Закону для того, чтобы выкинуть мужчину из собственного жилья[38]. В адвокатской практике имелись случаи, когда жалобщики пытались использовать Закон даже для решения мелочных проблем с супругом (сожителем), например, из-за споров по поводу телевизора[39].

II.2.     Миф: «Механизмы профилактики и пресечения СБН на федеральном уровне практически не разработаны».

Действующее законодательство содержит достаточное количество норм, направленных на защиту жизни, здоровья, половой неприкосновенности, чести и достоинства личности любых лиц, в т.ч. женщин и детей. Посмотрим на действующие нормы, хотя бы некоторые.

- у нас есть несколько десятков статей УК и КоАП, которые позволяют защищать граждан в том числе в случае совершения правонарушений (преступлений) в контексте семейных отношений. Среди прочего преследуется и легкий вред здоровью (ст. 115 УК), и побои, не причиняющие вреда здоровью (ст. 6.1.1. КоАП, ст. 116.1 УК), и оскорбления (ст. 5.61 КоАП). Причем, дела по КоАП не требуют заявления пострадавшего. Срок давности по ст. 6.1.1. – 2 года.

Задачей уголовных наказаний согласно ст. 2 УК РФ является в т.ч. «предупреждение преступлений».

- При этом надо учитывать, что дела частного обвинения, которые возбуждаются по жалобе потерпевшего, в том числе легкий вред здоровью (ч. 1 ст. 115 УК) и побои (ст. 116 УК), могут быть возбуждены и без такого заявления, если «преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы» (ч. 4 ст. 20 УПК)[40].

Если у нас проблемой является то, что полиция не возбуждает дела по соответствующим статьям кодексов – то заниматься надо именно этой проблемой - нежелания сотрудников полиции напрячься и поработать. Данный вопрос не должен решаться путем принятия антисемейного и антиконституционного закона о профилактике СБН!

- Полиция обладает целым спектром полезных полномочий также по ФЗ о полиции. В частности, полиция имеет право доставлять граждан, то есть осуществлять их принудительное препровождение, в служебное помещение полиции в целях решения вопроса о задержании гражданина, защиты гражданина от непосредственной угрозы его жизни и здоровью в случае, если он не способен позаботиться о себе либо если опасности невозможно избежать иным способом (п.13 ч.1 ст.13 ФЗ о полиции). Полиция имеет право доставлять по письменному заявлению граждан в медицинские организации либо в помещение полиции находящихся совместно с ними в жилище граждан в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, если есть основания полагать, что они могут причинить вред жизни и здоровью граждан, нанести ущерб имуществу (п. 14 ч. 1 ст. 13 ФЗ о полиции).

16.10.2019 внесено дополнение о праве полиции: «объявлять физическому лицу официальное предостережение (предостережение) о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений, административных правонарушений, разрешение которых отнесено к компетенции полиции, либо недопустимости продолжения антиобщественного поведения» (законопроект №667479-7). Заметьте, это весьма широко определяемое понятие. (См. ст. 2 Закона № 182-ФЗ Об основах системы профилактики правонарушений в РФ»).

Председатель Комитета ГД по безопасности Василий Пискарев пояснял: «это может быть ситуация, когда необходимо пресечь антиобщественное поведение лица, находящегося в состоянии алкогольного опьянения в общественном месте либо в квартире и тем самым не допустить совершение им более тяжкого наказуемого деяния»; «предостережение — это официальный документ, который направляется гражданину. Порядок его направления и вручения, форму, а также должностных лиц, уполномоченных объявлять официальное предостережение, как сказано в законе, разработает и утвердит МВД России».

- Что касается уголовного процесса, в Уголовно-процессуальный кодекс РФ введена ст. 105.1 «Запрет определенных действий» как мера пресечения, которая предусматривает в т.ч. запрет приближаться к определенным объектам. Однако такая мера принимается при наличии реальных признаков преступления (а не надуманных «признаков семейного насилия» по ФЗ о СБН), и в рамках строгих процедур УПК, предусматривающих защиту прав обеих сторон процесса (а не с фактической презумпцией вины обидчика по ПФЗ о СБН)!

- ФЗ РФ от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" предусматривает целый спектр мер защиты, которые могут действовать и до, и после прекращения уголовного дела (ст. 2, ч. 7 ст. 20), в т.ч. личная охрана, охрана имущества, выдача спецсредств индивидуальной защиты, переселение в другое место жительства, помещение в безопасное место.

- Различные меры профилактики предусмотрены для «нерадивых» родителей по ФЗ РФ от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" (далее – ФЗ № 120). Причем определение «социально-опасной» семьи, которую надо ставить на учет и контролировать в ФЗ №120 настолько широко, что позволяет при желании заниматься профилактикой практически в отношении любых семей.

- Для освободившихся из мест лишения у нас есть ФЗ РФ от 06.04.2011 г. № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными их мест лишения свободы». Надзор устанавливается при любых умышленных преступлениях против детей, любых половых преступлениях, по целому спектру тяжких преступлений и др. Надзор предусматривает в том числе запрет пребывания в определенных местах, запрещение выезда за определенную территорию и т.п.

- Есть у нас даже ФЗ РФ от 23 июня 2016 г. N 182-ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» (далее – ФЗ № 182), который предусматривает массу способов вмешательства в любые ситуации (в т.ч. профилактические беседа, учет, надзор и др.) при наличии признаков «антиобщественного» поведения, которое определено безобразно широко.

- Действуют в России и иные законы, которые защищают права граждан в т.ч. при наличии родственно-семейных отношений, в частности, нормы Гражданского кодекса РФ о защите чести и достоинства – но в судебном порядке, с обеспечением состязательности процесса и др.

III. Что делать?

1. Не выводить правонарушения в семейно-бытовой сфере за рамки административного и уголовного процесса.

2. Принять меры для борьбы с причинами насильственной преступности, в т.ч. в семье, к коим относится:

- восстановление системы вытрезвителей с введением системы учета регулярно туда попадающих лиц, страдающих алкогольной (наркотической) зависимостью; введение принудительного лечения для таких лиц; принятие законов, наказывающих сотрудников полиции за уклонение от исполнения своих обязанностей по действующим законам; восстановление отечественных традиций психиатрии (сейчас фактически отсутствует лечение тех, кого надо лечить;

- принятие законов и мер для очистки информационного пространства (на ТВ, кино, компьютерные игры, Интернет) от контента, который содержит разврат, пропаганду убийств и иного деструктивного поведения;

- в образовании: восстановление классического образования, отказ от оптимизации в сфере образования путем уничтожения школ на селе, сохранение коррекционных школ вместо их уничтожения под предлогом инклюзии.

- в экономике: создание рабочих мест – люди должны быть заняты. Зачастую безработица и бездеятельность провоцируют на преступления.

- в социальной сфере: реальная поддержка кровных семей вместо многократно более серьезной поддержки платных замещающих т.н. семей;

- реальное противодействие наркомании (реклама продажи наркотиков открыто встречается на улицах СПб), проституции (аналогично);

Список причин может быть продолжен.

Законопроект направлен на подрыв института семьи путем легализации извращенного понятия насилия и внедрения суровых мер наказания за обычные внутрисемейные отношения, в связи с чем он нарушает также Стратегию национальной безопасности (утв. Указом Президента № 683 от 31.12.2015 г.), согласно п.п. 76, 78 которой защита семьи и сохранение традиционных российских духовно-нравственных ценностей отнесены к «стратегическим целям обеспечения национальной безопасности». С учетом изложенного законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» должен быть отклонен.

Просим принять решение в отношении законопроекта с учетом вышеизложенных фактов и аргументов.

--->   ДОКЛАД В ВОРДЕ (скачать)


[1] Согласно УПК РФ к общим принципам уголовного судопроизводства «защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод» (Ч. 1 ст. 6), «Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном настоящим Кодексом» (ч. 2 ст. 8); «Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения; Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого; Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях» (ст. 14 «Презумпция невиновности»). «Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом» (ст. 15); Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя (ч. 1 ст. 16). Ст.1.5 КоАП. Презумпция невиновности «1. Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. 2. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело. 3. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, за исключением случаев, предусмотренных примечанием к настоящей статье. (в ред. Федерального закона от 24.07.2007 N 210-ФЗ). 4. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица».

[2] Шестаков Д.А. Еще раз о праве безопасности в связи с правом противодействия преступности // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2014. № 1 (32). С. 19.

[3] Чураков А.В. Запрет на посещение места жительства как мера безопасности // Криминология. Вчера, сегодня, завтра. 2014, № 1 (32).С. 49.

[4] http://archive.acf.hhs.gov/programs/cb/stats_research/afcars/trends_july2012.pdf

[5] http://www.ladocumentationfrancaise.fr/var/storage/rapports-publics/004001642.pdf; http://eot.su/node/15010 Детали по западному опыту ниже.

[6] https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30525680

[7] Омиржанова Д.Б. Татаринова Л.Ф. Анализ законов, защищающих женщин пострадавших от бытового насилия в англо-саксонской и романо-германской правовых системах// https://articlekz.com/article/21766

[8] Там же.

[9] http://www.vafk.de/bremen/gewalt/gutachtenklosterharz.pdf

[10] http://www.vafk.de/bremen/gewalt/gutachtenbock.pdf C. 16.

[11] Eberhard D. Kinder an der Macht. Die monstroesen Auswuechse liberaler Erziehung. Koesel Verlag, 2015.

[12] Eberhard D. S. 163.

[13] https://www.familypolicy.ru/rep/int-13-047-nkmr.pdf

[14] https://www.familypolicy.ru/rep/int-13-047-nkmr.pdf. С.2.

[15] https://www.familypolicy.ru/rep/int-13-047-nkmr.pdf С. 1.

[16] https://sv.wikipedia.org/wiki/Vanv%C3%A5rdsutredningen

[17] https://www.regeringen.se/49b6a6/contentassets/df5378e6513b4bc9b9cc3d16b4007461/vanvard-i-social-barnavard-under-1900-talet-hela-dokumentet-sou-200999; https://www.regeringen.se/49b6a6/contentassets/df5378e6513b4bc9b9cc3d16b4007461/vanvard-i-social-barnavard-under-1900-talet-del-1-av-2-forord-och-kapitel-1-6-sou-200999; https://www.regeringen.se/49b6a6/contentassets/df5378e6513b4bc9b9cc3d16b4007461/vanvard-i-social-barnavard-under-1900-talet-del-2-av-2-kapitel-7-11-och-bilaga-1-3-sou-200999

[18] https://www.regeringen.se/rattsliga-dokument/statens-offentliga-utredningar/2010/01/sou-200999/

[19] https://sv.wikipedia.org/wiki/Uppr%C3%A4ttelseutredningen

[20] Данные с 2009 года.

[21] Согласно сайту Шведского национального совета по предупреждению преступности, «Интимные отношения - это отношения, в которых человек имеет или имел партнерские отношения с подругой, другом, женой или мужем, независимо от того, живет ли пара вместе» // https://www.bra.se/bra-in-english/home/crime-and-statistics/offences-in-intimate-relationships-.html

[22] https://www.bra.se/bra-in-english/home/crime-and-statistics/offences-in-intimate-relationships-.html

[23] rm.coe.int/state-report-on-sweden/168073fff6. С. 8.

[24] Lag (1988:688) om kontaktförbud//https://www.riksdagen.se/sv/dokument-lagar/dokument/svensk-forfattningssamling/lag-1988688-om-kontak...

[25] Оценочный отчет Секретариата механизма мониторинга Конвенции Совета Европы по предупреждению и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье GREVIO (базовый) на законодательные и другие меры осуществления положений Конвенции Совета Европы по предотвращению и борьбе c насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульская конвенция) в Швеции (опубликовано 21.01.2019 г.), п. 223 // https://rm.coe.int/grevio-inf-2018-15-eng-final/168091e686

[26] Там же п.п. 223, 224.

[27] https://en.wikipedia.org/wiki/Violence_Against_Women_Act

[28] “If you got any hint whatsoever there’s a problem, sign the restraining order”//«Judicial Training», 1995, p. 14.

[29] Young, Cathy (1999). «The Abuse of Restraining Orders». The Boston Globe.

[30] Pickert K. What’s Wrong with the Violence Against Women Act? // «Time» 29.02.2013. http://nation.time.com/2013/02/27/whats-wrong-with-the-violence-against-women-act/

[31] American Bar Association Family Legal Guide. Random House Reference. 27 April 2004.

[32] Там же.

[33] http://nation.time.com/2013/02/27/whats-wrong-with-the-violence-against-women-act/

[34] Foster BP. Analyzing the cost and effectiveness of governmental policies. Cost Management Vol. 22, No. 3, 2008.

[35] What is the Cost of False Allegations of Domestic Violence? (Пер.: Какова цена ложных обвинений в домашнем насилии?) С. 2 // http://www.saveservices.org/reports/

[36] Harrell A and Smith B. Effects of restraining orders on domestic violence victims. In Buzawa C and Buzawa E (eds.): Do Arrests and Restraining Orders Work? Thousand Oaks, CA: Sage Publications, 1996. p. 229.

[37] Закон вступил в силу 01.04.2005 г.

[38] Доклад НКО «Адвокаты за права человека» и НКО «Болгарский фонд гендерных исследований» об имплементации Закона о защите от насилия в семье // https://www.theadvocatesforhumanrights.org/uploads/final_report_2_3.pdf. С. 36.

[39] Доклад НКО «Адвокаты за права человека» и НКО «Болгарский фонд гендерных исследований» об имплементации Закона о защите от насилия в семье // https://www.theadvocatesforhumanrights.org/uploads/final_report_2_3.pdf. С. 37.

[40] Ч.1 ст.131, ч.1 ст. 132, ст. 116 УК – дела частно-публичного обвинения.





#Семейно-бытовое насилие # Госдума
Дорогие друзья!

Наша деятельность ведется на общественных началах и энтузиазме. Мы обращаемся к Вам с просьбой оказать посильную помощь нашей экспертной и правозащитной деятельности по защите традиционной семьи и детей России от западных технологий и адаптированных с помощью лоббистов законов. С Вашей помощью мы сможем сделать еще больше полезных дел в защите традиционной Российской семьи!

Для оказания помощи можно перечислить деньги на карту СБЕРБАНКА 4276 5500 3421 4679,
получатель Баранец Ольга Николаевна
или воспользуйтесь формой для приема взносов: